Без Шарма и Хургады, или Три недели в стране фараонов

Все началось в новогоднюю ночь с 2006 на 2007 год. Праздник встретили в небе над Турцией (а турки-то и не знали!). Сперва «доброволец» из пассажиров в потешном колпаке за 10 секунд до Нового года (по московскому времени) начал отсчет, и после крика «полночь!» все опрокинули по первому бокалу чего у кого было. 

А буквально через минуту раскрылись, как занавес, шторки в начале салона, и взъерошенный стюард в оранжевой рубашке и ярко-синем галстуке с Дедом Морозом и снежинками вкатил тележку с шампанским. Пробки летели бесконечно, ошалевшие японцы пытались «поймать» все происходящее в объектив, однако не забыли и выпить со всеми…

А потом был Каир под крылом – огромное море огней всех цветов: белых, голубых, желтых... Длинные жемчужные нитки улиц. Площади. Очень хотелось разглядеть пирамиды, но…

Приземлились легко. Купили по две марки за 15 долларов, наклеили их в паспорта, заполнили стандартный крохотный бланк, получили штамп в паспорт – и все, по пустому аэропорту к стоянке такси. Длинная дорога в город, точнее, на остров Гезира посреди Нила в заранее забронированный «Президент-отель».

А дальше… Четыре дня в Каире, оттуда поездом до Александрии (2,5 часа в пути и двое суток в городе), затем автобусом через Мерса-Матрух в оазис Сива и две ночи там (если б тогда знать, что на море холодно, просидели бы в этом блаженном месте еще дня два). Дальше – джип-поход по оазисам: сперва по бездорожью до Бахарии, потом Черная и Белая пустыни, оазис Фарафра (и музей гениального Бадра). Далее – на стареньком «Пежо» исследуем оазис Дахла и окрестности. Из ее (его) столицы Мут автобусом выбирались к цивилизации – через оазис Харга и Асьют (здесь пересадка на поезд) – в Луксор. Три дня в городе, затем так же на поезде – в Асуан. Наутро автобусом – в Абу-Симбел и обратно. Еще три дня в Асуане, потом ночным поездом (12,5 часов в пути) – в Каир. И еще два дня в столице. Всего – 21 день (с 1 по 21 января 2007 г.). 

Никаких турфирм-посредников, никаких ни с кем упреждающих договоренностей. Билеты брали в «Аэрофлоте» сами. Бронировали единственный отель – в Каире на первые 4 дня. И все. Остальное – по законам дороги… Как вышло, так и сложилось. Это если коротко. Кто хочет подробнее – читайте. Это реальный дневник. Писался «в режиме реального времени», т. е. по вечерам (редко – утром) после целого дня событий, впечатлений, проблем и счастья (кстати, хорошее упражнение на силу воли). У него есть один важный плюс – свежесть ощущений и очень большой недостаток – приличный объем. Но никто не говорил, что вы обязаны ВСЕ это прочесть. 

1.01.2007, два часа ночи. Каир, Замалек, «Президент-отель».

Я наконец-то начал верить, что мы в Каире. Вышел на балкон, увидел темный поблескивающий Нил в просвете меж домами… Но даже не это. «Добил» запах – как будто что-то жарят на масле, причем повсеместно, причем не дома, а именно «для клиента», в какой-то невидимой харчевне на узкой улочке.

И внизу как раз такие улочки, где два автомобиля едва разъедутся – и это самая широкая. Ну а после – Нил, на другом его берегу отель «Хилтон» с громадной светящейся вывеской. Мы в Каире. Верю. 

Хотя арабы какие-то совсем не наглые, наоборот, чаевые берут и как бы стесняются. Таксист поломал комедию – маловато, мол, э-э, ну-у-у, но только для виду, как-то не всерьез. А отельные – хитрецы. Один нас поднял на лифте, другой – наш чемодан. И каждый «срубил» по доллару (фунтов пока нет, не стал в аэропорту менять).  

В отеле нас ждали и заселили вообще без всяких вопросов – только копии паспортов сняли, подпись поставил – и вот он ключ. Номер славный. Наташа ищет «зверей» (тараканов и пр.), но это пока такой же миф, как наглые арабы… Посмотрим завтра… 

1.02.2007, 21.15

Проснулись рано (часов в 7) и неожиданно легко. Думали, дорога вымотала так, что не проснемся ни за что. Однако ж встали. 

Завтрак порадовал. На горячее – местная фишка – тушеные бобы. Попробовали – пресновато, тогда сделали так же, как местные – добавили разных припав (красный и черный перец и какая-то смесь на основе чеснока), перемешали – и заиграло. Вкусно, а главное – сытно. В дополнение к горячему подавали разное – и мюсли, и помидорно-огуречный салат, и сыр, и нарезки. Несколько видов выпечки, что особенно порадовало Наташу. Кофе не во что было налить, зашел на кухню, попросил чашки – да, да, сэр, но только вам нельзя здесь находиться. Кстати, там вполне пристойно, антисанитарии не заметил. А чашки принесли. 

Застекленная веранда с видом на Замалек – на все четыре стороны, смотри в любую. Правда, стекла по случаю Нового года разукрашены Санта-Клаусами, какими-то колокольчиками, почему-то пчелками и прочей мишурой. Смотрится, как в детском саду. 

Начать решили с краткого обследования Замалека (это район, верхняя часть острова Гезира). Остров удивил. Если это самый-пресамый элитный район, то что же тогда трущобы?.. Даже та улица, где сплошь одни посольства, мягко говоря, грязновата. 

Долго шли вдоль Нила, почти его не видя, – набережная не везде подступает вплотную к берегу. Да и обихожена не всегда. Замучили таксисты – догоняют, бибикают и пока не скажешь «ля» (нет), не отстают. Все прохожие здороваются, хотя большинству от тебя и не надо ничего – туристы сюда забредают редко. Но насколько же арабы любопытны! Казалось бы, должны уже устать от нашего брата. Но каждый так радостно и счастливо улыбается тебе навстречу! Почти все бормочут «хеппи нью йе», я не сразу понял с их произношением. 

Долго шли до моста, но он все не приближался. Дошли и поняли, что до музея – № 2 в нашей программе – топать будем до вечера. Поймали такси, показал водителю в путеводителе картинку музея, и он привез нас… я не знаю куда, но от музея, Замалека, Нила и центра города далеко. После долгих разбирательств усвоил, куда нам все же надо, но запросил еще столько же – т. е. 10+10 фунтов. Заплатили 10 и вылезли, тут же почти застопили второго – помоложе – тот согласился везти за 5. Музей нашел быстро. Розовенький такой со всех сторон, и в пределах видимости башня на «нашем» уже острове Гезира. Дважды по пути чуть не сбил пешехода, что не мудрено – те ходят по проезжей части, не глядя на машины. Один парень просто шел по левому ряду, как авто. Наш водитель едва не поддал ему под зад, тот обернулся – и, о чудо, – наш водитель еще и извинялся! 

Музей оказался чуть дороже, чем было обещано в довольно «свежем» путеводителе. Вторая неприятность – фотографировать нельзя ни за какие деньги. Хотя во всех путеводителях написано, что берешь билет на фотик – и снимай. Тем не менее с камерой ПРОПУСТИЛИ! Хотя кордонов было в общей сложности четыре. Мы везде удивлялись, что – как это нельзя с камерой – и везде проходили. А вот нож отловили ловко и быстро. Зачем я его вчера в рюкзак сунул – ума не приложу! Изъяли на первом же кордоне-просветке, но просто вежливо попросили сдать в камеру хранения, взамен дали номерок на фанерочке. Тетушка долго пыталась убедить сдать вместе с ножом и камеру, но я просто сказал, что камеры у меня нет, а та, что у Наташи на шее висит, – так это не моя Наташа, пусть сама и сдает. Наташа сдавать не стала, конечно. 

Результат – сфотали строжайше охраняемую маску Тутанхамона. Не мы одни, кстати. Но остальные фотки украдкой вышли плохо. Музей к съемкам не приспособлен – нужно выставлять свет и затемнения от ламп освещения, иначе они просто режут кадр, как хотят. А «шарашить» со вспышкой – это жестко, не наш стиль.

Больше всего поразили НЕ сокровища Тутанхамона, хотя среди них есть вещи просто гениально тонкие и изящные. Запомнилось больше ЖИВОЕ. Во-первых, фаюмские портреты. Много про них слышал, но никак не ожидал, что это такое чудо. Живые люди перед тобой, причем все разные и очень красивые. Мальчик-араб как раз пытался копировать один из мужских портретов, но… страшно он еще далек. Самая наглядная демонстрация, насколько они просты, но гениальны. 

Во-вторых, Эхнатон, конечно же. Его кошачья мордашка – просто бестселлер. 

В-третьих, но это лично мое – осколок головы очень сурового Аменемхета III. 

К остальным шедеврам был готов, а так бы они тоже произвели большее впечатление. Мейдумские гуси, например, или нефритовая статуя Хефрена. Или крошечный Хеопс – я думал, он как-то все же покрупнее. Деревянный староста, парочка в белом и многое другое. 

Музей только кажется небольшим, а на самом деле убродились. Сначала решили пойти во второстепенные залы, оставить Тутанхамона и прочее напоследок, в итоге едва ноги не протянули. Шатались почти 6 часов. Причем холодно жутко. Кондиционеры и мраморный пол – леденящее кровь сочетание, особенно когда ты в футболочке и мокасинах, можно сказать, без подошвы. 

Больше всего среди посетителей – арабов. Визжат и бегают. Девочки особенно, и паранджа для них – совсем не сдерживающий фактор. Наташа здорово пугалась этих тихих, как кошки, дам в черном. А те, как нарочно, выныривали обязательно из-за угла и непременно внезапно. Даже руки затянуты в черные шелковые перчатки, и на лице – только узкие прямоугольные «амбразуры» для глаз. И ведь наверняка в душе-то они совсем не злые… 

Выйдя, хотели взять такси до отеля, но решили пройтись в надежде встретить какую-нибудь едальню. Очень хотелось кушать – в погоне за достопримечательностями как-то задвинули на задний план пожелания желудков, и зря. На набережной было просто столпотворение – как у нас на 9 Мая. Наверное, тоже праздник. Просто не может быть, чтобы так было каждый день. По Нилу шныряли яркие неоновые кораблики и редкие фелюки. А рестораны встречались только плавучие. Мы их игнорировали, нутром чуя, что дорого. Потом вычитали, что да – сотню долларов оставили бы на таком без проблем. 

Подпитались уже на Замалеке за «Мариотт-отелем». Увидели наконец-то сокодавильню, хотели гуавы, но предложили манго – попробовали и купили бутылку. Дедушка, давая сдачу с сотни, всучил разодранную вдрызг двадцатку и пытался заныкать 5 фунтов. А такой приятный с виду дедушка! 

До себя едва добрели. Блуждали. Спрашивали. Отель запрятан в переулках. Чуть передохнули, выяснили, что у нас тоже подают еду в номер, но что-то мясное стоит от 45 фунтов за порцию. Дорого. Знаем же, что дорого, вот в чем беда! Пошли привычным путем – затарились в супермаркете оливками, мясной нарезкой, хлебом, клубникой и, добавив к этому сок манго и Бейлис, закатили маленький пир. 

Попутно решили еще одну проблему – Наташа замерзла ночью, попросили на ресепшн одеяло. Пришел бой в годах, принес одеяло и научил пользоваться кондиционером – он, оказывается, и на обогрев комнаты работает. Всего за 1 фунт чаевых столько кайфа! Ребенок сыт, в тепле. И я дописал. 

2.01.2007, 22.00

Громадный день. На сегодня было: некрополь Саккара, Мемфис и, если повезет по времени, – Большие пирамиды Гизы на закате. 

Проснулись в 7, из отеля выбрались в 9, завтрак все так же питателен и разнообразен. Освоились совсем. 

От отеля пошли в другую сторону, попали на тихие улочки – никто сзади не догонял и не бибикал. Вскоре вышли на набережную, где были вчера. Свернули несколько раз в переулки и вышли почти обратно к отелю – то есть сделали почти круг. Тогда нарочно пошли на набережную. Таксисты сегодня скромнее, первый бибикнул минут через 15 нашего путешествия. Выбирали долго, один паренек наконец понравился, согласился до Саккары всего за 35. На весь день брать не стали, так как только в Саккаре планировали пробыть часа 3 – 4. Так почти и вышло. 

По пути в Саккару водитель-«гид» показал и зоопарк, и деревню фараонов (где находятся). На выезде из города сквозь пальмы и дома увидели великие пирамиды. Как они могут не впечатлять?! Даже из такой дали, в дымке – и то!

Водитель несколько раз спрашивал дорогу. Хотели с ним договориться на завтра в оазис Файюм, но дорого просил. На въезде в Саккару строгие полисмены узнали – откуда едем, в каком отеле живем и куда поедем после Саккары. 

…Пирамида Джосера – супер. Совсем другие ощущения, чем вчера. Опять древности. Близко. Много. Респектабельный гид был послан – ни слова на русском, а жаждет сопровождать. Пирамиду отщелкали много и с разных сторон. Даже с входных «пилонов»-новоделов. Ранее посланный гид, увидев, куда я забрался, пытался согнать. Опять был послан. Отснял все панорамы, что хотел. 

Были свидетелями, как леди катали на «египетском Кадиллаке» – муле. Масса восторга у всех – и леди, и мужа, и катателей-арабов. Кстати, полисмены гоняют их от пирамиды за заборчик. 

Отыскав пирамиду Унаса, выяснили, что Серапеум и гробница Мерерука – это в двух км от Джосера. От Унаса отлично видны и Абусир, и Дахшур – соседние некрополи. До Серапеума решили добираться пехом. Передохнули и пошли. По пути полисмен на верблюде охотно попозировал. За бакшиш. Серапеум оказался закрыт. Еще одна «обязательная» достопримечательность – круг философов – без единой статуи бетонный полукруг. Попутешествовали по песку, поснимали – и отправились к Мереруку. Идем. Вдруг рядом тормозит новенькая серебристая «японка» (ниссан или тойота), водитель любезно предлагает подвезти. Хочет к Джосеру, но мы показываем, что там уже были, и теперь нам в другую сторону – к Мереруку. Ехать там пару минут, пехом – 2 км. Подвез, подарил бутылочку холодной воды. Очень спасибо! Совсем без бакшиша, удивительно! Гробница впечатлила, отличные рельефы. Цветные, разнотемные, отсняли, несмотря на запрет (ну японцы же не стесняются). И – мы без вспышки. 

Пирамида Тети – первая, в которую спустились. Вход-лаз крутой и тесный, внутри все покрыто иероглифами – тексты пирамид. Дедушка с фонариком вежливо все показал, даже черный саркофаг фараона, внутри тоже исписанный. 

Все с Саккарой.

Водитель туравтобуса объяснил, что до Гизы добраться сложно, а до Мемфиса можно на такси от билетных касс. Пошли. По дороге охранники увидели бутыль в моем рюкзаке – попросили попить. Дал. И подарил – передарил подарок водителя японки (он, кстати, торгует этими машинами). Парни довольны, мы тоже. 

По дороге увязались дети. Гарцевали, прыгали, что-то лопотали. Не очень навязчиво. Дались сфотаться, под конец робко просили мани. Следующая стайка оказалась куда наглее. Были усмирены мамой после того, как Наташа устала от них отшучиваться и стала грозной. Со стоянки вдруг помахал рукой водитель такси, подошли – он смеется, не думал, что мы воспримем его жест как призыв. Оказалось, привез просто кого-то в музей Саккары, ну и стоит ждет. Но в Мемфис отвезти согласился. Поехали. В 4.00 побожился забрать и увезти в Гизу или Каир. 

В Мемфисе думал ощутить ауру места – фиг там. Но колосс Рамзеса, лежащий в павильоне, удивителен.

Еще есть сфинкс и пара Рамзесов под пальмами. Не особо интересно. 30 минут – и обратно, до четырех еще час, решаем перекусить. Ресторан «Голубой лотос» закрыт, но управляющий обещает сделать нам хорошее мясо через 20 минут. Ждем. Минут через 10 ребята говорят – извините, с мясом не получилось. Не поняли. Странно. Пошли ждать такси. Честно прождали до 4.15. Нету. Были не раз атакованы предлагателями воды и пищи. Не повелись. Отсутствие такси напрягло. Попросились в автобус – не взяли. Попробовали снять такси – нету. Попросились в другой автобус – уже хоть в Каир, а они: а мы в пирамиды. Отлично! Взяли. Добрались довольно быстро, комфортно и бесплатно. Гид удивительно хорош – всю дорогу тщательно и красочно описывал и то, что проезжаем, и программу завтрашнего дня. Вез немцев. Нас спасли немцы! Водитель тоже превосходен, уже в годах и с проседью. По дороге было много живописного – притормаживал, если видел, что я хочу что-то сфотографировать. Я не злоупотреблял. Перед поворотом к пирамидам высадили – они уже закрыты, а группа ехала в отель «Пирамидас», как оказалось. На мое «бикам?» – нет-нет, никаких денег. Я с иронией: как, ноу бакшиш? – в ответ общий смех. Попрощались со всем автобусом, руки пожал гиду и водителю – и айда. Повезло немцам с этими парнями!

На остановке общественного транспорта нас поймал бойкий разговорчивый Ахмед. Очень неплохо болтал по-русски (как дела, братан, где-где в Караганде и прочее.) У него, как он же и сообщил, много друзей в Питере, Киеве, Москве, подружка из Самары (познакомились в Хургаде). Чем сам занимается – увиливает и переводит на другое. Тащил к магазинам возле пирамид, на сами пирамиды посмотреть… после 1.00 ночи. Нафиг. Решили отвязаться, но Ахмед поймал такси и уселся с нами – сколько, говорим, – не волнуйтесь, хорошая египетская цена. Всю дорогу болтал. А цена оказалась – 70 фунтов. Были жестоко посланы на пару с водителем, я начал торг с 5 фунтов. Сошлись на 20. Итого поездка в Саккару и Мемфис на весь день – 40+10+20 = 70 (при том, что такси на день – 150-200). 

Поужинать решили в рекомендованном путеводителем ресторане «Алфи-Бей». Разумеющего таксиста поймали только с третьей попытки, один даже кому-то по сотику звонил, но так и не выяснил. А толстячок в годах резво взялся и повез-повез. Я был уверен, что привезет не туда. Доставил в центр, на улицу Альфи, 10. Дальше машинам нельзя, вышли. 

Искомый ресторан оказался в самом деле через два дома. Золочено-резной и с привратником у входа (без ливреи, правда). Улица закрыта для машин, потому что сплошь запружена гуляющими. Пробились. В ресторане пустовато. Встретили радушно, усадили, меню принесли, блюда посоветовали. Мне – кебаб, Наташе, за неимением эскалопа, предложили микс из египетской кухни. Картошечка с печенью была особенно хороша. А также фаршированный перец, рис. Среди прочего, кажется, мы съели голубя. Официанты к концу танцевали перед нами уже втроем – мы их жутко забавляли, потому что и фотографировали все, и их в это дело вовлекли, и копию счета попросили, чем вызвали сумятицу, – но на память, они были рады. Мы тоже. Хотя голубь жестковат. А баранина в кебабе изумительна. Напоследок чуть было не подарили заведению наш фотик – я так привык, что его носит Наташа, что бросил свой рюкзак на плечо – и пошел, забыв про кофр. 

Решили прогуляться – в итоге несколько кварталов пробивались сквозь гуляющих. Когда Наташе сверхвнимание окружающих малолеток стало досаждать, поймали такси. Водителя гордо именовали Насер. Он о-о-очень хотел пообщаться, но английский знал хуже моего. Ната: да дай ему разговорник, пусть хоть что-то найдет сказать. Оказалось полезно, выяснили, что у них 4-дневные каникулы по случаю рождества их пророка. Поэтому столько люду на улицах. К отелю доставил лихо, ни у кого ничего ни разу не спросив. Напоследок проверил – запомнил ли я, как его зовут. 

3.01.2007, 21.10

Во-первых, решили продлить отель. Вчера на ресепшн сказали, что это возможно, сегодня все еще улучшилось – можно остаться в нашем номере, не переезжать, и стоить это будет аж на 7 баксов меньше, чем вчера.

Впервые решили взять такси, не отходя от отеля, воспользовавшись услугами ресепшн-мэнов. Они тонко выяснили наш предполагаемый маршрут: Отель – Цитадель – отель – Великие пирамиды Гизы, – и тут же решили навялить нам извозчика на весь день за… 200 фунтов. Ноу! Тогда уж только цитадель. Подписался за 20 какой-то бойкий дедок по имени, как позже выяснилось, Набиль. Всю дорогу он торговался и впополам с этим – знакомился. Ломал на весь день. Мы уронили его до 150, меньше ни в какую, уже было ударили по рукам, да я вовремя спохватился оговорить конечное время возвращения – нам нужны были пирамиды на закате, это где-то 6-7 вечера. А он, конечно же, рассчитывал свинтить в 4. Причем по пути, с его точки зрения, нам были крайне необходимы всякие папирусные музеи. Отличный аргумент привел: «А че вам закат? Он каждый день случается». Ну так и пирамиды сколько тысяч лет стоят… Цена опять поднялась до 200, но возле самой цитадели упала до 170. Мы считали, что и 150 – очень неплохо, но главное, конечно, не деньги – НЕЛЬЗЯ было с ним ехать, это означало никакой свободы и вечный шум в уши. Расстались. Цитадель тоже подорожала, как и всё, путеводитель стабильно привирает. Внутри первое, что видишь, – шатры с сувенирами, но продавцы крайне ненавязчивы и не переходят какую-то невидимую черту, отделяющую их от потока туристов, зазывают издали. У нас пока сувениры не в планах, ждем знаменитого Асуанского рынка.

Первое в цитадели – мечеть Мухаммеда Али. Самое грандиозное – огромный молельный зал с его неповторимыми кругами фонарей, уходящими к куполу. Фантастические ковры – вытертые, но красивейшие. Полная свобода перемещения, съемки – кайф. Красив и внутренний дворик. А снаружи мечеть… не уродлива, нет, но без изящества. Похожа на укрытую щитами присевшую когорту, ощетинившуюся пиками-минаретами. Военные строили, Мухаммед Али – турок-албанец.

Дальше цитадель – как матрешка, идешь, а она раскрывает все новые и новые горизонты, садики, мечети, музеи. Ни в один музей не пошли – еще свежи в костях стужа и усталость от Большого Египетского Музея (ну тот, где Тутанхамон и пр. мумии). К исходу последнего дворика, когда уже казалось – пора возвращаться, были пойманы местным привратником-«ботаником» в очечках и увлечены им на угловые башни. По узким переходам, по полустертым ступеням крутых лесенок забрались наверх и из бойниц

«обстреляли» город и гору Мукатан из многочисленных амбразур-бойниц с рваными краями.Мальчик сначала удивился, что так много фотографирую, но после сам вошел во вкус и показал все возможные бреши, через которые можно прицелиться, некоторые даже по второму кругу. Сам на удивление удачно щелкнул нас на фоне дворика с мечетями, а после еще и отвел к смотрителю старинной мечети Сулеймана-паши. Снаружи она невзрачная и облупленная, но внутри… Тончайшая роспись, великолепнейшие краски, молящиеся, и все можно снимать, но главнейшая достопримечательность этого комплекса – сам смотритель.

Я, как только его увидел, только и ждал удобных ракурсов. Дедок – это фантастика, джинн и Аладдин в одном воплощении (больше фото можно посмотреть здесь).

Из цитадели мы намеревались сразу ехать в отель, потом в Гизу, но таксисты на стоянке рядом с памятником истории и культуры, наверное, с пятью высшими водительскими образованиями, потому что меньше чем за 40 на наш Замалек ехать отказывались наотрез. Ну и… а че нам Гиза именно сегодня?! И мы отправились покорять Исламский Каир, оставив Гизу на завтра.

Рядом с мечетями султана Хасана и Рифаи, которые мы снимали с террас цитадели, были пойманы местным учителем истории, хорошо знавшим английский и чуть – испанский и «совершенно случайно» гуляющим рядом со своей работой – школой, мимо которой мы плавно профланировали, и задворками пришли к кофейне под стеной только что покинутой цитадели. В кофейне, само собой, выпили кофейку. Хороший. Были неплохо сфотографированы вдвоем – очко в пользу Омара (а сынишка у него, конечно, Омар Шариф). Но по выходе из кофейни мирно отдыхавший там дедушка сделал мне с-с-с, показал на спину Омара и строго покачал пальцем, я сделал удивленное лицо, дедушка нахмурил брови и о-очень строго покачал пальцем. Омар тем временем зачем-то привязался к двум подряд женщинам, одна из них вся в красном, явно и откровенно игнорируя его, как будто помня какую-то обиду, пронеслась мимо. Я тем временем рассказал мизансцену с дедушкой Наташе, и мы тут же решили подвернуть ногу и уехать все-таки на пирамиды. Почему нельзя было просто попрощаться и уйти – объяснить не могу. Этот человек так строил общение, что подобные действия как-то сами собой исключались. Он вроде был безумно вежлив, предупредителен, как бы исполнял любое желание и в то же время выходило все так, как он задумал. Почти гипноз.

На удивление или по молитве, нам был послан мини-грузовичок с фруктами, который нас почти бортанул, Ната в самом деле оступилась и сыграла та-а-ак, что я за нее поначалу не на шутку испугался. Следом на удачу ехало дряхлющее такси, Омар помог объясниться с таксистом – бородатым рохлей в очках без одного стекла, и мы отправились на Замалек за… 10 фунтов. Наташа добросовестно «страдала» на заднем сиденье. Но к Замалеку ей стало лучше. И мы решили ехать на пирамиды. Мы быстренько поднялись в номер, захватили теплые вещи, штатив, подзарядили батареи, и вниз. В фойе купили обалденные пирожные.

Ехали скрипя, не раз глохли, бородач заводил снова свою кобылку без помощи ключа – снизу под рулем болтались проводки, ими он и искрил, как будто угнал эту тачку. Однажды, круто и внезапно захотев развернуться, едва не получил в бок. Ой и влетел бы,

не затормози серебристая тойотка с местным пижоном за рулем! Аккурат перед последним поворотом на пирамиды встали наглухо – из-под капота дым, и в ход пошли деревянная палка (подпер ею капот), отвертка, вода, изолента (заматывал ею прохудившийся шланг). Да, а перед тем нас скатили с дороги он и еще один паренек. Извозившись по локоть, бородач обрадовано показал – едем!

И еще раз мы чуть не встали, преодолевая последнюю горку перед пирамидами. Дошкрябались. Хвала Аллаху. Бородач получил не только ранее оговоренную сумму, но и пироженку – слопал тут же с большим удовольствием. Мы были счастливы, если не считать минуты клинической смерти, когда я решил, что оставил у него в кадиллаке кошелек.

Пирамиды грубо и всей своей массой нависли и бросились в наши морды. Издали, стыдливо проглядывая сквозь дома и пальмы, да еще с диском солнца над пиком одной из них – эти треугольнички дивны и великолепны, но сразу вот так вот, с массой суетящегося вокруг народца, верблюдов, полиции и типа бедуинов, детей и, естественно, нашего брата туристов – я понимаю, почему они не впечатляют очень многих. В пирамиду Хеопса стояла очередь. Мы не испытали ни малейшего желания пристроиться к ней. Чуток пофотали и отправились к Сфинксу. Вот он – лапа.

Но гениальных кадров не вышло, есть забавные. Наснимавшись, присели в кресла для шоу «Звук и свет», слопали пирожные. Не раз нас хотели согнать, но один декханин получил взятку – кусочек пироженки (сам, как дите, попросил!) – и мы были оставлены в покое. Кусочком сладости он похвастался своему напарнику. Издали (чтоб не отобрал?). Солнце клонилось к закату, пошли искать точку съемки. Нашли ее прямо у выходных ворот. Отсюда и сделали пару славных снимков, в том числе со случайно залетевшим в кадр буржуем в арафатке и на коне. Потом были взяты в оборот ушлой так называемой охраной, они всего за 15 фунтов грозились отвести нас к точке, с которой солнышко садилось на пик маленькой пирамиды. Мы повелись и не зря…

Такси решили взять подальше от пирамидок, помня про цены возле исторических памятников. Не доходя до того перекрестка, где вчера были пойманы Ахмедом, решили арканить машинку. Опять нашелся помощник – не старый, но солидный египтянин, хоть и в балахоне. Выяснил, куда нам и на чем, – предложил было сначала минибас, но сам же от этой идеи отказался – видно, ему они показались ненадежными. А пареньку-таксисту, едва он остановился, чтобы принять заказ, не свезло. Какая-то лихая и не местная девица на новейшей тойоте цвета бирюзовый металлик по касательной теранула его по боку. Больше не повезло ей – его-то машину, как все такси, уже ничто не испортит, поэтому разошлись мирно и безденежно.

Повез. Ехали так долго, что думали окажемся в аэропорту. Но скоро выяснилось, он как-то умудрился переехать Нил и начал забираться на Замалек со стороны Даунтауна, да еще с дальнего моста (что со львами), возле самой Башни, то есть на дальнем противоположном от нашего отеля южном конце острова. Когда вознамерился (и совершил это!) переехать круто поперек улицу с интенсивным движением и попер против кругового движения, был зажат гаишниками и оштрафован – это, видимо, самый великий неудачник из всех каирских водителей. По Замалеку ехали под моим чутким руководством – я рулил рукой у него перед носом, чтоб, не дай бог, бедолагу не занесло еще в какую круговерть.

В узкую щель нашей улицы не полезли, тормознулись у супермаркета, набрали еды (в том числе вместо воды едва не взяли уксус – меня вовремя смутил белый осадок) – и домой,

хоть и не поздно (но темно). Дел на сегодня много – фоток уже 800, на диск надо скинуть, писанины много вот – чувствовал. Да и ноги дрожат от напряжения, а голова пухнет от шума. Нет, братцы, Каир меня не покорил. Он великолепен, неповторим и сногсшибателен, но вери-вери крези!!! Бай! Завтра Исламский Каир во всей его красе. И, может, зоопарк. Как проснемся. У нас последний день в этом котле людей, культур, машин, минаретов… Сегодня забавно – в цитадели у одного из зазывал ветер распахнул полотенце с вышитым на нем Тутанхамоном, и меня это так поразило – я настолько погрузился в мусульманскую сущность этого города, что начисто забыл, что нахожусь на земле фараонов.

4.01.2007, 22.20

За ночь после съеденных накануне оливок и колбасной нарезки буквально высох изнутри. Воды выпили на двоих полтора литра за вечер. На ночь ничего не осталось, и за завтраком гасил жажду невероятным при обычных условиях количеством сока – бокал наливал раз пять, наверное.

В остальном же последний день в Каире выдался благостным, нерасторопным и на удивление ёмким. Цель была одна – Исламский Каир. Но долго определялись с маршрутом. Наконец, решили отправиться в самое сердце – к мечети Аль-Азхар.

На ресепшн не оказалось египетских денежек, и мы впервые вынуждены были менять доллары в банке. Понравилось. Во-первых, все сверхцивильно, во-вторых, можно наменять хоть фунтиков, хоть по 5, хоть по 25 пиастров.

Потом на набережной поймали такси. Точнее, уже когда собрались перейти улицу и сделать это, такси само нас поймало. Показал таксисту картинку мечети, сказал: гамия Аль-Азхар. Он в картинку тычет, говорит: Хусейн. Так и не добились консенсуса, тут же поймали второго, проделываю ту же процедуру – тот же результат, тогда говорю сук Хан аль-Халили. Ок. Поехали. Первый таксист подбежал уточнить – куда ж мы все же хотели.

Оказавшись на месте, с удивлением обнаружили, что это то самое место, куда нас привез самый первый таксист в самый первый день в Каире вместо исторического музея. Вход в Аль-Азхар крайне неприметен, сразу напротив спуска в подземный переход. И сам чуть приопущен по отношению к земле. Мечеть замечательна. Очень красивые минареты, пол центрального зала – сверкающий мрамор, все равно что лед. При хорошей погоде в нем должны отражаться минареты. Пробыли внутри довольно долго, мечеть очень уютная, несмотря даже на то, что веры мы не той. Наташе перед входом надели шаль – в ней и бродила.

Рынок (через дорогу) начался с хорошего – Натка накормила киску колбасой, оставшейся от вчерашнего нашего ужина, а продолжился расстройством – маленького котенка драли

кошки и разгону не поддавались. Ната уревелась, даже местные делали попытки успокаивать. Сам рынок весьма колоритен, это правда, глаза разбегаются. И далеко не весь рассчитан на туристов, значительная его часть – обычная барахолка, где множество товара «маде ин Чайна». Поплутали чуток по переулочкам, поснимал антураж, лавки и людей (тех, что давались) и вышли на какую-то магистраль. Дальше решили двигаться к Баб-Зувейлу. Спросили полисменов, как пройти, те обратились за помощью к прохожим, в итоге в четыре голоса – отдельно мне и отдельно Наташе объяснили, мол, сейчас через улицу, потом прямо и направо. Пошли. Попали на рынок мастеров ковров, воспользовались и этим. Здесь оказалось немало тех, что сами были не прочь сфотографироваться, правда, такие были не столь уж колоритны.

Встреченные по пути канадцы попросили о помощи – они тоже искали Исламский Каир. Мы им мало помогли, потому что сами еще в нем не сильно разобрались.

Там, где нужно было сворачивать направо, нас ненавязчиво перехватил солидно и красиво одетый египтянин, и мы оказались в мечети султана Хасана. Повелись-то на то, что можно подняться на минарет. Сняли обувь, прошли через молельный зал, привратник отворил большую деревянную дверь и повел наверх. На первом же балконе, который выходил на тот самый молельный зал, буквально дух захватило – это самое красивое внутренне убранство мечети, что мы видели. И кстати, в нашей комнате в отеле, как выяснилось, висит пастель с этим самым видом.

Привратник повел дальше – на минарет. По пути пояснял все на английском, но так, что даже Наташа (с ее-то школьным немецким) все понимала без перевода. Бесконечные тесненькие переходы, кельи, лесенки, оконца и – винтовая лестница на минарет. В одном месте было совершенно темно, так что не видно ступеней. Выбрались. Виды отличные, хотя и не особо высоко.

Внизу помимо бакшиша (заслужил, и потому отдали с удовольствием) привратник зачем-то выпросил у меня еще и ручку. И потом фунтик Хранителю Обуви.

Дальше до ворот Баб-Зувейла добрались без приключений, и также нас ненавязчиво но вовремя пригласили наверх. Это уже были те самые искомые минареты мечети Эль-Муайада, самые высокие в Исламском Каире. Виды в самом деле потрясающие, правда, на вторую площадку минарета нужно выбираться через довольно высокий бортик (до пояса), предварительно сделав пару шагов по железной лестнице, которой заканчивается обычная каменная. Я полез. Сдувало ветром.

Спустившись, осознали, что больше мусульманства не хотим. И после недолгих колебаний решили отправиться в коптский Каир (его в планах вообще-то не стояло, но я хотел увидеть церковь Девы Марии (Подвешенная). Увидел. Велл-ликолепна! Туда домчались на такси. Мимо Цитадели, мимо города мертвых. Внутри комплекса поразила прежде всего чистота, крайне необычная для Каира, и благость, присущая православным храмам, особенно почему-то за границей. Церковь удивительная и очень-очень уютная. Правда, по случаю Рождества украшена дурацкими разноцветными шариками, развешенными повсюду.

Из нее отправились в храм Св. Георгия, он очень красив внутри и величественен снаружи, но совсем не домашний, как, впрочем и почти все значимые церкви.

5.01.2007, 21.45

Холодно. Сегодня мы удостоились чести видеть самую редкую достопримечательность Египта – дождь. Над Каиром тучи начали бродить еще вчера, но вода из них так и не полилась. Утро было ветреным, проснулись от того, что за окном что-то бухнулось с грохотом – как будто антенну с крыши снесло.

Вышел на балкон – вроде никаких поломок. Хотя в общем обычном бардаке трудно заметить изменения. Дуло, как будто ты на мачте корабля. Зато снесло обычную серую дымку, очертания Каира были четкими как никогда, хотя и сумрачными. Впрочем, облака были хоть и густыми, но не свинцовыми, небо очень живописное.

Позавтракали, собрались, пошли. Как и предсказывала Наташа, чемодан нам самим спустить не дали. Причем вновь произошло разделение – до лифта нес наш рум-мэн. Он совсем не похож на уборщика, есть в нем что-то от Черчилля. Седой, толстый и какой-то аристократичный, хотя видно, что совсем не лорд, прост. На ресепшн никаких препятствий – съехали и съехали. Таксистская мафия опять загнула 30 фунтов до вокзала – сбили кое-как до 20, хотя отойди на пару кварталов – и уже было бы 10, но куда с чумоданами.

Прикольный Ахмед в желтом пальто разглагольствовал всю дорогу, чуть ли не признавался в любви сперва России, потом Наташке, учил меня арабскому – почти безуспешно. Доехали быстро. Рамзес стэйшн оказалась весьма стройным и симпатичным строением – розовая с бирюзовыми розетками. Совершенно понятная инфраструктура внутри, я так и не понял чего в отзывах столько паники при упоминании этого вокзала. Даже на билетах арабская вязь (к которой мы уже даже и попривыкли) дублируется нормальной цифирью.

Жаль, на какие-то минуты опоздали на 9-часовой поезд, пришлось ждать до 11.00, посидели в кафе. Два кофе по-турецки. Хитрый толстый официант в полосатой черно-белой жилетке попытался втюхать набор каких-то булок в пластиковом контейнере, но я отнес ему обратно – есть не хотелось совсем, зашли, чтобы пересидеть. Кофе ничего.

По кафешке ходил дедушка, чистильщик ботинок. Ходил медленно-медленно, подволакивая ноги, с совершенно безучастным лицом, как собака, которую давно и часто бьют и которой все удары уже безразличны. В сером чем-то, что служило одеждой, в спортивной бесцветно-серой шапочке, обмотанной платком с мелким черным рисунком, – наподобие чалмы. Ходил молча, с картонкой в одной руке и щеткой в другой. Находился клиент – дедушка забирал у него ботинки, оставлял свою картонку, на которую клиент ставил ноги, и уходил в свой уголок за колонну чистить ботинки, потом возвращал. Платили ему фунт. Возле этой же колонны сидела одинокая дама в черном и узких очках. Томно и чуть удивленно взирала на все вокруг. Арабские пареньки протиснулись со своими многочисленными сумками через наш кофр, я его чуть отодвинул, получил сэнкью в ответ и улыбку. Сели. Закурили. Дедушка в огромной для него, спадающей куртке, с тростью, на которую он не опирался, а просто волочил за собой, с тряпочной сумочкой, из которой торчала газета, зашел, обвел все взглядом, сделал несколько неловких маневров меж столиков – и исчез, так и не обратив на себя ничьего внимания.

Стоило выйти из кафе – таксисты наперебой начали предлагать свои услуги. Но нам в Алекс. Носильщик показал платформу – № 4, прошли к ней через металлоискатель, он как всегда сработал, нас как всегда пропустили и даже улыбнулись. Стоим. Тот же носильщик, проходя мимо, сказал: ваш 8-й вагон гораздо дальше, здесь затормозит первый. Пошли вдоль платформы, вскоре подали поезд. Первые три вагона – ужасного вида, дальше ничего. Наш оказался ближе к концу. Места были заняты почти все. Чемодан не помещался никуда, я его периодически выдвигал в проход, но постоянно кто-то шнырял – то контролеры прошли, то стюард с тележкой, то парнишки с корзинами всяких булок и щербетов.

Кресла удобные. Голубые из к/з. Устроились уютненько, поезд ехал неспешно, до Алекса добрались за 2,5 часа.

На полпути по окнам врезал дождь (первые капли поймали еще в Каире). Потом пошли размытые глиняные дороги среди зеленых прямоугольников полей, прорезанных прямыми оросительными каналами. Коровы, какие-то шалашики, кое-где крестьяне на полях. Много пальм, но по мере приближения к Александрии их все меньше.

Сошли на одну остановку раньше, когда к выходу двинули все, а нужно было проехать до центрального вокзала. Еще на перроне поймал таксист и задорого (как потом поняли) отвез до отеля Рамзес возле библиотеки. Прикольный пансион. Жилой дом, на отдельном лифте специальный человек поднимает тебя до этажа отеля, выходишь – перед тобой стойка-ресепшн, от нее направо – ресторанчик с камином и аквариумом, дальше – цепочка коридоров с высокими коричневыми дверьми. № 518 теперь наш. Номер просторный, с деревянной «лепниной» на стенах и картиной с лодками и морем. Настоящее штормящее море – за окном, закрытым деревянными зелеными жалюзи. Показывая номер, парень опасливо выдохнул перед тем, как открыть дверь на балкон.

Да что там – я, когда выходил из такси, привычно распахнул дверцу, и ее чуть не оторвало ветром, раскрытый разговорник зашелестел так, что думал – страницы сейчас посыпятся.

Заплатили 50% вперед за две ночи, сдали паспорта на копии, бросили вещи – и в город.

Когда закинул рюкзак на плечо, ни с того ни с сего на пол со стола упала наша походная иконка. Мы оба подумали – не к добру, но вслух не сказали.

Первым делом – в греко-римский музей. Подъехали аккурат к 15.00 – закрыто по случаю пятницы. Таксист отъехал в сторонку, полистал наш путеводитель, показал что еще открыто, мы сказали: да ладно, сами тут и погуляем. Он: ок, но денег тогда не надо вообще. Вот так вот бывает! Насилу всучил ему хотя бы пару фунтиков вместо пяти, на которые сговаривались.

Гуляли долго. Сначала случайно нашли римский амфитеатр, отснял полфлешки. Сперва было абсолютно пусто, потом насыпала русская группа. Облепили весь мрамор. Дедок пристроился ко мне и шлепал на свою мыльницу с тех точек, что я выбирал. 15 фунтов за входные билеты – запредельная цена за этот клочок раскопок. Многочисленная охрана дохла от скуки.

Вышли – оказались на привокзальной площади, посреди нее – небольшой, но очень симпатичный сад с фигурно подстриженными деревьями, причем прическа у каждого своя. Коты во множестве дремали, несмотря на ветер. Кстати, по ветру очень хорошо определять направление к набережной – если в лицо, стало быть, идешь верно.

Так же случайно наткнулись на книжный развал, где мне с удовольствием попозировали продавцы книг, потом нашли бразильскую кофейню и вышли на набережную возле отеля «Сесиль».

Голод уже перенемогся, организм устал напоминать, что в нем с утра, кроме пары бананов, ничего не было. Пошли к форту Кайт-бей. Не так уж долго. Алекс – совершенно не египетский город. Повеяло родной Грецией. Даже такси не бибикают беспрестанно, и люди бакшиш не просят. Уже странно. Отснял мечеть Абу аль-Аббас ал-Мусри в ночи на фоне облаков. Волшебно. Люблю предгрозовые закаты.

 

Разведали всю набережную. Летом здесь должно быть очень славно. На обратном пути зашли в ресторанчик, хотя желудки уже ничего и не просили. Ресторанчик меня поманил

– на углу во втором этаже. Уселись на диванчики, нам принесли два блюда со свежими дарами моря – угри, креветки, кальмар и просто рыба нескольких сортов. Долго обсуждали чего, сколько и как приготовить (сварить, пожарить или на гриле)… Договорились.

 

Сначала принесли салфетки. Чуть погодя груду тарелочек и тарелок (все, кстати, старые и нередко с отбитыми краями) с множеством разных приправ и салатов – помидоры с огурцами, то ж с перцем и зеленью, что-то там плюс маленькие лимончики, разрезанные пополам… Мы попросили оставить из всего этого безумия пару блюдец, остальное просто не съели бы. Затем подали кальмара – я его не ем и не люблю, но этот…. Я не знаю, как они его делали, где ловили, но это было просто супер. Под занавес – филейки рыбы. Перченая и что-то еще, вся в приправе и без костей. Очень, безумно вкусно. И слишком дорого, чтобы мы туда еще вернулись. Под занавес мальчонка, когда попросил у него воды, принес два бокала, обернутые салфеткой и с водой, набранной из-под крана, с невыветрившейся хлоркой. Когда закончили, убрали все наши тарелки и… прям при нас побрызгали стол какой-то пшикалкой и слегка протерли грязной тряпкой.

Мы долго сидели за двумя стаканами с хлоркой, ожидая счет, потом встали и пошли. Оказалось, платить нужно на выходе, на маленькой кассе сидела старушенция. Я выгреб из кошелька 145 фунтов, потом еще 5 из кармана, но из требуемых 10% за обслуживание – наскреб только 7,5 фунта. На том и сошлись.

Домой дошли пешком примерно за час. Попробовал снять такси за фунт (все, что случайно осталось из египетских денег после разорительного ужина), тот обрадованно протер стекло, но после, когда осознал, что ему корячится всего фунт, просто умер со смеху и начал перебирать пальцы – 10, мол, не меньше. Поугорали. Нашли стильную давильню соков, посетим обязательно. И возле самого дома – пиццу. Тоже зайдем.

В номере холодрыжка. Поели фиников, забаррикадировали окно покрывалами – они в желто-красно-сине-зеленой расцветке – прям под Гогена. Натка уже спит под четырьмя (!) одеялами. Ехала она сюда и бродила по Александрии в теплых зимних ботинках.

Я все так же не помню, что мы в стране фараонов.

6.01.2007, 23.05

День такой длиннющий, что кажется, будто он начался когда-то вчера… Совсем забыли собственную работу – ни про должностные обязанности, ни про людей, с которыми пашем, не вспоминали за все эти дни ни секунды – на этом вдруг поймали себя с Наташкой. Так что если хотите забыть все свои проблемы – добро пожаловать в Египет: это страна постоянного стресса. И не путешествие получается, а сплошной адреналин.

До полночи над нами что-то орали, двигали мебель, гремела музыка. Отель, насколько мы поняли, занимает только один этаж, так что просто нам попались беспокойные местные жильцы. Интересно, у них так же холодно? Натка говорит, что даже немного боялась – чего там от них еще ждать, кроме шума.

К завтраку вышли по здешним меркам (и нашим уже усвоенным понятиям) поздно – в 8.00. И вставать не хотелось, и спешить было некуда – до музея решили ехать на такси, а открывался он в 9.00. Но тем не менее, местный персонал еще не проснулся. За барной стойкой обитал единственный мальчик, он пригласил нас присесть, и мы прождали минут 20. Думали уж, нам как минимум яичницу с беконом жарят, но где там – 5 булок (почему 5? На 2 же не делится), самолетные джем, масло, сырки и чай. Все. На большее, честно сказать, и не рассчитывали, но почему долго так – воду, что ли, грели? Да, и перед тем, как подать чай, пацаненок зачем-то спросил – из какого мы номера. Мол, а полагается ли вам вообще завтрак-то?!

«Компактность» Александрии – миф. Нам казалось, что к помощи такси мы тут прибегать не станем, все сами обойдем, но здешняя паутина переулочков кого хочешь с ума сведет.

Поэтому – на такси. С водителем как-то совсем не повезло – он не то что по-английски не умел сказать, но даже на своем родном арабском прочитать ничего не смог в нашем разговорнике. Свернуть в первый поворот я ему скомандовал, дальше он у меня дорогу стал спрашивать – но я же не каждое утро в Александрии в музей езжу! Пришлось тормозить, спрашивать...

Приехали к тому же невзрачному одноэтажному особнячку, опять пара солдатиков в черной форме перед дверьми, на которых замок. Опять закрыто? Ну нет уж, вылез, чтобы разобраться – над кассой за стеклом колышется листочек, на котором по-арабски и по-английски написано, что, мол, закрыто на реконструкцию, и в этом году точно ни один турист туда не войдет. Че ж делать? Тут, слава богу, офицер подошел, что-то гыр-гыр-гыр нашему водителю, не обращая на меня никакого внимания, – и тот тишком повез нас куда-то. Петляли мы петляли, мотались-мотались в мелкой холодной мороси, сыплющей с неба без перерыва. Примотались. Дом такой симпатичный в три этажа – тут я уже и понял все: нам предложили национальный музей. Не то, совсем не то. На всякий случай выясняю у кассира – да, Греко-римский музей на реконструкции, открыть планируют только через 3 года (за что купил, за то и продаю – уж не знаю, что они такими темпами там сооружают), правда, считая с сентября 2005 года, когда он на эту реконструкцию якобы закрылся, если верить той арабо-английской бумажке.

Решаем зайти в национальный. Не зря. Музей обалденный. Экспонатов немного, но а) они размещены в интерьерах дворца, б) в очень оригинальных стеклянных витринах-коробах, подвешенных прямо к потолку. Еще одна фишка – к экспонатам птолемеевской эпохи «приложены» фото-панно о том, как эти экспонаты со дна моря поднимали. Очень красочно. Но мало.

Точка № 2 – Помпеева колонна. Было желание посмотреть ее через заборчик. Платить за «палку из мрамора» и пару мелких сфинксов – ну дичь! Я пошел один – чисто поснимать. Поснимал. Колонна оправдала мои ожидания – в том смысле, что ничего особенного. За ней в дальнем углу оказался еще серапеум – коридор с множеством маленьких ниш, а в самой дальней центральной нише лежали в навалку мешки с цементом. Для реставрации серапеума, наверное. И в других местах тоже кипела «реставрация» – спешно пристраивали новые «развалины».

 

Дальше по плану – катакомбы. До них можно пешком. Молоденький и умный солдатик четко показывает как пройти, одобряет, что пешком – потому что всего делов-то 5 минут прямо и чуть-чуть налево. Идем. Трущобы редкостные, да еще под ногами все течет от дождя. Идем, идем, на большой развилке заколебались – не пора ли сворачивать, спросили – не, вы вообще не туда идете, надо обратно… Да ну, – мы не верим. Оказалось, ребята подумали, мы от группы отстали, и ищем, где ближайшая достопримечательность. Разобрались, отправили дальше по прямой. А вскорости и путеводная нить показалась – в нашу сторону потянулись туристические автобусы. Проследили их маршрут – о, да мы уж и пришли. Скорей-скорей в билетную кассу. Но «гайд» первого из автобусов опередил, суется на своих толпу билетов брать. Охранник «заступился» за нас – продайте, мол, им – всего же 2 билета. Продали. О, говорит тот же «добрый» охранник – а с фотиком-то к нам нельзя. Фотик, как назло, болтался у меня на шее, знал бы – спрятали б. Сдавайте, говорит. Я: ноу флэш. Он: неа, сдавайте. А катакомбы невеликие, я знаю, и без съемок они входных билетов не «окупят». Ладно, запихали фотик в сумку – нет, уперся, сдавайте! Да ну вас! Сдали не фотик, а билеты. Может, погорячились. Взбесила опять эта их пропитавшая все хитрость – сперва «поспособствовал», чтоб купили билеты, а только после сообщил мистерам – не, фотать-то низя. Так катакомбы и остались не охваченными. Может, зря. Но вспылили. Бывает. Как сказала Наташа, все самое интересное – еще впереди (не в смысле в Александрии, а в смысле в Египте).

Дальше – форт Кайт-Бей. На такси, конечно. Отловили водителя в кафешке, когда тот пил чай. Куда? В форт. Ок. Сколько? 20. Да ну тебя, 10! Не, 15 – не меньше. Да 10, сказал же! Да нет таких цен! Почему – мы же едем за 10. Нет, вы посмотрите – я ему 20, он мне 10, я ему 15 – он мне 10, ну кто так торгуется – взывает водила к друганам в кофейне, держа стакан чая в руке. Друганы ржут, показывают мне большой палец и приглашают попить с ними чайку. Спасибо, ребята, но ехать надо. Водила садится в машину со стаканом в одной руке и трогается. Я спрашиваю: вы будете пить и вести машину? Он: а что ж делать, потом передает стакан мне, я беру, он: пей, мол, я: да нет, спасибо. Короче, доезжаем красиво, к самым кассам. В ней девчушки: вы студенты? Да, студенты – мне надоело быть честным. А студенческая карточка у вас есть? Нет – говорю честно – сейчас нету, забыл захватить. А, машут рукой девчушки, нате со скидкой.

Форт неправдоподобно чист. И внутри, и снаружи. Идеально вылизан – то ли морем, то ли дождем, то ли просто совсем недавно отстроили. Новодел такой откровенный, что смешно. С великим трудом находим кусок старой кладки на задворках. Морской музей почему-то закрыт. Может, тоже на реконструкции на 3 года. Закрыт и выход на третий этаж главной башни, а значит, нет возможности сделать обещанные «грандиозные» панорамы Александрии – со стен весь вид перебивается какой-то дурацкой будкой, не относящейся к форту. Послонялись с местной молодежью по кельям главной башни, побегали по лестницам – везде входы наверх на замке. Даже сторож даже за бакшиш не помог – ну нету у него ключей. Местные пацаны с радостью помогали взбираться на стены. Хоть так. Кое-что поснимал.

Ладно, айда назад. По пути устраиваем фотоохоту на чаек, на очень красивое море, которое светлее неба, на рыбаков… Охота удачная.

Потом короткий променад по набережной до мечети – снять ее при белом свете дня. По пути «делаю» лодки – они всегда великолепны, тем более при таком море!

 

И самое главное на сегодня – билеты в Сиву. Ловим таксичку, вроде я все объяснил, вроде он все понял, поехали – и пошли непонятки, балаболит по-своему, че-то спрашивает, а я

что – араб? Гонял, гонял, приехали к ж/д вокзалу, рядом – автобусная вроде как станция, стоят кружком автобусы, водила наш поспрашивал – нету, говорят, никаких тут билетов ни в какую Сиву, они только та-ам за горизонтом где-то продаются. Поехали. Горизонт и вправду оказался далеким. Как я понял, это та самая загородная автостанция. Обошли все киоски, билеты давали только в одном – два кассира. Спросили – который в Сиву. Показали. Отстояли, под конец тетки полезли без очереди – автобус их отходил, что ли. Солдатик полез – о-о-о, как на него орал пожилой араб-кассир! О, как было страшно его лицо! Усы дрожали, белки глаз покраснели и вылезли из орбит – бармалеище! И тут нам говорят, что мы не туда стояли – стойте в соседнюю кассу. О-ох, … вашу! Перестроились в другую очередь, благо она небольшая. Опять тетки полезли. Слава богу, нашелся один англоговорящий, хотя и вроде внешне не тянет. Но мало того, что очередь уступил, так еще выяснил – куда нам, во сколько, все это кассиру по-арабски передал, тот билеты выдал, деньги и сдачу передавали так же через нежданного помощника – мерси, сеньор, гран мерси. Дядька настолько хороший и бескорыстный, что подарил ему самое дорогое, что у меня есть – магнитик с нами же отснятым «классическим» видом вечернего Омска с метромостом и все такое...

Дальше – знаменитейшую библиотеку нужно ж отснять вблизи и перекусить в пиццерии, что рядом с нашим «Рамзесом», да и в отель зайти. Реализовали все, но самый главный аттракцион дня – это такси от автостанции до библиотеки. Хитрюга-водитель только высадил семейку, которых привез к автобусу, и тут же заманил нас. Большой такой, дородный и веселущий. Вроде уяснил в общих чертах – куда нам надо. Бикам? – спрашиваю – 20. Ага, щас! Сюда – за 10, а отсюда – за 20? Дудки. Ок, 15. Ломал-ломал на 10, не сломал. Ладно, черт, ты веселый. По дороге продолжаем выяснять – а так куда же нам? Ниче не помогает, ни разговорник (там просто нет слова библиотека), ни опросы встречного англоговорящего населения. Наконец, приходит гениальная мысль – показать на фотоаппарате, я же снимал библиотеку со стен форта. Сработало. Едем. Только чем ближе, тем почему-то цена за поездку стала повышаться. Уже 20. Да с каких щей-то?! А как же уговоры? Приехали. Тот хитро жмурится – вона, мол, ваша библиотека, гоните мои мани. Роюсь в кошельке – как назло, нету 15, только 2 по 10, а дальше – 20, 50, 100. Когда достал по ошибке 20, водила хитро и быстро – о-о, давай-давай, оно то самое! Щаз! Короче, манил я его денежками, как кота. А сколько аргументов было приведено с обеих сторон! Он все 20 – это гуд, самое то за такую поездку, и пальцем большим вверх. Я: а ты – бэд, и палец вниз. О, как он ржал, Наташа говорит, что на улице слышно было, и машина тряслась. И в плечо друг друга били (понарошку), и я говорил, страшно вращая глазами, что жена меня побьет за 5 перерасходованных фунтиков. Но подействовал самый верный способ – я открыл дверцу, выставил ногу, отнял одну десятку и показал, что будет упрямиться – останется вообще с одной десяткой. Это его проняло, он даже ржать перестал, тут же полез за мелкими фунтиками, достал и так с сожалением – один отслюнявит, отдаст, посмотрит, потом второй, ждет – третий. И так все 5! Победа! Меня несколько раз прошибало – да плюнуть уже на эти 5 фунтов. Но я впервые сам понял – какая это дикая и классная игра – торговаться. Надуешь красиво – честь тебе и аплодисменты! Такие нравы. На прощанье подарил ему обратно один фунтик – бакшиш.

Библиотека хороша, срезанный диск, уходящий в небо, да еще и посреди бассейна с чистейшей проточной водой – красотища.

Поели хорошо и недорого – пиццерия отныне наше спасение. Там можно расслабиться хотя бы уже потому, что торговаться не надо. И пиццы вкусные. И салат можно набирать в тарелку какой хочешь и сколько влезет – но на одну тарелку и за один подход.

Короткий забег в номер – и Монтаза.

Водитель попался честный. 20 – говорит сходу, я попытался торговаться, но он даже обиделся – да туда, мол, за 30-40 возят, а я по счетчику – меньше 20 не получится. Только вам как гостям. Поехали. Он прав. Мы никогда и никуда (исключая Саккару) на такси так далеко не ездили. Я знал, что до Монтазы 20 км, но что это та-ак далеко, не представлял. Так он нас еще и по саду провез – сориентировал где что. Ресторан там, кстати, очень красивый и, верно, очень дорогой. И вообще красиво. Но главное – сам президентский дворец. В парке поражают только небывалая чистота и светильники – наподобие ваз с фруктами. В остальном – деревья, деревья и широкие асфальтовые дороги. Совсем мало беседок, розариев не нашли, уже не сезон, наверное.

А сам дворец бесподобен. Жаль, не подойдешь – по периметру забор, вдоль него через 10-15 шагов друг от друга солдаты. И тоже туда же – базарить, армия же, дисциплина – нет, ля-ля-ля. Мимо не дают пройти. Одного фотал, тот сперва разрешил, напыжился, потом заметил кого-то, начальника, наверное, – пальцем замахал – так размазанный и вышел.

 

Еще какой-то «новый араб», спешащий в отель «Палестина», едва не залез мне в кадр, а после еще махал – мол, не вздумай снимать. Знаменитость, что ли?

Очень долго фотографировал дворец, Натка даже начала дуться – мол, гулять же пришли, а она опять брошенная... Но нагуляться успели, так как быстро стемнело и снимать стало бессмысленно. Вышли где-то не там, хотя казалось, что идем по главной аллее. Такси брать не хотелось, и тут – трамвайная остановка, дай, думаем, испробуем общественный транспорт. Только вот в какую сторону ехать? Спросил у паренька с большим орущим магнитофоном, тот звук сперва приглушил и с готовностью все рассказал – мол, на трамвае никак, надо на автобусе – остановка вон, недалеко.

Был план добраться до виденной вчера колоритной давильни соков – отведать и отснять. А от нее бы пешком домой.

Пошли на остановку, на ней – одинокий пацаненок, но сообразительный – застопил нам автобус до Кайт-Бея, залез в него же и сам, и всю дорогу, пока не вышел, продолжал нас опекать – выяснил куда мы едем и зачем, показал сколько нужно заплатить, предупредил, чтобы ни в коем случае доллары не давали, а денежки (фунт на двоих) отдавали только, когда билеты оторвут. Я выменял у него монетки – 0,5 фунта за 2,5 бумажными, курс он установил сам – я ему по фунту выдавал, и он так серьезно рукой остановил, когда, по его мнению, было уже достаточно. Чуть ли не со всем автобусом нас перезнакомил и всем объяснил, что мы русские и т.п.

Автобус вез нас по таким срачным (извините) местам, что за Алекс стало неловко. Набережная здесь вылизана, как фасад, но за ним – страшилки. Хотя не везде. Есть и очень богемные районы. Автобус вывернул на набережную еще до моста, а снова ушел с нее перед библиотекой и довез нас всего только до ж/д вокзала. Дальше – забава. Контролер написал на бумажке, что нам нужно в Кайт-Бей. Вывел, передал какому-то толстяку-старику в форме, поручил посадить на автобус, тот метался-метался, старательно, в конце концов словил такси, но строго-настрого заказал, чтобы до форта – отвез не дороже 5 фунтов. По пути начался дождь, и мы решили двигать домой. В пиццерии заказали тонкую пиццу с кальмарами, слопали, вот и все. Дома опробовали душ – работает, хотя напор слабый, вода идет из бойлера, подвешенного к стене, а сам душ (еще утром обнаружили) крепится к выступающему из стены обломку кронштейна веревочкой. И пол кафельный, а никакой загородки нет. Занесли с балкона деревянный

столик, перевернули – и стой себе в нем, как в ванночке, мойся. Все просто. Жизнь хороша. Завтра долгая дорога. Отбой.

7.01.2007. 21.42

Мы в Сиве. Бред какой-то. С утра – прощание с Александрией, где наконец-то пошла на лад погода – за ночь асфальт на набережной почти просох, облака не такие хмурые, лодки с рыбаками вышли в море. Но вот оно-то уже не так красиво.

И Рождество, однако. Весь день – дорога. Из отеля выехали слишком рано, я взял излишне большой запас времени, на автостанцию прибыли за полтора часа до отправления автобуса. Заняли места в «зале ожидания» (несколько рядов скамеек на свежем воздухе) – Наташка грелась на солнышке. Дедушка в чалме, держатель ларька свежей прессы и разных печенюшек, взял над нами ненавязчивое шефство – усаживал обратно, если подходил не наш автобус. Наконец подкатил тот, что на Сиву. Тот же дедушка попросил кондуктора побыстрее упаковать наш чемодан в багажное отделение, а то, по его мнению, мы слишком долго ждали, пока проверяли билеты у входящих. Ната заняла места, пока я возился с кофром, но оказалось, места прописаны в билетах. Наши – 5 и 6, как раз те цифры в длинном ряду арабской вязи, которые отличались на наших билетах, все остальное, не считая номера билета, было идентично. На наших местах, хоть они и вторые от водителя, оказалось тесновато. Сперва это малость нервировало, вдобавок – всеобщая суета, вызванная необходимостью упаковаться на собственные местечки. Впереди ехала пара с ребеночком. Рядом, тоже в первом ряду – «мобильная» бабушка, ей всю дорогу звонили, причем она не брала трубку, пока целиком не проиграет ее мелодия (любимая, видимо).

От Александрии сразу по побережью – целые городки из одинаковых домиков – гостиничные комплексы, все пустые. Некоторые в разгаре строительства. Все это тянется часа на полтора пути. Причем справа – у моря – все цивильно и вылизано, а слева – со стороны пустыни – обычный египетский бардак.

Дорога хорошая, иногда в три ряда в обе стороны, с широкой разделительной полосой, засаженной пальмами, – иногда совсем еще молодыми, иногда большенькими. Попадаются скульптурки – то золоченая лань, то дельфины. Ближе к Мерса-Матруху все стало бело-голубым – и бордюры дороги, и придорожные осветительные фонари ярко-голубые, а линия ЛЭП – красные и зеленые миниатюрные эйфелевы башенки. И такси в Мерса-Матрухе бело-голубые (в Каире – черно-белые, в Алексе – желто-черные). Остановок всего было три, в Мерса – самая длинная, минут 20-30, не считая заправки. Автобус всех ждет, гудит, пока не придет последний пассажир. На первой остановке наш сосед ходил искать своего засидевшегося за чаем дружка. Дальше без приключений. Вдоль побережья пустыня по левую руку наполнена всевозможными объектами. То ЛЭП,

то заводи (или Нил) – это у самой Александрии, то хотя бы просто бесконечные кучи песка-камня-черного чего-то. Примерно в полутора часах езды от Алекса – православный храм, с крестами и необычной архитектуры – весь из полусфер. Более всего поразил поезд, убегающий в пустыню по ж/д нитке, становящейся невидимой (это недалеко от Мерса), потом еще раз встречали ж/д пути. От Мерса повернули круто от моря, но поехали не прямо на юг, а на юго-запад, потому что солнце садилось не четко справа, а чуть спереди. Примерно через час после Мерса пустыня стала по-настоящему пустой, даже многочисленные черно-зеленоватые кустики, насыщавшие ее вдоль побережья, перестали попадаться. Просто желтый песок вперемешку с камнем (такое впечатление, что строительным). Кое-где по бокам дороги отвалы песка – как у нас снег, счищенный с дороги. Сама дорога – четкая лента в две полосы. И больше ничего до горизонта. К третьей промежуточной стоянке солнце почти уже зашло, пока стояли – стемнело совсем.

Поехали в полной темноте. Кстати сказать, молитвами в автобусе не надоедали – телек с проповедниками включали всего на полчасика после Алекса и на столько же после Мерса. В обоих случаях под эту заунывь неплохо дремалось. Хуже, когда ближе к Сиве врубили местные фильмы, сперва мелодраму, потом комедию, в одной из главных ролей – матушки-уродки – человек, крайне напоминающий Нагиева в роли Задова. Тупой юмор. Ржал весь автобус.

 

Сива оказалась внезапно цивильной. Агурми (или Шали, еще не разобрался) подсвечивается, прямо как Ватикан. Ната сперва подумала даже, что это такая крутая гостиница. Чуток передрейфили, не зная, куда-как по темноте устроимся, но на станции нас подхватил паренек по имени (ну конечно же!) Мухаммед на ослике-такси, и всего за 10 фунтов «эраунд фром фундук». Только он рассчитывал, видно, в первой-второй гостинице нас высадить, а мы до 4-й доехали. И это оказалась как раз та, из НГ, которая мне запала в душу, когда я про нее читал. «Сива Сафари Парадайз». Бунгало, стандарты и хижины. Выбрал стандарт.

Те гостинки, что предлагал Мухаммед, тоже неплохи («Келланик», например, или «Клеопатра») – чистенькие, но без климат-кондиционера, а ночи тут холодные, и еще одну после Александрийской мерзлоты Ната бы не выдержала. Этот же номерок ее очаровал. И вода не через нагреватель, а свободно. Это хорошо, верней, в оазисе – практически как чудо. Вдобавок вся территория в праздничных огоньках.

С Мухаммедом сразу же договорились на завтра на 9.00 на экскурсию на его же ослике по Сиве и окрестностям. Клеился к нам и его друганок, успевший похвастаться, что знает три языка (он меня этим как-то даже и пристыдил): грозился организовать сафари, я спросил – на твоем велике, что ли? Он засмеялся и достал весьма солидную визитку – мол, вот, джипы… в ассортименте. Наташа напугана перспективой шастать по пустыне до Абу-Симбела… Допили Бэйлис. В номере устроились, как дома, как будто отсюда никуда не собираемся. Даже мебель чуток переставили. И жаль, что треснули аэрофлотовские стаканчики, из которых мы пили шампанское на Новый год.

В номере нашлось местечко и для «тошки» (ноутбук), и для иконки нашей – гвоздик над зеркалом. Хороший домик. Ната уже спит. И я пошел.

8.01.2007, 7.32 утра

Утром прохладно. Как в деревне, только вокруг – пальмы. Открыл окно, и, кроме них, почти ничего не видно. Петухи орут, куры кудахчут где-то далеко, изредка ослик иакает. Все. Все звуки. И тишина. Невозможная расслабуха.

0.37

Ночь на дворе. Завтра можно поспать…

Сива – это оазис. Это банально и просто, но этим все сказано. Здесь другое время, другой уклад, другой ход жизни, другие ценности. Здесь хорошо. Благодатно. Отдохновенно. Весь день – как эпизод рая. Завтрак простой и сытный. Специально для нас сервировали столик у колонны. Интерьер ресторанчика – с элементами местного декора. Ковры с верблюдами – просто волшебны. Единственное, что я здесь, в Сиве, захотел приобрести.

Мухаммед в 9.00, как договаривались, уже ждал у ворот, увидел – поднялся со своей тележки и потянулся сладко-сладко, интересно, во сколько они тут просыпаются. Поехали. Неспешно (больше фото Сива-сити и оазиса здесь).

Первый пункт – храм Оракула. То главное, зачем я сюда приехал, не понимая до конца, какой здесь вообще, в целом, РАЙ. Дорожка бежит среди пальм, ветерок свеж, ослик, как кажется, идет медленно, но пару раз я соскакивал и пробовал идти рядом – он меня опережал очень быстро, хотя не торопился. Ехать приятнее, укачивает. Навстречу и в обгон – множество на таких же осликах и тележках, перевозят все что угодно – и траву, и доски, и баки с водой, и порожняком скачут. Под мальчуганами ослики особенно резвы. Свою тележку наш ослик еле тянет – три бугая уселись (считая возницу) – так еще бы!

Храм Оракула такой, как я и ожидал. Но что вокруг целый городок, смытый водой, – этого не думал. Очень красиво и издали, и изнутри.

Ненавязчивый гид после настойчивого: сори, я один, окей? – уходит и оставляет нас наедине с руинами. В храме совсем чуть-чуть иероглифов, нашли потайной коридор, но он почти целиком замурован. Скачу по развалинам, виды великолепные – щелкаю и привлекаю внимание привратников – оказывается, забрался в закрытую зону. Поднимается и умоляет не лезть куда не надо, но у него на глазах спускаюсь еще и в колодец, добряк стонет. Ладно, последний подход к храму напоследок – и хватит, лазили больше часа (больше фото Агурми здесь).

 

На выходе старик и три девчушки разложили свой нехитрый сувенирный скарб, но с нас чего взять – мы не даем им никакой надежды. А они и не сильно пристают.

Дальше – на ослике по круговой тропке к храму Амона (фото можно посмотреть здесь). Это одна стела и скромная кучка обломков. Задерживаемся ненадолго. Впереди – ванны Клеопатры. Все очень цивильно. Круглый бассейн, прозрачная вода, зелеными рифами дно и пузырьки, все озерцо пузырится. Рядом – двухэтажное кафе, при желании в нем можно нежиться в гамачках и на циновках. Но манит вода. Я ныряю, плаваю, дам круг – отдыхаю. Вода много теплее, чем утренний воздух. Мухаммед в тени листает египетский журнал на английском, Ната «фотирует».

Дальше – Шали, т.е. мы по эллипсу возвращаемся на центральную рыночную площадь Сива-сити. На этот раз Мухаммед идет с нами, показывает без лишних скитаний самую выигрышную точку, с нее мы все и фотографируем. А он еще и позирует – уселся, как херувимчик в каменной рамке на фоне голубого неба, и сверкает белыми пятками. Спускаемся, снимаем крыши, ослики валяются в стойле. Вдруг на втором этаже землянки нарисовывается мэн и начинает, видимо, не очень одобрительно отзываться о том, что ведется несанкционированная съемка его владений. Да ладно, не сильно и хотелось (больше фото Шали здесь). 

Теперь – гора мумий. Едем долго, снова через пальмовые рощи. Смотрителя искать не пришлось, он так и сидит в своей сторожке и без всяких долгих вступлений-объяснений отпирает одну за другой катакомбы – их всего три. Можно и остальные дыры посмотреть – их здесь, как в хорошем сыре, но все пусты. С росписями только две, зато в третьей – мумии, черепа, и прочая нехорошесть, Натка даже нос воротит. Я залез в какую-то нишу-гробницу (можно) и присел на возвышеньице – она вскрикнула, мол, вылезай немедленно!!! Вылез. Снимать нельзя – а-ах! Росписи очень своеобразны. Звезды – пятиконечные медузы с кругляшком в середке (больше фото гробницы Гебель-эль-Мавта здесь).

На этой же горе договариваемся с Мухаммедом съездить на дальнее соленое озеро сегодня же, только делаем перерыв на 2 часа. Я первым делом меняю 100 баксов в местном банке. При нас какой-то мужичок снимает, видимо, со своего счета несколько десятков тысяч – ему выкладывают буквально штабеля сотенных фунтов, перетянутых резинкой, он складывает их в коробочку. От нескольких штабелей двадцаток отказывается – в коробку не вошли. Забирает свои мани, расписывается и быстро исчезает. Мы думали, он на бордовом мерсе укатит, что стоял у входа, но нет, мерс остался.

 

Меняем сотню, далее – покупки: вода, местные финики, мандарины, бананы. Все очень дешево. Финики и бананы – по 4 фунта, огромные мандаринки и вовсе по 1,25 за 5 штук.

Дома устраиваем фруктовый пир. Внизу в офисе за 15 минут выясняем, что джиппинг по цепочке оазисов – это дорого, по тому маршруту, что я хотел – больше 1000 баксов. Только до Бахарии доехать (с экскурсионной программой, ночевкой в пустыне и питанием) – 1300 фунтов, это самая дорогая часть пути, потому что бездорожье абсолютное.

В 15.00 Мухаммед опять ждет нас у ворот. Дорога очень долгая, при подъезде к острову, соединенному с берегом насыпью, не выдерживаем красоты, царящей вокруг, спрыгиваем и очень много фотографируем. Удивительная смесь – красная земля, синяя вода и бело-черные горы плюс голубое небо в облаках. Кайф длится. Мухаммед тем временем уезжает далеко вперед, мы на него немного даже сердимся, но идти оказывается не так уж долго, когда подходим, видим, что он сгоняет пальмовым листом ряску с водоема Фантаса. Вода в нем совершенно черная, но что удивительно – теплая, т.е. тепло в ней не от солнца, а изнутри. Купаемся вместе с Мухаммедом, он часто ныряет, хлопая ногами. И вообще всячески дурачится, я осторожен. Натка часто снимает, потом уходит любоваться окрестностями, а мы тем временем выбираемся. В этот раз я захватил с собой полотенце и сменные плавки (больше фото с источника Фантаса здесь).

 

Мухаммед предлагает дождаться заката в гамачке под кофе. Но зябко, да и флешки у нас внезапно заканчиваются. Пьем кофе – и в обратную дорогу.

Когда ослика хотят запрячь обратно в телегу, он внезапно вырывается и уносится в пальмы, Мухаммед – за ним, дико удивляясь внезапной прыти. Приводит. Впрягает. Едем.

 

По пути нагоняем мальчонку-кофейщика, тот просится к нам. Еще несколько кадров на прощание – бай, красотища! Нагоняет ослик, доверху груженный ветками, и на их фоне – пацанчик. Этого я вынести не мог, нацелил фотоаппарат, парнишка было закрыл мордашку мешком, но на мой умоляющий взгляд открыл, и тут его ослик внезапно понес, паренек, видя, что выходит у меня из кадра, резко его осадил, и ослик чуть не встал на дыбы – я заснял, вау, какая динамика! Но кадр смазался. Наш попутчик тем временем пересаживается в тележку с двумя такими же мальчуганами, которая полегче на ходу, и уносится вперед. А мой «фотомодель» вдруг устраивает с Мухаммедом скачки, и ослики – то наш, то его – едва не слетают с дороги. Ближе к городу успокаиваются и идут караваном. А был момент, когда за нами выстроилось 4 арбы.

У отеля прощаемся. Мухаммед уговаривает остаться еще, но нет, завтра – в Алекс. У него же узнаем, что первый автобус – в 10 утра, и едем за билетами. Но там серьезный мужичок уже сводит ведомость, и оторвав голову от бумаг, коротко бросает: завтра, мол, в 9 – и никаких проблем. Ладно.

 

На прощание буквально силой вымогаю у Мухаммеда – сколько мы ему должны. Он ломается, как девица, ноу проблем, да ноу проблем. Потом просит назвать нашу цену. Наконец выдавливает – 100 за все. Дарю ему еще и магнитик.

В отель. Еще нужно заснять Шали в ночной подсветке. Разгружаем флешки, процесс затягивается. Выходим поздно. На ресепшн рассчитываемся, и там очень сожалеют, что мы уезжаем без традиционного сафари вокруг оазиса – это ведь так круто! Парень искренне расстроен – мы не увидим 50% красоты Сивы. Я задумываюсь.

На площади внезапно встречаем вчерашнего другана нашего Мухаммеда – тоже Мухаммеда (чтоб не путать, буду пока звать его Шустрый). Наташа возьми да и скажи:

спроси, за сколько он тебя до Бахарии довезет. Тот – ноу проблем, повел к себе в магазин, усадил, чаю предложил и все рассказал – 3 дня и 2 ночи от Сивы через Бахарию в Фарафру – 1800, с заездом в Романские томбы – 1950. Мы очень долго думаем. Я очень хочу, Натка согласна только ради меня. Шустрый провожает нас в искомый ресторанчик Шали Лодж. По круговой галерее забираемся на 2-й этаж, там только столики, подсвеченные кувшины в нишах – и никого. Внизу отыскиваем хозяина Али, и нас вкуснейше кормят. Заказываем кебаб, кофту, салат «Александр» (приняли его за греческий, оказалось больше похоже на оливье, только солонее за счет оливок) и безалкогольное пиво. Первым делом нам на стол ставят свечу в колбе, как у керосинки, потом пиво и стаканы из мутно-зеленого стекла с оленями. Потом салат в грубых глиняных плошках, потом уже (ждали не так уж и долго) – мясное с картошкой-фри. Кебаб бесподобен, кофта не так хороша. Салата даже слишком много. Отличный ужин. Али бесконечно делает попытки поговорить, заканчивается тем, что он ради общения пытается выучить хоть что-то по-русски. Выходит слабо. После ужина ведет хвастаться своим отелем. В самом деле очень стильно – все глинобитное, ванная в камне, очень высокий стиль. И немногим дороже, чем наш «Сафари». Но как правильно сказала Ната, «Шали» уж слишком похож на склеп, и в той ванной ей было бы жутковато умываться. Хотя кровати там великолепны. Наш отельчик европеизирован, здесь же – все как бы под старину. Забавно, но постояльцы Али при нас начали жаловаться ему на то, что у них в номерах прохладно и какие-то проблемы с горячей водой.

Из «Шали Лодж» – к Шустрому. Тот завис в Интернете, ждем, когда прибежит (недолго), и уточняем детали. Он пытается развеселить и задобрить Нату, так как понимает, что все может сорваться только из-за нее. Уточняем до тонкостей маршрут, финансы и ударяем по рукам. Вручаем ему 400 фунтов задатка, паспорта, 10 баксов и 20 фунтов на разрешения в полиции – туда (в пустыню) без этого нельзя, по дороге будет 7 блокпостов. И домой. Наташа от содеянного почти в истерике. Методом шоковой терапии привожу ее в чувство, но у самого на душе неспокойно. На всякий случай интересуюсь у нашего мальчика на ресепшн – как он относится к нашей поездочке, тот все дотошно выясняет и делает вывод – гуд прайс энд гуд программ. Уф-ф-ф. Я выпустил пар, да и Натали заметно успокоилась. Ладно, завтра покажет. От Фарафры до Луксора предстоит двигать своим ходом через 2 оазиса. Дахля, говорят, неимоверно хороша.

9.01.2007 (пишу утром в Бахарии)

Холодно. Натка дремлет. Непрерывно кричат петухи, надрывно мычат коровы и иакают ослики. Деревня. Бахария – это тоже деревня, но без идиллии Сивы. Здесь все как-то

по-советски, напоминает селение после войны – что-то вроде Афгана или Чечни.

Единственная улица, правда широкая, дома преимущественно из крупного белого камня с плоскими крышами, вдоль улицы лавки. Вчера ночью селение произвело особенно неприглядное впечатление…

 

Вчера в 9 простились с нашим Мухаммедом. Он чуть опоздал, мы пошли к нему навстречу, вдруг – гонит своего ослика, улыбается во всю ширь, я его аж обнял – че-то совсем сентиментальный стал. Сказали, что Алекс отменяется, едем с его другом в сафари. Спрашиваю: твой этот друган – хороший парень? Мухаммед: у-у, это хорошая идея. Хитрюга. Все ясно. Но не отговаривает, стало быть, опасности нет, успокаиваемся окончательно.

Завтракаем, потом идем в банк, меняю деньги, покупаем в дорогу мандаринов, вчерашний продавец почему-то хмур. Потом забираемся на самую верхушку старого Шали, чтобы осмотреться в последний раз (вчера так его и не сняли в ночной подсветке). Если встать лицом к городу (хотя он вокруг, но к центральной оживленной части), то прямо перед глазами будет башня Шали, в которой как будто бы живут, сразу за ней – минарет мечети, чуть правее от нее вдали – гора мумий.

Совсем справа и далеко – едва различимый желтый островок старого Агурми с храмом Оракула чуть возвышается над пальмовым лесом.

Слева совсем близко – гора Шали, к ней можно пробраться прямо через развалины, но лучше спуститься вниз и повернуть не направо (к рыночной площади), а налево. За спиной – поле со столбиками, то ли раскопки, то ли кладбище. Потом мы его проезжаем и уточняем у Шустрого, оказывается – да, кладбище. Столбики без всяких надписей, очень маленькие, некоторые лежат, некоторые из темного камня, с выщерблинами. Здесь похоронен и отец Шустрого.

В отеле доедаем бананы, прощаемся и в 11.50 не спеша с сумками идем к месту встречи у магазина Шустрого на углу главной площади. Джипа еще нет, Шустрый отдает нам исписанные арабской вязью листочки – разрешения на проезд по пустыне, и после настойчивой просьбы – паспорта (сперва просто хлопнул по карману – мол, тут они, но нет уж, отдавай). Ждем всего минут 10, наконец подваливает вразвалочку джип – очень потертый белый «Ниссан-сафари» с ненавязчивой разрисовкой. Потом оказывается, что машинка заслуженная – на ней совершали хадж в Мекку. Выпуска 1982 года, стоит такая примерно 6000 паундов. Т.е. за те деньги, что с нас хотели взять за полную петлю по оазисам, можно купить такую вот и куролесить самим (только не надо этого делать – пустыня полна всего, в первую голову – пустоты).

 

Укладываем багаж и трогаем. Джип внутри просторен, широк, сиденья очень удобные, окна большие – машина для сафари просто идеальна. Заезжаем в офис, чего-то ждем, потом домой к Шустрому – в отличие от соседних домик хорошо оштукатурен и покрашен в два цвета. Его крошечная племянница без устали машет нам ручкой, демонстрируя как ее ладошку красиво расписали хной. На самой кромке Сива-сити тормозим в последний раз – Шустрый покупает в лавке сок гуавы в маленьких коробочках на всех. Все, дорога выпрямилась. По насыпной дамбе, рассекающей соленое озеро, пересекаем его. Озеро совсем мелкое и не так живописно, как то, где мы вчера вечером купались и не дождались заката. Очень соленое, рыбы нет, вода кое-где ушла, обнажив глинистое в рытвинах дно. На горизонте с удивлени

фламинго – каким ветром их сюда занесло? Но ошибиться трудно – слишком уж характерны их силуэты. Уткнулись мордами в воду и что-то из нее выцеживают.

Когда озеро остается позади, дорога становится однообразной, как вдоль побережья от Александрии – по обе стороны песочно-каменистое пространство, густо усеянное сиротливыми голыми черными кустиками.

Через 40 минут – первый блокпост. Чистенький кубик здания без излишеств, молоденькие солдатики в новой чистой форме и вязаных шапочках из «верблюжатины». С автоматами. Очень приветливы, любопытны, быстро проходим все формальности – и дальше. Дорога удивляет. Просто тем, что она есть. Лента старого асфальта, изъезженная, кое-где в переметах песка, но она есть – и куда как лучше, чем ко многим нашим деревням. К тому же параллельно ей торят новую дорогу – высокую, широкую, но пока она только засыпана желтой щебенкой, приготовлена под закатку асфальтом.

Перед вторым блокпостом наконец-то разнообразие – впереди три горы, как пирамиды в Гизе, но разной формы, средняя, самая большая, напоминает по форме шатер Чингисхана. Я прошу стопа, чтобы сфотать, а когда сажусь, Шустрый говорит: «Хочешь фото? Сейчас будет!» И они несутся к этим «пирамидам», потом Салюси (водитель) лихо возносит наш ревущий от натуги «Ниссан» по дюне, спирально закручивающейся вокруг пирамиды, почти до самой ее вершины, и тормозит у самого обрыва песчаной горы – снимай.

Шустрый прыгает вниз и проезжает на голых пятках по крутому склону дюны как заядлый серфер. За дорогу уже успелось выясниться, что он, оказывается, дипломированный биолог – 4 года отучился в Александрии, но почему не работает по специальности и нравится ли ему работать с туристами – тут замумукал ответы. А родом он… с Аляски, для подтверждения этого даже разулся и продемонстрировал белые носки, на которых действительно вышито: Аляска. Салюси тут же его обрубил: «маде ин Сива». Да мы и не повелись. А Шустрый так и остался босой.

При осторожном спуске с дюны тем не менее на одном из поворотов врываемся в песок и глохнем. Парни вылезают и руками откапывают колеса – песок можно откидывать и без лопаты. Потом толкаем, потом опять откапываем, опять толкаем – выбрались.

Второй блокпост. После него дорога стала поинтереснее – справа почти сплошной хребет из невысоких слоеных скал, слева – пустыня, вдали – холмики, к ним внезапно и сворачиваем. Дороги нет совсем, как ориентируется Салюси, виляя между одинаковыми куполками серого камня, непостижимо. Ага, че-то сказал Шустрому, тот вылез в окно, встал босыми ногами на дверку, держится руками за багажник сверху и высматривает путь, как впередсмотрящий. Залез обратно. Обезьянка. Точнее – смесь обезьянки и попугая, потому что при ловкости, бойкости и подвижности еще и уникальная способность к звукоподражанию, любые русские слова схватывает с первого раза. За вчерашний день он выучил еще два – «круто» и «капут», до того из русских слов на букву к он знал только «курва» (что показательно).

Оказывается, мы рулим к томбам. Но сначала в разрыве между скал – оазис. Пальмы, растущие прямо из песка, некоторые занесены, увязли в дюнах по уши. Много сломанных, голых, есть сгоревшие. Из большой песчаной кочки торчит саксаул – ломаем его для костра, и дальше, вокруг оазиса к двум высоким скалам из бело-желтого известняка. В них, обращенных друг к другу, – черные окна гробниц. Парни раскладывают пикник, а мы с Наташей отправляемся к томбам. Все пусты, вырублены в белом камне, очень красивы, в некоторых на стенах сохранились обрывки иероглифов, в одной – красные рисунки, в другой валяется куча ленточек, как бинты с мумии. Вряд ли, конечно, с древности

долежали, но очень похожи. От одного из камней Натка отскакивает с криком: «Мамочки!» Там – череп. Настоящий, выбеленный и одинокий.

И как раз ребята кричат – пора обратно. Перекус нехитрый. Нарубили салат, похожий на греческий, только мельче. Еще одно блюдо – опять-таки рубленый лук, перемешанный с рыбной консервой. Грубые местные лепешки, но главное блюдо – чай. Вода закипает в закопченном (некогда синем) чайничке на крошечном костерке, разложенном в вырытой ямке. Едим. Прикольно. Парни хлебом вымакивают и салат, и рыбу (которую почему-то почти и не съели), для нас – ложки-вилки. На десерт – мандаринки и бананы. И – чай. Когда вода доходит, Салюси кидает в нее несколько щепоток сухой травяной смеси и скоро снимает с огня. Высокой струей наливает сперва в высокий железный стакан, из него – по рюмкам. Братцы, вот это вкуснотища! Пока допиваем, парни ловко все сворачивают. Мусор – с собой в пакет, засорять пустыню – упаси бог!

 

Снова рулеж меж каменных куполов – так они и остаются полем курганов позади. Красиво. Выезжаем на старую дорогу и скоро – третий блокпост. На нем недавно ощенилась собака. Она – дворняга, но батя «повалялся рядом с овчаркой», поэтому щенки удивительно ладненькие, стройные крепыши. И черно-белые, и черные, один палевый. Шустрый присмотрел его для себя, когда поедет обратно, заберет домой.

Дальше едем по новой широкой (и на этом отрезке – заасфальтированной) дороге. Возле четвертого блокпоста она перегорожена бочками, сверток по песку к старому домику, но в нем такие же чистенькие молодые солдатики. У них своя достопримечательность – клумба. По кругу выложена коричневыми горшками, в центре – из полторашек с синими пробками какое-то слово, в центре – горшок с хлипким цветочком. Мило.

Когда подъезжали к блокпосту, что-то в машине застучало. Пока солдатики возятся с документами и рациями, Салюси с Шустрым лазят под джипом, проверяя ходовку. Оказывается, все проще – отваливается кусок бампера. Это уже вторая потеря, чуть раньше, когда скакали по кочкам, как кенгурята, соскочила пластиковая окантовка с приборной доски и вывалилась пепельница. Но это – пустяки. Салюси вообще на каждой остановке осматривает джип – проверяет болты на колесах, Мухаммед часто по ходу смотрит сами колеса, свесившись из окна.

За четвертым блокпостом еще некоторое время едем по классной новой дороге, но совсем скоро этот рай для водителя кончается – после того, как справа уплывает назад асфальтовый мини-заводик. И все, дальше опять почти бездорожье. Старый асфальт проходим далеко не везде, в одном месте он превратился в настоящую стиральную доску, и километров 10 мы его старательно и очень медленно обруливаем. Шустрый показывает – мол, по этой гребенке нужно очень осторожно, бывало, что здесь сафари и заканчивалось, вызывали подмогу из Сивы – и обратно. Ему легко веришь, так как пару раз нам попадались «оброненные» детали ходовки пострадавших здесь джипов. Проезжаем маленькие оазисы, соленые озера, в одном из них потрясающе отражается предзакатное небо. Очень красивы облака – прошу Салюси тормознуть и снимаю. Еще примерно час звезды подсматривают за нами сквозь рванину облаков, а потом – полная темнота. И так – еще 3 часа. Видно только дорогу в свете фар плюс метров по три-пять в стороны. Шустрый внезапно вылезает через окно на крышу, я подумал – опять дорогу будет высматривать, но как в такой темноте?! Полез за ним посмотреть, а он просто на крыше устроился и лежит-едет.

 

Пустота. Темень. Несмолкаемый гуд. Скорость не больше 40-50 км/ч. Голова наливается чугуном и гудит, как колокол. В какой-то момент забываю, что я в Египте, в Сахаре. Кажется, под родным Омском из деревни в деревню перебираюсь. Наконец, блокпост, 5-й по счету. Мухаммед облегченно вскидывает вверх палец – совсем немного до Бахарии. На следующем блокпосту уже Салюси объявляет: 40 км. Радует. За 7-м постом начинается спуск в Бахарийскую впадину. Приехали… Но выворачиваем в какую-то дыру. Типа крутой отель на отшибе – позаботились о жилье за нас. Мрачно. Дыровато. Воды нет, холодно. Номер – как могильник, с выложенным кирпичом куполом-крышей. Нет, парни, давайте в другой отель. Какой? О «Бешмо-Лодж» Шустрый отзывается неодобрительно, но везет посмотреть его. По дороге Салюси встречает похожий на наш джип – и водитель, его друг, оказывается, недавно отстроил свой отель и, разумеется, приглашает. Мы с радостью едем. Чистенькое здание, внутри еще не выветрился запах краски, мелкие недоделки – сантехника, электрика и пр. Радует уже только то, что в холле вокруг столика – человек 8 иностранцев, вернулись из тура в Белую пустыню, сидят и хвастаются друг перед другом фотками.

Приветливые вышколенные мальчишки встречают, а скоро появляется главный менеджер – усатый, пухленький и добрый. Охотно показывает лучшие номера. Все вроде есть, только холодно ужасно. Но хорошо, остаемся. Салюси, ты чудо! Тот рад, что угодил. Спрашиваю менеджера о цене, и Салюси меркнет, вставляет, мол, хозяин – мой друг, и будет гуд прайс. Я все же уточняю, и мне говорят – вообще-то 25, но для вас 20. Шустрый потом поясняет – не надо было языком молоть, под дружбу с Салюси переночевали бы и за 10, а так менеджер не знал, что сказать, и чтоб не продешевить, снял только 5 баксов.

Зато халявный ужин. Очень кстати, от обеда в пустыне мало что осталось. Заказываем курицу, ее, видимо, очень долго ловят, но тем временем приносят пиалку супа из домашней лапши, больше похожей на крупный рис, тушеные в томатной пасте овощи с картошкой, потом – курицу, фигурно политую кетчупом и с горочкой белого риса. Съедаем все в момент.

Один из иностранцев соблазняет наших – мол, давайте я завтра с вами в Сиву, а ваши (т.е. мы) в пустыню с другой машиной. Ага, щас!

Ну все, байки. Вода в нагревателе так и не стала горячей. Зарываемся на одной кровати под четыре одеяла. Холод страшенный. Усталость дикая. Спим. Хорошо, встать можно попозже…

(Больше фото о поездке Сива – Бахария здесь).

10.01.2007, 23.31

Утро промозглое. Встать нельзя – ледник. Я отваживаюсь первым. Мыться не решаемся – и вода не горячая по-прежнему, и общая атмосфера не располагает.

Завтрак хлипкий – булка с плавленым сыром и джемом да чай. С тоской вспоминаем наш «Сафари Парадиз» в Сиве. Да и вообще – Сиву. Салюси уже на ногах, возится с машиной, а наша «кошечка» Мухаммед еще дрых. Но едва проснулся, очень робко постучал и, стесняясь, попросил немного денег – сделать закупки на дорогу. Быстро собираемся, у лавочек джип тормозит, я выхожу поснимать улицу и обнаруживаю, что ключ от номера – у меня в кармане. Мухаммед идет отдавать, благо отъехали недалеко. Бахария не нравится нам и днем. Здесь даже пальмы серые какие-то. Уезжаем.

Грязно-сероватое неухоженное селение плавно переходит в черную пустыню – на песчаных сопках становится все больше черной пудры. Холмы посыпаны ею причудливо.

Салюси заворачивает к какой-то хижине, перед нею – вязанки дров разложены на песке, за тем мы, оказывается, и приехали. Мухаммед тем временем упражняется в подражании голосам животных, на лай неожиданно откликается щеночек, буркая недовольно и басисто, бросается на Мухаммеда. Потом на своего маленького хозяина. Большой хозяин предлагает пивка, Салюси отказывается, а Мухаммед, отвлекшись от своих забав, оживляется: о, бирра, бирра! Салюси негодует. Но идут вместе за пивом. Возвращаются пустыми: слишком жестокий прайс.

Мухаммед загрустил. К тому же и радио сломалось. Тишина. Только черные сопки мелькают. Салюси затягивает песенку. Мухаммед откупоривает банку «Миринды» – бирра, бирра! Тосковал он минут пять.

Очень скоро, после первого блокпоста, официально въезжаем в черную пустыню и тормозим у черной горы, наверх протоптана желтая тропка, в ее начале – автобус с интуристами, но они быстро уезжают. Подъем. Не тяжело, но отдышаться пару раз пришлось. Вокруг – что-то неземное. Бесконечные черно-желтые складки, черные шапки невысоких конусов гор, редкие машины проносятся по трассе, наш джип внизу – крошка на ладони пустыни. На вершине дурачимся с Мухаммедом, он даже стоит на камнях на голове. Складываем пирамидку – еще один повод для аттракционов. Забирает у меня фотоаппарат и командует – присядь, потом показывает – слева маунтин, справа маунтин, а между ними ты – тоже маунтин. Ну да, у меня голова черная, как и у них. Вниз сбегаем. Мухаммед – по черным камням. По ходу складывает еще одну пирамиду и успевает вырезать на плоских камешках из песчаника наши с Наташей имена по-арабски. Мы внизу тоже карябаем свои имена в месте, где расписываются все (больше фото Черной пустыни здесь).

Дальше вскорости гора кристаллов. Не впечатлило. Короткий сверток влево, скала-кольцо, чуть подняться повыше и пройти – несколько больших камней с желтыми и белыми кристаллами. Мухаммед с Наташей их старательно добывают, я старательно пытаюсь выжать из всего этого хоть что-то ценное изобразительно. Выходит всего один кадр. На кристаллах, в которых играет солнце, фотик не хочет фокусироваться в упор. Блеск минералов он так и не передал. Мухаммед находит-таки большой и красивый камень, состоящий из нескольких слоев мелких кристаллов. Натка счастлива.

Все, теперь впереди – белая пустыня, потом Фарафра. Черной пудры на горах становится все меньше, и они все чаще и откровеннее обнаруживают свою белесую сущность.

Внезапно уходим налево с дороги. Мухаммед ничего не объясняет, мы решаем, что просто захотел удивить рулежкой – едем по абсолютной пересеченке, то песок, то

каменистые плато. Забираемся в междугорье, из гор-холмов внутренняя белизна, как снег или сахар, «стекают» в желтый песок. Гора-полукольцо. Белая, но внутрь намело целую дюну желтого песка. Едем. После очередного плато врезаемся в песок, и сколько Салюси не елозил, дальше – никак. Поворачиваем, и другим путем въезжаем в кольцо гор самой разной формы: тут и столбики, и куличи, и три подряд исполина, увенчанные каждый камнем поменьше.

Я вылезаю на крышу, снимаю оттуда. Тормозим. Мухаммед наконец-то объясняет: это горы Агабат, этого нет в программе, это мой тебе подарок. Сказка. Вокруг ничего, кроме этих гор, под ногами – серый вздыбленный камень, в прорехах – песок. Луна? Ну уж точно не Земля. Мухаммед уходит далеко вперед, возвращается с трофеями – черные камни-улитки, камни-пуговицы, камни-пещеры. Камень-коричневое яйцо с кристаллами. Обратно выруливаем долго. А с трассы эти горы – холмы и холмы, обычная цепочка, ничем от других не отличить. Так что спасибо Мухаммеду (больше фото гор Агабат здесь).

Белая пустыня. Здесь снова автобус с туристами. Все скучковались возле растиражированных «грибов». Мы тоже их сняли. Мухаммед говорит: вы поснимайте тут, потом в другое место поедем. Снимаем, а он растягивается прямо на плато под солнышком. Белая пустыня с первого взгляда слегка разочаровывает – грибы и пр. торчат нечасто, между ними – обычный песок, никакого тебе снега. Ну все, мы сняли. Салюси увозит нас дальше и дальше, вот и снег. Вот три скрюченные пальмы проплывают справа и… чао. Мухаммед вдруг соскакивает с джипа на ходу и несется вокруг – мы потихоньку выруливаем по встречной дуге. Сошлись. Запрыгнул так же на ходу, бросил: это была старая белая пустыня, сейчас покажем вам новую. Новая круче.

 

Увидев ее, с джипа соскакиваю уже я. Мухаммед бросает: ты снимай, а мы вперед, ок? Хорошо. Успевают устроить шоу – для одной Наташи – Салюси подруливает к очередному известняковому столбику, а Мухаммед на ходу на него запрыгивает. Обезьянка. В пределах видимости они организуют привал. Пока снимаю белые волны, выступающие из песка, острова известняка, шагами уходящие к горизонту, причудливейшие морды, паруса, строй сфинксов, – Салюси готовит разные вкусности, а Наташа с Мухаммедом выясняют схожести и разности арабского и русского, что-то даже чертят на песке. Потом Ната подключается к готовке, достает свой нож, Салюси его одобрительно осматривает, но резать что-либо запрещает: сперва отдает Мухаммеду, чтобы тот почистил песком и сполоснул водой. И все так – чашки, рюмки, ложки, – все. Мухаммед тоже рассматривает нож, одобрительно кивает и говорит, что если у него такой найдут, – то ему обеспечены наручники и 6 месяцев тюрьмы. Рассматриваю остатки их «песочной графики» – оказывается, Мухаммед еще и художник. Потом Наташа рассказывает, что всякие цветочки, яблочки и коров он рисовал одним движением, не отрывая палочки от песка – как свою арабскую вязь.

Кромсаем помидоры. Салюси режет мелко, Ната – крупно, думая, что это будет салат. Но шеф-повар объясняет, что задумал другое блюдо. Поспевает костер. Прямо на тлеющие бревнышки – глубокую миску, в нее – помидоры, постоянно помешивать, туда же – говяжий фарш, опять помешивать, туда же – яйца, снова мешать. Томати а-ля Сива готовы. Вкусно. Хвалим Салюси, он доволен. Разогревает хлеб – плюхает лепешки на уголья, несколько раз переворачивает, некоторые чуть пригорают, но зато пышут дымком. Вкус-сно! Мухаммед заучивает и это слово. Релаксируем почти до заката. Я фотографирую,

отхожу далеко от джипа, наконец, ребята начинают собираться и Наташа зовет меня обратно. Обезьянка Мухаммед принимается ее передразнивать, все это перерастает в потешную потасовку, в результате которой они с Мухаммедом меняются куртками. Притворно дуются друг на друга пару минут, потом не выдерживают: вокруг слишком красиво.

Салюси устраивает медленную рулежку по белой пустыне, я часто соскакиваю, они поджидают, так и катят тихо-тихо с открытой дверцей, я заскакиваю на ходу. Один раз Салюси меня останавливает – погоди, мол, щас подъеду с другой стороны – вот будет вид, пальчики оближешь! Объезжает гриб – и, о чудо – курочка под деревом.

Кое-где другие джипари располагаются на ночлег. Один из них разбил привал возле большой белой глыбы, и оказывается приятелем Салюси. Угощает нас бананами. Пока болтают, мы втроем с Наташей и Мухаммедом играем в «царя горы». Побеждает дружба.

Фигурки из известняка причудливы и разнообразны. Есть головы поэтов, гигантский заяц, целые поля столиков и грибов, есть даже тающее мороженое. Особенно красиво в предзакатном состоянии. Выруливаем прямо на закат. Солнце садится меж двух гор, но еще долго светло. Выехали на поле, усеянное черными камнями. На горизонте – нереальные фигурки белой пустыни. Как конец света, – говорит Наташка. На асфальтовую дорогу выскакиваем из песка со второй попытки, и совсем скоро мы в Фарафре, въезжаем в нее меж двумя столбиками, увенчанными скульптурками верблюдов (больше фото Белой пустыни здесь)

Великолепный отель, ведут в бунгало, здесь почти два этажа, над ванной – лежанка под розовым балдахином. Тут и будем спать.

А пока – прощания, провожания, фото на память. Ребятам еще пилить обратно до Бахарии, а завтра в 6 утра они отправятся в родную Сиву. Про Фарафру Мухаммед отзывается с пренебрежением – маленькая, хотя и славненькая. Говорит: езжайте в Дахлю – там красиво. Так и планируем. Но, гуляя по предночной Фарафре, оказываемся пойманными Насером, и договариваемся, что завтра едем с ним смотреть Фарафру и Дахлю. Всего за 200 фунтов. Покупаем печенье и сок и возвращаемся. Можно расслабиться! В Фарафре значительно теплее. А номер оказывается с подвохом – то унитаз не смывает (чиню), то умывальник протекает, то выключатель не работает, но апофеоз всего – в ванной нет горячей воды, хотя в умывальнике она почему-то течет.

 Наташа покупает себе верблюжьи носки здесь же в отеле в «верблюжьем бутике». Продавец, узнав, что мы из России, удивленно вскидывает брови и сбрасывает пятерку.

11.01.2007, 22.11

Завтра вставать в четыре утра и – длинная дорога… А наш любимый крейзи манки Мухаммед был прав вчера при прощании, давая характеристику Фарафре. Оазис маленький, приятный, смотреть особо нечего, но делать ноги оттуда нужно побыстрее – люди так и смотрят, как бы лишнюю денежку с тебя слупить. Так и сказал – гоу в 9 утра на автовокзал, купите там билеты и первым автобусом в 12.00 – в Дахлю, она, мол – очень найс. Не послушались…

Ах, как я не хотел вчера идти той улочкой в «центр» этой Фарафры! 

Отель при всей своей внешней импозантности продолжал удивлять – и приятно, и неприятно в равной степени. Прямо маленькое отражение большого Египта. Во-первых, к утру стало очень холодно. Накануне, совершая вечерний променад, мы радовались, что наконец-то теплеет, вечер и правда была гораздо теплее, чем в предыдущих оазисах и вообще в Египте. А к утру – поди ж ты! Из-под тяжелого верблюжьего одеяла, великолепно хранящего тепло, вылезать не хотелось. Благо, я вчера искупнулся – хоть вода была всего лишь комнатной температуры, но зато чистый. 

Второе утреннее удивление было приятным – завтрак. Две миски инжирного варенья (куда ж нам столько!) и очень вкусный омлет. 

Третье удивление – опять неприятное, при расчете на ресепшн выясняется, что завтрак в стоимость проживания не включен – у него в счете отметки нет, стало быть – плати сверху. Сам виноват – вчера жестко этот момент не оговаривали. Хотя тут же при нас селят нового постояльца, у него тоже 29 баксов за номер, но с завтраком. 

Потом еще смешная процедура – полисмен просит написать заявления, что мы добровольно и под свою ответственность пускаемся на приключения в пустыню без сопровождения. Я что-то подобное веселое и написал по-русски. Их устраивает, главное, номера паспортов указать.

На улице уже стоит Насер на своем задрипанском «семейном» «Пежо», больше похожем на нашу «Волгу». Ох, какой он пройдоха окажется. Но опять 50 на 50, свое мы все же получили.

Первым делом уточняю – можно ли попасть в музей Бадра (на часах еще начало девятого). Насер, надо отдать ему должное, говорит, что нам откроют, хотя сам Бадр будет вряд ли. Так и выходит. Подъехав к музею (пять минут пешком от нашего отеля), мы с удивлением обнаруживаем в качестве его смотрителя… вчерашнего торговца «верблюжатиной», у которого мы купили носки. Он коротенько вводит нас в курс дела, показывает куда нужно ходить, уведомляет, что стоит это все 10 фунтов с носа, но зато вдобавок мы можем выбрать по три открытки с работами Бадра. Отлично!

Музей поражает. Мы не поклонники подобных обычно унылых заведений, но этот… Бадр настолько самобытен (причем это настоящее искусство, а не местечковая самодеятельность), настолько разнообразен в самовыражении, настолько всеяден в плане техники, материала, настолько выразителен и одновременно прост – до гениальности. Его работы из тех, на которые смотришь и как-то всей душой быстро и сразу понимаешь все, что хотел сказать художник, эту вещь создававший. Бродили больше часа. 

В центре дворика – маленькие поделки Бадра, предназначенные для продажи. Нравится почти все, особенно рыбки из песчаника, старик… На всякий случай спрашиваю цену – 180. Кхе-кхе, вот что значит раскрученный бренд. Конечно, говорю, что очень дорого. А за сколько бы вы купили? За 100, может быть… Я и не думал торговаться, просто спросили – ответил. Смотритель-верблюжатник говорит, что это, увы, не его обычный товар, это артс. Но… так как мы купили билеты, то на 20 фунтов он может сбавить… Да нет, все равно дорого. Пока мы осматриваем второй этаж, цена падает еще на 20. Что-то как-то даже и неприятно. Явно это работа Бадра – его стиль, руку, чутье камня не спутаешь. Уже даже и не надеясь увезти хоть что-то с собой, делаю последний кадр – фасад музея – и сажусь в такси. Смотритель, уже разложив перед входом в музей свой обычный товар – верблюжьи носки, шапки, свитера, – выпаливает вдогонку: ок, 120! Ну куда от него денешься?! Хочу я этого старика! Конечно, соглашаюсь. Уверен, цена опустилась бы и еще, назови я изначально не 100, а, например, 50. Но еще раз повторяю, и в мыслях не было торговаться. Однако же законам египетской торговли подвержен даже «товар» таких уникальных творцов, как Бадр. Самого его мы, кстати, не увидели. Но музей даже на фотографиях – это что-то. Обязательно, если, конечно, окажетесь где-то поблизости, зайдите! (Больше фото из музея Бадра – здесь).  

Вот и все, теперь вроде бы надо бы ехать в Дахлю, но мы чего-то на 2-й скорости кружим по Фарафре. Выясняется – вчера третьей к нам Насер сговорил немку. Но сегодня она вдруг отказалась ехать, сославшись на то, что накануне на пикнике в белой пустыне чем-то отравилась, болит живот, и она не может. Мне представляются более вероятными другие варианты. Либо эту немку просто предупредили на ресепшн (как и нас, кстати), что с Насером вязаться не стоит. Либо никакой немки вообще не было, а Насер просто пробовал нас на зуб, потому что потом пошло следующее: мол, давайте я, чтоб не быть в прогаре, подберу кого-нибудь из египтян – в попутчики. Или вы накинете еще полтинник. Хорош! И это в самом начале! Вчера ни о какой немке речи не было. Две сотни, как договаривались, – и вперед, родной! Ок. Едем не спеша, осматриваем окрестности. Фарафра в самом деле невелика, очень быстро за последними домами мы видим привычный пейзаж – ровная пустошь с множеством черно-зеленых кустиков, холмы-горы на горизонте и все. Но вскоре эта серо-пыльная картинка перебивается зеленью нового оазиса – из той же «фарафринской цепочки», и тоже крошечного.

Потом песчаные скалы придвигаются ближе к дороге, в одном месте к ним «присоединяются» настоящие дюны – мы крайне редко, несмотря на довольно уже длительное путешествие по пустыне, видели их так близко от дороги. А еще чуть погодя дорога по дуге режет огромное (если верно понял, больше 20 км протяженностью) песчаное море. Это ровная, как стол, поверхность, на которой только желтый песок, редкие камни и одна-единственная черная конусообразная скала, исписанная следами автомобильных шин. Насер объясняет, что на этом море постоянно проводятся ралли, возле этой горы часто разбивают привал, порой и на ночь, и гонщики считают своим долгом «переехать» этот довольно крутой, хоть и невысокий, каменный конус. Еще одна деревенька, и первый блок-пост. За ним – последний кафе-шоп, Насер сильно удивляется, что мы в него не рвемся, и едем. Долго. По очень хорошей дороге. Пейзажи разные, но пока не видим ничего такого, что поразило бы больше, чем уже увиденное. Это продолжается до деревни Насера. Перед ней – неожиданные зеленые полянки среди моря песка. Один такой лоскутик особенно живописен, там пасутся козы, какие-то птицы, мальчик с мотыгой отрывается от работы и подходит погутарить с Насером. Я пока снимаю. Насер вообще тормозит везде по моей просьбе. 

Заезжаем к нему домой. Знакомит с домочадцами, предлагает перекусить. Мы отказываемся. Ну хоть чайку? Ну хорошо. Ждем. Жилище убогое, конечно, хотя комнат в доме, по уверению Насера, очень много, он даже затрудняется точно сказать сколько, потому что не знает что считать за комнаты. Пока ждем чай (долго ждем), в комнатку, где сидим, периодически заходят все новые люди – и дети, и взрослые. Все здороваются и уходят, но младший брат Насера, работающий учителем в школе, остается, чтобы чуток поболтать с иностранцами. Выходит слабо – и он, и я владеем языком крайне плохо, чтобы сложить хоть сколько-то стройную беседу. 

Наконец, приносят чай. Вернее – поднос, более похожий на мелкий тазик, на нем четыре небольшие тарелочки с омлетом, помидорами, фетой и почему-то чипсами. Плиз, угощайтесь. Блин, ну куда столько?! Ешьте, ешьте, сейчас поедем на горячие источники, там нужны силы. Ладно. Еда простая, свежая и вкусная. На десерт к чаю – жареные финики. Да-да! Мне б и в голову не пришло их еще и жарить. Финики, по утверждению Насера, из Сивы, все прочее, кроме чипсов, – из его хозяйства. 

Напоследок решаем заглянуть в туалет – и по нужде хочется уже, и интересно посмотреть. Дом-то сам (вернее, та комната, надо полагать, парадно-показательная, куда нас пустили), удручают. Облупленная штукатурка, лентой по периметру на уровне глаз – суры из Корана, как объясняет Насер, это важно для его матери, которая очень религиозна. В доме зябко. Мы спрашиваем – не холодно ли тут по ночам. Насер уверяет, что наоборот, технология строительства такова, что дом сохраняет тепло в холод, а в жару в нем прохладно. Показывает на какие-то сквозные дыры под потолком. А на потолке, кстати, у него-таки подвешен вентилятор. 

Туалет Наташу удручил окончательно, меня же, напротив, удивил со знаком плюс. Там как бы это сказать, не просто дыра в загаженном глиняном полу, как я ожидал. Вместо дыры в глиняный пол вмонтирован фаянсовый э-э, ну как у нас в общественных туалетах, на него еще ногами становишься. Чисто. И… душ тут же. Без горячей воды, надо полагать. Все комнаты дома, как успел заметить, группируются вокруг дворика. Это центр жизни, тут и две жены Насера, и дети. Ребятишки у него славные. 

Дальше – хот спринг, горячий источник. Едем-едем, вдруг сворачиваем с дороги – и к какой-то бетонной неприглядной коробке, в нее «впадает» труба, торчащая откуда-то из недр. «Бетонка» оказывается весьма забавно сделанной «ванной» – в виде замочной скважины. В круглую часть этой ванны из трубы хлещет вода, дальше она протекает по трапеции и из нее водопадом убегает в ручей, а куда по нему – проследить не удалось, так как ручей весь утопает в кустиках. 

Раздеваемся с Насером в машине и бежим по глине к бетонной ванне купаться. Ребята, я не ожидал, что горячие источники настолько горячи! Мне сначала кажется – кипяток. Я опускаю ногу и выдергиваю, хорошо с разбега не прыгнул – вынырнул бы сварившимся. Потихоньку привыкаю и потом уже начинаю спрыгивать без боязни. Но долго высидеть в воде невозможно – кожу буквально прожигает. Плавать тем более нельзя – вода горячей волной режет грудь. Но очень нравится. Вылезаешь другим человеком. Насер еще и моется – намыливается на бетонном бортике и после под водопадом смывает все. Он, кстати, не в белых подштанниках, как обычно все арабы, а в специальных купальных шортах. Вошкаемся в воде с полчаса – и дальше. Кожа еще долго остается красной. Никакой сауны не нужно, да и не будет ни в одной того кайфа. Вода, кстати, пахнет серой. И я теперь тоже. Понятно, из каких «недр» тянется та труба.

Опять долгая дорога. Наконец, развилка. Насер тормозит и жадным шепотом начинает новый развод – теперь пойдут достопримечательности и, мол, везде нужно платить, но если вы мне дадите всего 50 фунтов, то везде пройдете без билетов, да еще и в фотосъемке вам не откажут. У меня в путеводителе ни про какие билеты речи нет. Гиды вяжутся на «объектах» – про это есть, а про билеты нет. С трудом объясняю вымогателю, что когда увижу билеты – поговорим. В Храме Амона (времен императора Нерона) смотритель по просьбе Насера демонстрирует мне стандартную пачку билетов. Цена – 20 фунтиков с одного. Ладно, верю. (Зря, как потом оказывается). Сам храм (по-местному Дейр-эль-Хагар), мягко говоря, так себе. Если будете мимо проезжать – проезжайте. Из-за низенького заборчика можно и посмотреть, и снять. Рельефов мало и они не ахти. Весь смак – что стоит посреди пустыни и главный строительный материал – какой-то мягкий серый камень. 

Дальше – гробницы Эль-Мусавака. Тоже не впечатляет. Вот в Сиве… Зато тут мумии, и их можно снимать. Но… даже смотреть противно. Представьте скелеты, обтянутые остатками желто-коричневой кожи и кое-где – обрывками бинтов, используемых при мумификации. В одной томбе мумии лежат чуть ли не одна на другой – почти что как на свалке. Смотритель смеется – смотрите, че отскакиваете-то? И вот еще – ногами прямо на вас торчит, а вот ребеночек, правда без головы. Жуткое ощущение, как будто по оскверненному кладбищу бродишь. Что-то ненормальное. 

Насер выманивает-таки полтинник – сперва 30 за билеты в храм Амона (так бы мы, мол, заплатили бы 40), потом еще 20 – за гробницы и чтобы не платить в дальнейшем. Трижды у него выясняю – только тебе и везде вход свободный? Да-да. Увидите, что вышло. 

Эль-Каср. Считается самым красивым городком оазиса Дахля. Сам-то он мало чем примечателен, но вот старый Эль-Каср – это да. Хотя опять-таки, в сравнении с Шали и Агурми в Сиве… Там руины в стиле Сальвадора Дали. Здесь – кварталы заброшенных домов из серых глиняных кирпичей. Смотритель в быстром темпе проводит нас по узким улочкам. Показывает недействующую и почти разрушенную мечеть шейха Насреддина, его усыпальницу, гарем, пресс для отжима оливкового масла с деревянным винтом-воротом, башни, дома, деревянные косяки с сурами из Корана и именами владельцев – они тысячелетней давности. Очень впечатляет. Бродить здесь самостоятельно даже страшновато – заблудиться как дважды два. Смотритель без конца открывает все новые двери, в которые и не подумал бы ломиться. Посреди маршрута заканчивается флешка. И как на грех кофр от фотоаппарата оставили в машине (всегда с собой, а тут – что-то прошляпили). Просим гида вернуться, тот улыбается и не понимает, ведет дальше. Наконец, встречаем группу из трех швейцарок, с которыми пересекались уже на могильнике. Их водит парень, знающий и английский, и даже несколько слов по-русски. Объясняем ему, тот переводит нашему арабоговорящему проводнику. Тот бурчит, что, мол, это не дело – сходить с маршрута на полдистанции, но что делать, ведет. На обратной дороге подбадриваю его фунтиком – гид доволен и начинает (вернее продолжает) экскурсию на том месте, где у нас закончилась флешка (помнит ведь!) Вот и все. 

Перед входом в старый Эль-Каср все так же сидят несколько стариков, один из них с винтовкой, прошу его попозировать – охотно соглашается, правда стоит как вкопанный. Насер уже ждет нас в этнографическом музее, в котором, по его словам, собрано все-все-все со всех оазисов. Бедно же в этих оазисах, если предметы быта, которыми пользуются их обитатели, буквально «размазаны» чуть ли не по одному по нескольким комнатам. Самое интересное – женская одежда. В каждом оазисе – своя, я без труда узнаю стиль Сивы. И что самое смешное, на фотографии нормально вышла только она, одежды дам из остальных оазисов смазались, т.к. было темновато. Женщина-смотрительница довольно охотно и лихо вела нас по всему музею… прямо в зал-базар, где можно все купить… Можно, но вот нечего – таких плетеночек я и сам умею наплести. Такой керамики Наташа вам еще лучше и налепит, и распишет. Ну нечего, нечего у вас на память приобресть, хотя хочется, очень хочется, но даже в благословенной Сиве не нашли ничего стоящего. Только вот Бадр-музей порадовал. В этномузее ничего не купили, и женщина заметно сникла.

Насер, пока ждал нас, нарассказывал, что мы купили за бешеные деньги скульптурку работы Бадра. Ну так у вас же ничего подобного, мадам! Жалко тетушку – наш пройдоха ее, видно, серьезно обнадежил. На выходе – неприятный сюрприз, оказывается, нужно заплатить. Да даром бы мне не нужен был этот музей – раз. И два – пардон, Насер, ты же говорил – везде теперь бесплатно… Но не морду же ему бить. Тем более – из-за 6 фунтиков. Отдаю тетушке десятку, та в конец расстроенная (не купили ничего, еще и за просмотр платить не хотят) пошла менять, чтоб сдачи дать. Шепчу ей – я Насеру деньги отдал, он, мол, водит. У тетушки аж лицо просветлело, и мы о себе дурной памяти не оставили, а Насер… да Бог судья этому жучку. И везде-то у него объятия, с каждым прохожим стремится чайку выпить. Такое чувство, что не нас экскурсирует, а свои дела потихоньку делает, а мы – так, по пути. 

И после Касра, оказывается, все. Сам оазис с его обитателями мы в темпе вальса (че-то наш неспешный прежде водитель ближе к закату заторопился) осматриваем из окна «Пежо». Да, оазис большой. Да, зелени много. Но великолепнее и благодатнее Сивы нету. Нету. И никакая Дахла в сравнении с ней не «вери-вери найс»! 

Напоследок чуть ли не силой заставляю Насера заехать на горку, с которой хороший вид на старый Эль-Каср. Гундит про мэни тайм. Со скрипом соглашается везти нас в столицу оазиса, где мы и хотим заночевать перед завтрашней поездкой в Асьют (или Луксор – как сложится). Заводит песню, от которой я за дорогу уже утомился, – мол, он может нас и завтра всего за 200 фунтов покатать в сторону Харги, показывая «ладж программ» (из двух малоинтересных пунктов, как знаю я из путеводителя), а потом в Харге мы сможем зафрахтовать «всего» за 300 фунтов такси, на котором и добраться до Луксора. Иди ты! Вот как вам описать ощущения от этого типца?! Липкая медуза. Скользкая, туповатая, жадная. Говорит одно, делает на половину. И тянет-тянет-тянет-тянет все что-то свое. А кажется приличным человеком… Заставили привезти нас в отель, указанный в НГ, который оказался и весьма приличным (наконец-то есть аир-кондишн и нормальная горячая вода – Натка отогрелась!) и рас-ста-ем-ся! Бай, Насер! Но он же не отстает, напел нашему ресепшн-мэну, чтобы, если не дай бог мы соберемся в Луксор на такси, пусть позвонит его брату, у которого транспортная фирма, и он нас домчит всего… за 550 фунтов! Да идите-ка вы уже оба!

Спокойно с Наташей прогуливаемся по главной улице, без труда при помощи славного пацаненка, чуток балакающего по-английски, находим басс-стейшн, берем билеты в Асьют на завтра на 6 утра, затариваемся мандаринами у славных дедушек, немного озадаченных иностранцами, пожелавшими сделать покупки в их лавке в столь поздний час, наблюдаем (впервые) как египтяне на манер греков смотрят футбол в открытых кафе и так же болеют – и возвращаемся в отель. По пути встречаем… «Пежо» Насера, битком набитое египтянами, – их в него втиснулось семеро! Да ты банальный таксовод, Насер, как мы и заподозрили с самого начала! Опять (во липучка!) тянет волынку про свой вариант, как нам лучше добираться до Луксора. Все, родной, билеты в Асьют уже в кармане – бай! И он при этом известии внезапно в самом деле теряет к нам всякий интерес. 

Дома – фруктовый пир, Натка танцует от счастья и уже спит… Рады, что фото от поездки весьма неплохи. Прощай, милая Сива, привет, обычный Египет. Сколько стрессов нас еще ждет впереди… (Больше фото об этой части Сахары – здесь). 

12.01.2007 

Не все в этот день пошло по плану, однако есть и плюсы. Дахла была конечным пунктом моих желаний в пустыне. Вокруг Харги тоже разбросано множество римских руин и плюс – красивые дюны, но тратить на их осмотр еще день уже не хотелось. Поэтому решили выбираться в цивилизацию. 

Дороги было две, вернее три, но обратная (через Фарафру и Бахарию в Каир) нам не подходила – зачем возвращаться. Самая короткая вела через Харгу напрямую в Луксор. Но от Харги до Луксора – бездорожье, автобусного сообщения нет, а такси или минибас, как еще в Сиве сказал нам Мухаммед, обошлось бы в 500 египетских фунтов. Эта же цифра подтвердилась и при разведке в Дахле, с единственной разницей – за эти деньги можно было уехать прямо из Дахли. Возможен и такой вариант: Дахля – Харга на минибасе, потом пересадка на другой минибас – и в Луксор. Если бы набралось достаточно попутчиков, можно было бы уложиться в пару сотен, но множество «если» нас смущало, могли просто застрять в Харге. Поэтому избрали самый простой вариант – из Дахли за 26 фунтиков с носа в 6 утра поехали на автобусе в Асьют (автобусы по этому маршруту ходили дважды в день – утром в 6 и вечером в 10).

Кроме дешевизны, была и другая причина. На полпути между Асьютом и Луксором есть малоизвестное и малопосещаемое (особенно русскими) местечко – Абидос. Меж тем для древних египтян оно было ну почти что как Мекка для нынешних мусульман. Здесь по их поверьям находилась усыпальница особо почитаемого «народного бога» Осириса (за нее принимали могилу одного из царей первой династии, как выяснили археологи), а среди холмов рядом с Абидосом, опять-таки по легендам древних, находится вход в потусторонний мир. Некрополь большой, плюс неплохо сохранился храм, выстроенный фараонами Сети Iи Рамзесом IIсо знаменитым списком царей на стенах и хорошими рельефами. Я все равно планировал сделать вылазку в него из Луксора, а тут решили просто сойти на станции Аль-Бальяна (ближайшей к Абидосу), взять такси и прям с чемоданами съездить посмотреть, а после вернуться к следующему поезду на Луксор. Это было выполнимо при условии удачной стыковки расписаний автобуса и поезда и еще если поезд шел до Бальяны не более полутора часов. Всех этих тонкостей заранее мы, конечно, не знали. 

Поднявшись в 4 утра, позавтракали и, катя чемодан по пустому в этот час шоссе, отправились на станцию. 2-километровый путь занял всего 10 минут, так что до отправления пришлось еще полчаса мерзнуть на остановке. Тем более, что автобус пришел не ровно в 6, а с опозданием минут в 15 и уже наполовину заполненный – мы так поняли, собирал народ по деревенькам. За время ожидания познакомились с пареньком, тоже ехавшим в Асьют. И несмотря на то что он по-английски знал столько же слов, сколько я по-арабски, отлично поняли друг друга. Он успокоил нас, сказав, что автобус будет, нужно просто подождать. Он же потом помог найти места, причем Наташа на удивление по какому-то случаю именно на них сразу и приземлилась. После этого всему автобусу было сообщено (расползшимся в разные стороны шепотом): руси, руси, руси… И все как-то сразу успокоились, напряжение во взглядах исчезло, кто-то даже тянулся поздороваться за руку. Короче, тронулись.

Рассвело очень рано. Качало. И сначала спали. До Харги никаких грандиозных новшеств в пустынном пейзаже не заметили, хотя, может, что-то и просто проехали во сне. Единственный за всю дорогу патруль (парни в обычных куртках и вязаных шапочках, только совершенно одинаковых – т. е. форменных) быстро прошел по автобусу, с любопытством оглядел нас, осведомился у нашего знакомого паренька – руси? – да, руси, руси. Военные удовлетворенно кивнули – и все, никаких проверок документов. Вообще все эти блокпосты и патрули – не ради каких-то запретов и предотвращения перемещений, а, скорее, просто для контроля за этими перемещениями – сколько вошло в пустыню, столько же из нее должно и выйти, вот и все. После на каждом блокпосту водитель исправно сообщал, что везет двух русских, и постовые с любопытством высматривали нас в окнах.  

Сама Харга (в смысле столица оазиса) – неожиданно большой городок. И столь же неожиданно очень чистый, разлинованный многочисленными шоссе с развязками и разделительными полосами, засаженными всякой зеленью. Дома исключительно новые, исключительно многоэтажные (от трех), очень много новых строек, и никаких халуп даже на окраинах. 

На станции наш сосед (очень уважаемый в округе человек, судя по отношению к нему всех в автобусе) любезно предложил нам колу, фанту и пр. в ассортименте, но мы выбрали кофе – страстно хотелось хоть чуть согреться, уж очень сильно продрогли, пока ждали автобус, да и в нем дуло во все щели, благо хоть кондишн не включали. Паренек за стойкой санционного буфета очень долго и завораживающе колдовал с турками и разными кулечками, потом варил, потом подал – две крошечные чашечки из мутно-зеленого красивого стекла. Кофе оказался с перцем и ужасно вкусным. Наш водитель – укутанный в арафатку как в шарф дедушка с седой головой и красивыми седыми усами – курил шишу. А накурившись, повез нас дальше. 

На выезде увидели невзрачные серые развалины и в самом деле красивые дюны, уходящие к этим развалинам полумесяцами. Потом до Асьюта – опять все довольно монотонно. Сам Асьют – город, откуда почему-то пытаются поскорее вытурить иностранцев, произвел более чем благоприятное впечатление. Большой, стройный, чистый (по египетским меркам), много домов по-настоящему многоэтажных – т.е. 12 и выше. Хорошая автостанция с открытым кафе (оно же – очень удобный зал ожидания, попиваешь кофеек и выглядываешь – не подошел ли твой автобус). Перекусили, и я пошел выяснять – как добраться до Бальяны. При помощи франко-говорящего египтянина добрались сквозь толпу у кассы до кассира, но тот категорически и даже чуть испуганно замахал руками: ноу Бальяна, трэйн, онли трэйн! Это значило, что на автобусе никак, идите на поезд. Причем наверняка автобусы туда идут, но за неимением поблизости человека, сносно говорящего по-английски, никто не смог объяснить – почему только на поезде.

Да ладно, пошли на ж/д станцию, благо она оказалась в двух шагах – нужно всего лишь пройти под мостом (его видно с автостанции), а от него, никуда не сворачивая, прямо еще метров 150-200 – весь этот путь вы идете фактически вдоль ж/д вокзала до его центрального входа. Сам вокзал тоже строится (или глобально реконструируется), поэтому вокруг было много пыли-грязи. Внутри только-только осмотрелся, пошел в кассу узнать что к чему, когда поезд, а кассир вежливо кивает – вон мол, у молодого человека спроси. Молодой человек, подошедший ко мне сзади, оказался в форменном полицейском свитере и берете. По-английски знал буквально 10 слов, но очень строго и тщательно выяснил – откуда мы оказались в Асьюте и куда собираемся. Когда услышал про Бальяну, долго переговаривался по рации, потом повел в кассу, там билетов не оказалось, полисмен сказал: ничего, можно купить прямо в поезде и повел на перрон. По пути предложил посидеть в кафе-шопе, мы отказались. Очень молодой, он всю дорогу старался казаться неприступно строгим, но при этом оставался крайне предупредительным.

Подошел какой-то поезд, наш провожатый надолго в нем исчез, потом вдруг возник с другой стороны опять на перроне, потом опять забежал в вагон, уселся у окна и наблюдал за нами оттуда. Поезд тронулся, полисмен проехал мимо нас, потом не спеша поднялся и на ходу выскочил из вагона. И тут только чуть-чуть улыбнулся, увидев наши озадаченные лица. Поезд ждали еще около часа (т. е. до 14.00). Все это время наш добровольный провожатый ненавязчиво за нами наблюдал. Всего раз он запаниковал – когда я слишком резво рванул к соседнему киоску посмотреть каких-нибудь печенюшек на перекус. Полисмен разрывался – то ли с Наташей оставаться, то ли за мной бежать. Ната, не удержавшись, рассмеялась и окликнула меня. Продавца в киоске все равно не было, да и не насмотрел я ничего. И что думаете? Полисмен коротко кивнул головой и помчался отыскивать продавца. Отыскал. Естественно, после таких хлопот (хоть и непрошенных) я не мог ничего не купить – взял пачку печенья в шоколаде. Потом они нам здорово пригодились.

Наконец подошел поезд, парнишка завел нас в первый же вагон, нашел кондуктора, усадил на места и попрощался. Поехали. Скоро подошел кондуктор, улыбнулся, потом удивился, что нам до Бальяны, потом долго считал – сколько денег с нас взять, потом выписал розовый квиточек, а на вопрос сколько ехать, собрав лоб в складки, ответил по-английски: три. Мы решили, что три остановки, обрадовались. Но хорошо перед выходом спросили – третья оказалась не наша. И четвертая. И потом… Весь вагон уже знал, что мы ждем не дождемся, когда ж будет эта Бальяна. Дядечка взял над нами шефство и караулил нужную станцию. И кондуктор предупредил, что подъезжаем, и девочка-египтянка, что сидела рядышком. Ехали аж 2 часа 15 минут, и когда, наконец, прибыли, решили не выходить, а ехать уже до Луксора. Потому что даже если бы Абидос был открыт до 17.00, как написано в моем путеводителе, все равно на его осмотр у нас оставалось бы полчаса – маловато. Но был велик риск (практически 100%), что Абидос закроют раньше – уже не сезон, место и вообще-то малопосещаемое, к тому же еще и пятница – выходной у мусульман. 

Дальше пошла тянучка. Мы были морально не готовы, что поезд идет так долго. И более всего раздражало, что он и не идет-то, а плетется, как черепаха, часто тормозит в чистом поле. Уже и живописная зелень полей, разрезаемая стрелами узких каналов, пальмы и пр. сельские пейзажи не радовали. Кстати сказать, долина Нила гораздо живописнее любого оазиса, весь смак которых единственно в том, что они – острова в пустыне. Ехали от Бальяны еще около трех часов. Жутко мешал наш чемодан. Поначалу кондуктор (не тот, что билеты продал, а другой – пожилой и седой) каким-то чудом и за счет титанических усилий запихал его-таки на верха. Мы боялись, что наша «сумочка» оттуда вот-вот рухнет. Но перед ожидаемой Бальяной я чемодан снял, а запихивать его обратно не было уже сил. Что самое забавное – обилечивать нас на путь от Бальяны до Луксора никто не собирался. Мы заплатили по 27 фунтов за 2 часа 15 минут пути первым классом, а проехали в общей сложности 5 часов. За те же 27 фунтов. 

Вечером проводники молились, встав коленями на сиденья. 

Луксор нас – и без того вымотанных – окончательно обозлил необходимостью мотаться по бесконечным перронам, которые то тут, то там ремонтировали. Миллион раз пришлось перетаскивать кофр через беспорядочно разбросанные шланги, дыры в тротуаре и пр. Вышли. Уфф. Такси, такси? – подбегает деятель. Физиономия вроде достойная, ведемся. Он очень уж бойко усаживает нас в машину к хрякообразному молодому толстяку, чемодан (легко!) закидывает на багажник на крыше и сам садится с нами. Куда везти? Ах, в «Эмилио» (опять по совету НГ)! И тут же начинается очень знакомая по отзывам песня «а вот у меня друг недавно открыл отель…» Я буквально рявкаю: «Эмилио», ок? Дядька пугается, ладно, ладно, показывает буклетик «Эмилио», мямлит, что и там у него есть друг. Но если нам в «Эмилио» все же не понравится, давайте посмотрим новый отель его друга. Давайте, давайте… Когда увидели «Эмилио», поняли, что вряд ли будем искать что-то другое. Внешне он тянет на все 5 звезд. Дяденька, сняв чемодан, мявкнул «твенти паунд», получил пятерку, которую даже поначалу брать не хотел, но, глянув на мое зверское лицо, предпочел хоть с этим, но тихо-тихо исчезнуть. А то повадились! Ехать два шага – и двадцатку ему! 

Прежде чем показать номер, нас свозили на крышу. Там бассейн, вокруг – столики, но главное – вид на Луксорский храм, который раскинулся буквально у подножия нашего отеля. Номер нас очаровал, вода горячая. Аир-кондишн нет, но в Луксоре значительно теплее, и Натка в первую ночь чуть-чуть замерзла только к утру даже под одним одеялом. На ресепшн сказали, что с нас – 35 евро в сутки. Я попросил перевести в баксы, вышло 45. Я сказал: давайте уж по 40, раз на три ночи к вам. Усатый толстячок с хитрыми глазами аж растерялся: вы хотите по 9 долларов за ночь?... – не понял он меня. Да нет, увы, я не такой наглый, я имел в виду 40х3. Тот облегченно выдохнул, что-то почертил у себя на бумажке и согласился. 

И напоследок, когда дядечка решил мне дать 20 баксов сдачи фунтами, прикинул сумму на калькуляторе, да возьми покажи мне. Я на том же калькуляторе поделил – вышло 5,25 за бакс. О-о, говорю, давайте-ка баксами (нормальный курс – 5,7). Ой, а нету у меня 20-то баксов. Тогда хотя бы курс пусть будет 5,5 – набрал на калькуляторе и показал ему. Дядька – это видеть надо было. Расцвел, развеселился, глаза заблестели, на меня смотрит, Наталье кивает – мол, ну и парень у вас! Банк, – говорит, – настоящий банк – и по голове пальцем – мол, у меня в башке банк. А че ж ты хочешь, родной, 10 дней уже в Египте. 

Дальше просто – вещи в номер, по фунту носильщикам, ужин (очень вкусно и недорого). И – в номер байки.

13.01.2007, 23.40

О, а я еще думаю – чего сегодня столько мистики? Так ведь тринадцатое число! Завтрак ожидаемо порадовал. Пухленький и любопытный официант, выяснив, по какой кривой мы прибыли наконец в Луксор, потерял свою улыбку и произнес: о, мой бог!

Луксорский храм мы рассмотрели с крыши, пока прибирали наш номер. Вернулись – девушка скрутила на Наташиной кровати жирафа из одеяла, а на полу в ванной – жабку. При этом больших полотенец не было… Ясная игра, положил жирафу фунтик, вечером у меня на постели были два классных лебедя из полотенец и вазочка с цветком. Это нас ужасно развеселило. 

Прежде чем нашли вход в Луксорский храм, обошли его кругом и неплохо рассмотрели из-за забора. Но самое красивое все равно внутри. Возле часовни (или как там у них это называется), выстроенной Александром Македонским (ясно-понятно не лично), начались непонятки с фотоаппаратом – фотки то получались в фиолетовую полосочку, то в видеоискателе вообще не было изображения, а только молоко. Пробовали разными способами бороться с этими странностями, но все как-то само проходило через какое-то время, и фотик продолжал работать. И даже с этими затяжками храм осмотрели быстро (для нас) – всего часа за полтора. 

В Карнак отправились на пролетке. Очень хорошо обдуло ветерочком, ножки отдохнули, набережную посмотрели, узнали где музей. Возница только остался недоволен (торговались и ценник опустили как всегда), но то его проблемы. Карнак с первого взгляда, мягко говоря, не впечатлил – высоченная кирпичная стенка и аллейка (покороче, чем в Луксорском храме) бараноголовых сфинксов. Но дальше, конечно… Мы ждали, что это будет грандиозно, так все и оказалось. Только вот фотик окончательно отказался что-либо запечатлевать. После того, как я отщелкал Наташку на фоне фараона, который стоял на фоне пальмы, аппарат стал показывать только белую картинку и вращал объективом, как незрячий, при этом в нем что-то жужжало, шла какая-то неведомая работа. Мы перепробовали все – без результата. Унылые, пошли впитывать красоту глазами…

Один за другим пропускали классные кадры, на 10-м я не выдержал, достал фотик, а он – возьми, да и заработай. И больше (тьфу-тьфу) отказа не было – как будто какой-то заговор утратил силу и все пошло как было. Самое красивое в Карнаке – священное озеро, а еще точнее – храм, отражающийся в этом озере.

Исходили все вдоль и поперек, поднялись куда только можно. Даже на трибуны, с которых показывают шоу звук и свет – оттуда отличная панорама. Нашли (не без помощи одного из многочисленных помощников-бедуинов) отличные цветные рельефы в маленькой комнатке. И довольные и усталые, отправились в музей.

Опять сняли карету – мы совсем не хотели, поэтому возница вынужден был согласиться на 10 фунтов. Почти у самого музея произошло невероятное – лошадь, объезжая какой-то припаркованный автобус, как-то слишком круто забрала в сторону, поскользнулась на гладком асфальте и упала. Поднять ее мы пытались вшестером – два возницы, полисмен, я и еще один парнишка-турист. Но смогли, только когда распрягли. Наташка перепугалась до смерти – думала, лошадка щас дуба даст. Слава богу, обошлось, только бок сильно поцарапала. Дальше мы, естественно, пешочком. Тем более что у Наташи от этих поездок аллергия разыгрывается, пришлось супрастин глотать. 

Музей оказался невероятно дорог – 70 фунтов с носа. Мы долго мялись, потом все ж махнули рукой. Не пожалели. Музей действительно лучший в Египте. Классные экспонаты, грамотно все оформлено, очень умно закручена по спирали экспозиция, завершающаяся торсом нашего любимчика Эхнатона с хитрой лисьей мордой (о, как мы жалели, что снимать категорически запрещено – большой плакат на кассе извещал об этом). И ведь, черти, хоть бы открыток нормальных наделали – нет же, снят этот красавец-Эхнатон так, что и не узнаешь. 

Еще (но значительно меньше) потряс Аменхотеп IIIиз красного гранита. Тоже раскосые глаза, пухлые губы. Но потрясает сама техника исполнения статуи и ее превосходная сохранность. Гранит местами до блеска отполирован, местами – посверкивает кристаллическими неровностями. Левая рука и плечо как будто выточены из дерева – настолько причудливо выделены волокна камня. И все так тонко, точно, достоверно, что я встал рядом – и будто с живым, даже боязно – сейчас слуг кликнет за мою такую дерзость… 

Мой любимчик Тутмос IIIтоже хорош – отполирован, будто из олова отлит. Натке о нем целую лекцию прочитал. Музей вроде и мал, а два часа ушло. И уходить не хотелось. Там еще в дополнение к экспозиции и фильмы демонстрировались. Один презентационный перед входом – что откуда доставали, какой экспонат что значит – этакий телегид. Второй фильм – уже в одном из залов музея – инсценировки жизни древних египтян. Оба отлично сняты. 

Сувениры дороги, да и не глянулось ничего. Открыток путевых нет. Только это слегка разочаровало. 

К ужину стремились, как собачата – за день не то что кусочка еды, но и капельки воды во рту не было. Оторвались. Даже пиво «Сакара Голд» взяли, что сразу утяжелило счет на 14 фунтов. 

После ужина прогулялись на ж/д станцию, выяснили, что билеты до Бальяны и после из нее в Асьют проще всего брать прямо в поезде. На обратном пути купили бутылку мангового сока и 5 египетских лепешек. 

Очень охота спать, а завтра – безграничная долина царей. Как ее уместить в один день?!

14.01.2007 

А как славно все начиналось! Обычно суетный, беспрестанно гудящий, шумный Луксор утром неожиданно порадовал тишиной. Улочка под нашим окном – одна из самых оживленных в городе – была почти пуста, без непрерывного в это время потока маршруток, машин и кэбов. Они проезжали изредка. 

Вслед за тем поразились огромному наплыву полицейских сил – все в черной форме и черных беретах, они то кучковались возле больших машин с крытыми кузовами, похожих на наши армейские «Уралы», то растянулись в две шеренги вдоль всей набережной (один от другого примерно метрах в 10-15). Еще в день нашего приезда город начали украшать всякими арками из красно-синей материи с надписями на арабском, какими-то яркими плакатами и т.п. А в это утро, должно быть, встречали какого-то высокого гостя, – подумали мы.

В долину собрались как могли рано – наверное, около 9 уже были на набережной, быстро нашли причал парома, погрузились (билет сразу в оба конца – 2 фунта, для местных – в 4 раза дешевле), взобрались на верхнюю палубу, дождались, пока паром набрал пассажиров, отчалили, и не успели оглянуться, как были уже на середине реки. Тишина. Нил на удивление спокоен, нетороплив. Прохлада.

И тут подсаживается к нам мелкое чернявое нечто в белом балахоне в ярком цветастом красно-зелено-желтом шерстяном шарфе, свисающим чуть ли не до земли. Внешности в принципе приятной, только вот трясет его, как алкаша, недополучившего с утра свою дозу. И на быстром, но невнятном английском начинает предлагать услуги такси на том берегу. Долго и нудно, боже, как я этого не люблю! Нам оно и не надо было-то, мы собирались найти прокат великов или вообще пешком (тогда мы еще не ведали, КАКИЕ там расстояния). Начал с 230. К берегу причалили на цифре 150. На стоянке такси, что примерно в 200 метрах от причала, цена рухнула сразу до 100. Ок, уломал. Но это чудо согласилось, однако выказывает всем своим видом великое неудовольствие. И водила (чудо-то оказалось гидом), едва мы сели, давай втирать, что 100 – это безбожно мало. Щас! В Каире за эти деньги за полдня можно все окрестности осмотреть! Короче, либо едем, либо мы сами… Едем. У Колосов Мемнона делаем первую остановку. Красивы, черти! Хотя обезображены безбожно. Но, может, в этом уродстве и побольше красоты, чем в былой правильности. Фотаем.

Когда возвращаемся в машину, нашего белого мелкого чуда в ней уже нет, дальше в билетную кассу. Там выясняется первая нестыковка с нашими путеводителями – билеты продаются только в близлежащие долины цариц и знати, Рамессеум и храм Мединет-Абу. Билеты в долину царей покупаются возле входа в нее, билеты в храм Хатшепсут – тоже возле него. Но самое неприятное – закрыта самая красивая гробница долины цариц – Нефертари. Она, правда, и самая дорогая, мы долго колебались, прежде чем решиться в нее пойти, но тут все решили без нас, и это решение нам не понравилось. Ок, Мединет Абу и Рамессеум. 

Мединет Абу – красивейший храм из всех египетских древних строений, что мы видели. Карнак, слов нет, превосходен, огромен, потрясающ, но такого утонченного изящного сооружения, как Мединет Абу, я не встречал. Все дело в удивительных рельефах. Во-первых, они покрывают всю поверхность стен и колонн. Во-вторых, в них гармонично сочетаются крупные и мелкие элементы. И самое главное – они настолько глубоко врезаны в камень, что создается ощущение ажурности, легкости, прозрачности, невесомости всего зала. Камень становится кружевом. Плюс к этому очень многие сохранили прежнюю раскраску, особенно хороши в этом смысле большие врата. Задержавшись в них, поднимите глаза к небу – и увидите красоту точно неземную. Размеры этого чуда очень невелики, все красивости сосредоточены в одном, центральном зале, прочие строения храма (пилоны, другие залы и пр.) вполне обычны, а священное озеро – просто замусоренная лужа с остатками каменной облицовки, однако… загляните в Мединет-Абу. Это гораздо, стократно лучше таких раскрученных местных брендов, как малый луксорский храм или храм Хатшепсут. 

Мединет Абу, кажется, намертво впечатался в нашу память по той простой причине, что запечатлеть его иначе мы не смогли. Камера окончательно сдохла. Она начала сбоить еще у колоссов Мемнона, но потом вроде заработала. Но снимок входного пилона храма Мединет-Абу оказался для нее последним. Никаким мерам реанимации она более не поддавалась. И уговаривали, и молились. Наконец, поняв, что все тщетно, отправились все впитывать глазами. Может, и к лучшему. На снимках все всегда бледнее и не так цельно, как в действительности. 

Очарованные и подавленные одновременно, через час вернулись в такси. Дальше – Рамессеум. Он не так уж разрушен, и не в таких уж руинах. Есть довольно приличный набор колонн, стоящих очень живописной группкой. Храм и с дороги на фоне зеленой долины (или с обратной стороны – на фоне гор) выглядит очень славно. Но главная фишка его, конечно, – поверженный колосс. Он настолько огромен, что увидеть его целиком с какой-либо точки невозможно. Сначала можно полюбоваться остатками ног, а поднявшись по лесенке, – головой и верхней частью туловища. Даже голова высотой больше среднего человеческого роста! Правда, черты лица довольно сильно подстерты. Еще есть знаменитая черная голова все того же Рамзеса II, установленная в ногах четырех других статуй. Вот и все. Наслаждение Рамессеумом заняло у нас минут 20 (с фотосъемкой в обычном темпе ушло бы, от силы, минут 40). Наташа совсем загрустила – глупо оказаться в едва ли не самом знаковом месте всего Египта, центре древней цивилизации, и не иметь возможности запечатлеть хоть что-то из увиденного. Едем дальше – в долину царей.

В вестибюле недавно отстроенного входного павильона перед объемной схемой долины царей неожиданно встречаем огромную русскую группу, чуть слушаем гида, изъясняющегося настолько плохо, что даже не сразу признаем родную речь, потом просачиваемся с ними к кассам. И тут меня озарило. А чего, собственно, слоняться с угрюмыми мордами, не лучше ли вернуться в Луксор и попытаться решить проблемы с фотокамерой?! После коротких раздумий и совещаний решаем так и сделать. Только вот проблема – таксист, уточнивший у нас, сколько мы планируем пробыть в долине (часа 2-3), наверное, умотал на подработки. Бегали в поисках по парковке, пока водитель туристического минибаса, одетый, как руководитель банка средней руки, не окликнул нас – мол, чего ищете. Узнав о проблемах с камерой и решением отправиться домой, сразу назвал цену – 50 фунтов. Кхе… Спасибо за участие. Идем дальше, водитель следующего минибаса выкрикивает свой прайс – 30 фунтов. Игнорируем. Когда добрались до стоянки такси, цена упала до 20. Пробуем сломать молоденького паренька хотя бы на 15 (хотя 10 – красная цена, а то и пятерка, но таксисты здесь борзые и жадные, как нигде в Египте), однако тут без спроса вмешивается его более взрослый и опытный коллега, и мы стопоримся на 20. Таксичек всего 5, все в курсе, и никто за меньше не повезет – это ясно. Топать пешком по жаре (пусть не палящей, однако и в тени не меньше +25) несколько километров – малоприятная перспектива. Соглашаемся. Едем. 

Приехали. Порт закрыт. Паромы и прочие плавсредства стоят у причалов по обе стороны реки, на берегах толпы людей, Нил чист, ни одно суденышко не бороздит его вод. И – ожидание…

Позже выясняется, что ждут, когда проплывет корабль… аж президента Египта Хосни Мубарака. Оказывается, ради него везде такой марафет и столько полиции. Они, я не сказал, и на западном берегу выстроены цепью вдоль всех основных трасс от порта к гробницам и др. Вялятся на жаре в своей черной форме. Возле деревеньки Гурна, видимо, неблагонадежной, полисмены в цепи стоят почти вплотную друг к другу. Ладно, ждем.

Вдруг появляется наш толстенький таксист – нашел, когда нужны! Я, честно сказать, обрадовался, потому что все ж-таки человек поработал, и удрать, не заплатив, в наши планы не входило. Достаю тридцатник – за 2 часа работы, как мне кажется, вполне нормальные деньги. Однако это чудо начинает требовать свои законные 100! Однако. Давай разбираться. Мы договаривались за 100 на весь день, так? Так. Сейчас 12, ты отработал 2 часа с копейками, так? Так. Держи 30. Нет, давай 100. Слушай, родной, я и без того злой. А он наседает! А вокруг толпа арабов – от мала до велика, все ждут, когда начнут ходить паромы, а мы стоим на самом краю бетонного парапета, можно сказать, под нами плещется Нил, и ясно, что даже у берега не мелко. Короче, ситуация веселая. А малый угрожает – мол, на вест-банке (западном берегу) так не принято, мол, если не хотите в будущем проблем, платите, как договаривались, иначе никогда здесь вам не видать такси и т.д. Мол, раз уезжаете раньше оговоренного – ваши проблемы и т.д. и т.п. И все так сыграно, и гримасы страдальческие, и жесты в стиле лучших трагиков, и призывы к окружающим – короче, на испуг. 

Но я злой. Начинаю уже орать. Включается Наташа, которая никогда и нигде не позволяет себе вмешиваться в подобные отношения, но она тоже ведет диалог на повышенных тонах. Таксист внезапно сдает и… сбавляет свои аппетиты до 70. Я соглашаюсь максимум на 50, рассказывая, с какими проблемами мы добирались до порта из долины царей, пока он где-то шарился. Этот пухлик – ни в какую, мол, вы же сказали, что будете там 3 часа, а 100 за весь день – это маленькие деньги, я пытался оправдать день (таксовал, значит). Твои проблемы. 50. Несколько минут просто стоим молча, не разговаривая. Наконец он хмуро говорит, ладно, давай деньги. 50? Да. И, получив, убирается. Толпа вокруг собралась – вам не передать, наверное, весь вест-банк. И что меня удивило – никакой агрессии от нее не исходило. Обычное любопытство, и только. И даже какой-то реакции, подобной той, когда зеваки наблюдают за необычным шоу, не было – ни смеха, ни кивочков, ни жестов, ни намеков, никаких знаков поддержки ни нам, ни своему соотечественнику. Просто стоят и смотрят. А когда наш перец, получив свой полтинник, удалился, какой-то дедушка вполне миролюбиво рассказал – чего мы тут все, собственно, стоим и кого ждем. Тогда мы и узнали, что в Луксор с большим визитом прибывает Хосни Мубарак, и говорят, что он собирается посетить вест-банк, долину царей и пр., но никто не знает, когда это будет, в какое время и в какой день, т. к. визит вроде как рассчитан на двое суток. А переправа через Нил закрыта, потому что ждут, когда проследует корабль президента. 

Мы успокаиваемся и ждем дальше на жаре. Минут через 20 меня кто-то хлопает по плечу – наше утреннее чудо в белом и с шарфом. Трясет его еще больше. Начинает с невинного вопроса, мол, как дела. А потом – все те же речи, и давешний таксист, уже как бы вроде получивший свое, тут же. Привел заступничка. Но его я довольно быстро посылаю: че ты мне опять лепишь на своем дурацком английском? Ты умеешь по-русски? Нет, тогда иди к черту! Резко скидываю его руку со своего плеча и отворачиваюсь. Потусовавшись минутку, парочка отваливает. Теперь уже насовсем. Зато из тишины образуется слащавый хорошо одетый лысенький улыбчивый человечек и начинает интересоваться – из какого мы отеля, то да се, я его резко обрываю: вы таксист? Да. Нам такси не требуется, хватит на сегодня. О, но паром пойдет только в 16.00 (на часах нет еще и двух). Ок, мы подождем. 

Еще минут через 20 народ оживился – вдали показался большой корабль. Плывет медленно-медленно. Наташа говорит: у него такой вид, что кажется, будто он весь из бронированных листов и окна пуленепробиваемые. Корабль цвета беж, с двумя огромными плакатами по борту от верхней палубы до почти ватерлинии – на них Мубарак в полный рост, и выходит, что он как бы спускается к воде. Когда корабль подплыл ближе, разглядели, что, помимо нескольких катерков, его сопровождают 20 фелюк с поднятыми парусами и флагами Египта на мачтах. Лодки вытянулись в две линеечки по оба борта и чуть сзади, каждую десятку тянет за собой катерок, почти незаметный оттого, что низко сидит в воде. Красиво. Помпезно. Но, бог мой, как же медленно!!! 

Проплывает. И почти сразу народ начинают запускать на паром – о, боже, что началось! Многие, особенно те, что помоложе, буквально кубарем покатились по наклонному парапету к причалу, некоторые не удержались на ногах, какой-то пухлый паренек шлепнулся, а сумка его угодила в лужу. Мы дождались, пока столпотворение чуть схлынет, и спокойно поднялись на верхнюю палубу, где даже успели занять сидячие места на носу. Ожидание протянулось еще с полчаса, но с места мы так и не сдвинулись, хотя от противоположного берега точно такой же паром, как наш, успел переплыть реку. Постепенно люди с нашего парома перекочевывают на маленькие лодки и на них «сбегают» на тот берег. Я пытаюсь выяснить у приятного соседа в ослепительно белой кофточке – сколько стоит переплыть на такой лодочке, но он не в курсе. Однако почти тут же перед нами образуется капитан одного из таких суденышек – всего 10 фунтов за двоих, мистер, и вы на том берегу. Ок. По пути собираем еще несколько человек, господин в белой кофточке тоже идет с нами. Прыгая с одной лодки на другую, добираемся до крайней – нашей (она была уже то ли 4-й, то ли 5-й). Плывем. Нил совсем близко. Не жарко. Пара секунд – и мы на месте. И буквально следом за нами между пристанями проплывает в обратную сторону корабль Мубарака – все с тем же хвостом сопровождения из 20-и фелюг. Люди по берегам кричат и машут руками. Корабль безмолвствует. Господин в белой кофточке предлагает как-нибудь заглянуть в его ресторанчик «Али-баба» возле луксорского храма. Я говорю, что в нашем отеле очень хороший ресторан, но все равно спасибо за приглашение. 

Исследование инструкции к камере ничего не дает. Неисправность гораздо сложнее, чем все, что там предусмотрено. Никто и не надеялся на лучшее. При помощи разговорника объясняем суть своих проблем на ресепшн, нам рекомендуют обратиться в большой магазин на станционной улице, объясняют, как до него добраться. Идем. По пути нас перехватывает какой-то бойкий продавец шарфиков, и узнав, что нам нужны не его шарфики, а камера, неожиданно вызывается помочь, ведет в ближайший фотомагазинчик, там опять объясняем свои проблемы, нашему провожатому что-то говорят, он выводит нас к нашему отелю, чуть за ним оказывается еще один магазинчик – там нам тоже не могут помочь, дальше отправляемся на минибасе. И ничего страшного, маршрутка как маршрутка, только дверь не закрывается, а сидений гораздо больше, есть откидные (причем со спинками). Магазин, куда нас везли, оказывается закрыт, и мы уже пешком сквозь паутинку торговых улочек (аналог каирского Хан эль-Халили) добираемся до исходной лавочки, с которой начали. Там дают еще один совет, наш добровольный гид бормочет, что придется подождать – рекомендуемое заведение закрыто, может, посидим в кафе-шопе. Но нам как-то не до того, благодарим и прощаемся. Гид-волонтер несколько смущен от того, что помочь нам не сумел. 

На ресепшн мой любимый толстячок с маленькими усиками, похожий больше на лондонца, чем на араба (тот самый, с которым мы так славно поторговались при вселении), опять вникает в наши проблемы и говорит, что да, сегодня из-за приезда Мубарака очень много магазинов закрыто, но рекомендует посетить еще одну точку и довольно толково объясняет ее местонахождение. Идем. Находим. «Адам-фото». Внутри холеный мэн в модненькой светло-коричневой куртке с рукавами из вельвета с интересом и знанием дела покрутил нашу камеру в руках, сделал несколько кадров – и она заработала!!! Чудо. На радостях дарю ему наш магнитик, он говорит – нет проблем, если что, – опять ко мне. По пути домой покупаю Натке мороженое. Праздник. Но что-то гложет.

«Англичанин» на ресепшн интересуется: все ок? Я неуверенно отвечаю, что вроде бы да. Он: так тогда улыбнись! Решаем чуть перекусить в номере (для покорения долины царей накануне запаслись соком и местным хлебом) и после пройтись по набережной, чтобы в жестоком режиме опробовать камеру – больше нам сюрпризы не нужны. На выходе из гостиницы снимаю кавалькаду кэбов, загруженных какой-то иностранной группой. Кэбмэны рады такой фотосессии, машут руками, стараясь привлечь мое внимание именно к себе. Выключаю камеру. И все, больше она не сделала ни одного снимка. Вообще. До сих пор. Все в тумане, в видеоискателе – белое молоко. Полный стоп. Четыре года верной службы. Горы, моря, страны… Бай, маленькая «Минолта»!

На всякий случай отправляемся снова к нашему спасителю в «Адам-фото», тот удивляется нашему возвращению, больше часа пытается реанимировать «Минолту», проверяя поэтапно и флешки, и батареи, пробуя менять настройки, наконец, признав поражение, разводит руками. В его фотопечатне, оказывается, есть вполне цивильное дизайн-бюро с тройкой компьютеров. Сидят парень, рядом – девушка, глухо закутанная в платок и очень бойко клеят в фотошопе коллажи со свадеб. 

С Адамом заводим разговор о том, можно ли где-то в Луксоре купить что-то подобное. Он думает, куда-то звонит, советуется со своими помощниками, один из них берет с полки старенький «Никон», куда-то с ним бежит, другой тоже уходит, возвращается с мыльницей «Рекам» – ее нам и предлагают. Слишком детская игрушка, да и подержанная. Все равно, спасибо за помощь. 

Бредем дальше. В цивильной фотолавке у ж/д вокзала рекомендуют магазин, что неподалеку, и в самом деле в минуте ходьбы от станции на широкой (и тихой почему-то) улице находим большой магазин бытовой техники, в витринах есть и фото-, и видеокамеры. Но магазин закрыт.

Дальнейшие блуждания выводят нас к малому луксорскому храму, и дедушка в лавочке с фотопринадлежностями опять отправляет нас в тот же магазин. Едва вышли от него, как подверглись стремительной атаке продавца маек. Маленький, лысенький (среди арабов в годах на удивление много лысых), с целой охапкой изделий местной текстильной промышленности на плече – он пристает к нам. Мы озадачиваем его вопросом: а камеры у вас есть? О, нет, только футболки. А камера – дальше следует целая череда уморительных (но с его стороны на полном серьезе) поз. Он думает, вспоминает, оглядывается… А-а, кажется сообразил! И тут из-за наших спин в уже начинающихся сумерках выныривает черный парень. Ну не совсем негр, но очень темненький. Он англоговорящий. Уточняет у продавца маек что нам нужно и машет рукой – идемте, нам по пути. В уже закрытой лавочке на станционной улочке просит девочку позвонить хозяину – русские хотят купить фотоаппарат. Хозяин, видимо, отвечает, что нет, сегодня он уже не работает. Ладно, идем дальше. В лавке напротив нам предлагают кодаковские мыльницы – нет, это не то. Ладно, дальше. Тут у Шику (так зовут нашего черного помощника) почему-то появляется мысль, что нам нужны флешки, и мы возвращаемся к дедушке у луксорского храма. Нет-нет, камера, Шику, большая камера. Шныряем по каким-то закоулкам, и Шику приводит нас к парню, говорящему по-русски. Тот переводит, что нам нужна большая камера. О, это будет очень дорого. Сколько? 2-3 тыщи фунтов. Это же около 10-15 наших тысяч, – волшебная цена! Давайте хоть посмотрим на них! Опять в дорогу. На этот раз на маршрутке. В большой печатне нас заводят в святая святых – фотосалон, там на штативах как раз то, что нужно – хорошие цифровики, но для нас из загашников достают огромную, как пулемет, старинную Sony, всего 2 мегапикселя, я и не знал о существовании таких. Нет, слишком старо. Ок, есть неплохой магазинчик, там новые камеры. Магазин оказался расположен в очень симпатичном месте, на набережной у фонтана. Тоже фотопечатня по сути, но с неплохой витриной фотокамер. Штук пять цифровых мыльниц и одна большая коробка – Fuji. Не Canon, конечно, и не Nikon, однако можно посмотреть. Сколько? О, мне нужно позвонить хозяину, – говорит продавец. Ок, и спросите заодно, сколько вот эта маленькая «Сонька». Звонит. Объявляет: большой – 5000, малышка – 2000. Ого! Мы присели. Шику тоже понимает, что наш папа не Рокфеллер. 

Нет проблем, идем дальше. Снова на маршрутку, и – почти к нашему отелю. Проходим все лавки, где уже раньше были одни, доходим до «Адам-фото», и Шику в полной мере при помощи Адама осознает суть наших проблем. Снова маршрутка, потом кривые темные переулки, в которых люди почему-то сидят возле маленьких костерков. Здесь же прямо на улице – два компьютера на ломаных фанерных столах – местное интернет-кафе. К Шику и незримо следующему за ним скромнягой Нуби присоединяется третий их друг – Саид. Он приводит нас к местному самоделкину. У того на столе разобранная видеокамера. О, ура, нас починят! Но нет, рано радовались, наш аппарат мастеру не по зубам. 

Нет проблем, говорит Шику. И задумывается. Нуби с кем-то созванивается. Опять долго идем через местный пищевой базар, закоулки, большая улица, заныриваем в дом – с виду обычный жилой, но попадаем в офис на 3 этаже. Молодой умный паренек – местный шеф – словно фокусник вытаскивает из небольшой черной коробочки славную камерку и сходу начинает демонстрировать ее достоинства. Она может все, включая запись видео, МР3 и т.п. т.д. Доходит дело до цены – парень лихо пишет на бумажке (что не свойственно для арабов) привычные европейцам цифры, только какие-то уж заоблачные. Мол, для всех других – 2020, но для вас… «всего» 1980. 40 фунтов скидки – какая-то несерьезица. Ломаю. Спускает до 1900. Наташа: а еще для меня? Ок, парень долго что-то считает и прикидывает, выдает последнюю-препоследнюю цену – 1881. Почему не 1880? Непонятно. Как будто он должен отдать кому-то карточный долг, и до нужной суммы ему не хватает именно этих денег. А камера ничего так, только подержанная, и когда навернется, как наша, – не предскажешь. Я перевожу его 1881 в доллары, выходит ровно 330. И этой операцией круто озадачиваю всех присутствующих, а их к тому времени в тесной прокуренной комнатке собралось 8 человек: вместе со мной и Наташей пришли Шику, Нуби, Саид, плюс парень-шеф, плюс его сотрудники: девушка и паренек. Шеф долго не может уяснить, зачем его любимые цифры 1881 делить на какие-то 5,7 и вообще что это такое. Объясняю. «О, доллары»– озадачивается шеф. – «Мне нужна минутка». И пропадает минут на 15 в соседней комнате, постоянно кому-то названивая. Видимо, уточняет курс. Мы с Наташей тем временем изучаем камеру и постепенно понимаем, что не готовы стать ее собственниками даже и за 1000 фунтиков, о чем и сообщаем Шику. Тем временем парень-шеф возвращается и с облегчением сообщает, что ок, 330 долларов он готов принять, но мы уже не готовы с ними расстаться. Нет проблем, – говорит свое коронное Шику, и мы прощаемся. Уже на лестнице до нас доносится: ок, ласт прайс – 325. Боже мой, ну как несерьезно! Мы привыкли опускать цену вдвое. Салям, ребята. 

На улице Шику приходит еще блестящая мысль – у одного его друга есть более-менее приличная камера, и, может быть, он согласится дать нам ее на несколько дней погонять, как бы напрокат. О, нет, Шику, это слишком, в Луксоре есть вообще магазин – большой и хороший, где мы могли бы, например, завтра утром посмотреть себе что-нибудь? Конечно, есть, но сегодня из-за приезда Мубарака многие магазины закрыты. Ваш президент так не любит магазины? Не знаю, но так всегда, когда он приезжает в Луксор, а в Луксоре он любит бывать и вкладывает сюда очень много денег. Вот и сейчас приехал открывать сразу новую трассу, новый торговый центр и новый музей (это, как после оказывается, просто хорошо оборудованный презентационный павильон в долине царей). Болтая, потихоньку идем к большому магазину. Доходим – это все та же точка, к которой нас отправлял и наш ресепшн-мэн, и дедушка из лавки у луксорского храма. Но, о счастье, магазин наконец-то и почему-то открыт, хотя на часах уже за 10 вечера. Камер там совсем не море. Хотя бытовой техники много – по египетским меркам, но это совсем не русский размах. Присматриваем себе славную мыльницу-«Соньку». 6 мегапикселей, произведено в Японии, оптика Карл Цейс, и что самое главное – толстая книжка-руководство на арабском языке! Впрочем, и на английском, французском, немецком, португальском и т. д., кроме русского. Гарантийный талон (непременно съездим в Луксор, если вдруг что с камерой) и купон такс-фри. Н-да, наверное, берем. Я как раз давно о такой мечтал – правда, в дополнение к нашей «пушке», а не ей на замену, но селяви. Ната пытается по привычке сбить цену хотя бы ровно до 2000, но продавец аж рассмеялся – это не рынок, мадам. Да? А мы и в гостиницах торгуемся. И еще засада – баксы не берут. Оставляю Наташу в залог под охраной Нуби и Саида, а с Шику идем искать банк в полуспящем городе. По станционной улице нам навстречу движется странная процессия – несколько микроавтобусов, легковушек, выстроившихся свиньей и в замыкающих – пара бронированных черных джипов с мигалками. Народ скандирует: Мубарак-Мубарак. Круто, кортеж президента (но как выяснилось позже, самого президента в нем уже не было)… 

И опять доходим почти до нашего отеля. Все банки по пути под замком, открыт единственный обменный пункт – но нам того и достаточно. Назад в магазин возвращаемся минут через 20-30. Нас заждались. Наташа на месте. Камеру еще не купили. Ок. Оформляем гарантию на Шику, такс-фри на нас, отсчитываем фунтики – их кажется очень много. Но мы еще на полпути, и как дальше без единой фотографии – долина царей, Асуан, Абу-Симбел… Нет, фотик необходим. Хотя бюджет наш подорван почти смертельно. 

Ну, ты рад? Шику, видя, что мы с Наткой почти сияем, тоже радуется, как дите, словно это мы у него купили камеру. Но остается еще одна проблема – зарядка в комплекте идет, а флешек нет. И в магазине нет. Осматриваем близлежащие фототочки и идем к деду у луксорского храма – в третий раз за этот вечер. Старик даже не удивляется. Вам флешку? О, конечно, у меня есть любые флешки! Я ведь дипломированный дилер германских, японских и бразильских производителей (дипломы предъявлены не были). Выбираем на 512 МБ, сбавляем цену на 50 фунтиков, распаковываем, вставляем – не входит в наше гнездышко его чудесная флешка непонятного производства. Дед расстроен. Мы тоже. Дальше. Идем по набережной в сторону моста, ведущего на вест-банк. О, как раз завтра мы туда и собираемся. «Правда?!», – радуется Шику, – «а на чем?» Пока не думали, на пароме, наверное, потом такси. Так давайте сразу из отеля на такси, мой друг предложит вам приемлемую цену. Ладно, посмотрим. Флешки встречаются чаще, чем фотоаппараты. Заходим в огромное количество лавок, но везде малообъемные – 256 МБ. Хотя даже Шику в курсе, что нужна гигабайтная – «Ван жижа», как он произносит. Да еще и нашего литл-размера. Вламываемся в какой-то отель, окруженный бутиками. Шику не хотят пускать секьюрити, недолго с ними объясняемся, – нас выдирает из их рук заинтересованный продавец. У него, наконец, находится почти то, что нужно – 512, справляемся о цене. Парень что-то долго вычисляет и выдает, Шику переводит: 700 фунтов и сам моргает глазами, мол, чудак какой-то. Когда выходим, Шику разражается целой тирадой – мол, целая камера 2000, а какая-то пластиковая фитюлька – 700, я что, крейзи? И мы вроде не крейзи. Меж тем потихоньку добираемся до магазинчика у фонтана, где была Fuji– единственная на весь город камера примерно того же класса, что и наша сломавшаяся «Минолта». Шику отправляет на разведку Саида и Нуби – мол, будет нехорошо, если продавец увидит, что мы купили камеру примерно по той же цене, хотя у него такую же брать не стали. Логично, хотя у него отнюдь не такая же, разница между ними должна быть как минимум в 700 фунтов – потому и брать не стали. Нуби и Саид с нашей новенькой «Сонькой» удаляются, мы ждем их на набережной, болтаем о всякой-разной жизни. Шику рассказывает про свой нехитрый бизнес – магазинчик-кафешку с разными дриньками, который почему-то прикрыли. Про то, что взял квартиру на той самой станционной улице в кредит, и теперь в месяц должен выплачивать по 2000 фунтов с лишним. Про то, что в Луксоре к иностранцам относятся неважно, здесь они – лишь предмет бизнеса, но это неправильно. У него, к примеру, очень много друзей от Америки до Австралии, все они любили, бывая в Луксоре, заходить к нему в кафешку. И вообще, разве можно строить свои отношения с человеком только исходя из того, какой он национальности, разве можно сказать, что все американцы сволочи, а все египтяне – исключительно хороши? Нет, ведь даже пальцы на руке разные, один меньше, другой больше. И люди разные. Кто-то друг тебе, кто-то никогда им не станет. Ай, браво, Шику! Ай, браво! 

Тем временем наша разведка возвращается – да, ура, есть «ван жижа», да еще фирменная «Сонькина». Отлично! Только вот за 500. Мы скоренько переводим на наши рубли, – вроде как несколько подороже, но сойдет, уже ночь на дворе. Парни забирают еще и деньги с батареей, и я не понимаю зачем, – нашу неисправную «Минолту», и исчезают в ночи… И ниче меня не дернуло в этот момент, никакого недоверия. Хотя обитатели этого славного в общем-то городка к той поре уже успели показать нам свои зубки. 

Шику (первый слева), далее Нуби и Саид (фото: Михаил Пимонов)

Шику рассказывает о друге, который женился на англичанке и теперь живет в Манчестере, о дяде, который перебрался в Лондон. Меж тем сам Шику был только в Асуане. Отличный город, и он опять радуется, что мы собираемся как раз туда. Парни возвращаются – без денег, но с флешкой. Все работает, все проверено, с камерой они уже обращаются лучше нас – видно, что попробовали и понажимали на все кнопочки, пока проверяли. А нашу «Минолту» берутся починить, если, например, мы пробудем в Луксоре до завтра. Шику не верит, идет выяснять сам. Нет, – сообщает он по возвращении, – это займет дней 7, ее придется отправлять в Каир. Ок, мы и не надеялись. Ну что, надо обмыть это дело. Объясняю, как могу, суть нашего русского обычая – мол, если не обмыть, работать не будет. Шику смеется, ок, он знает, где сейчас это можно сделать. Время уже к полуночи. По набережной – уже прогулочным шагом – не спеша выдвигаемся к ресторанчику «Али-баба». Тому самому, куда утром приглашал меня мэн в белом свитере, с которым мы переплывали Нил. Вот судьба! По дороге Шику показывает роскошный отель «Винтер пэлас» (мы с Наташкой тут же про себя обзываем его Зимним дворцом), где сейчас остановился Мубарак. И сообщает, что давешний кортеж, который мы встретили, когда ходили менять баксы, шел от этого отеля уже без Мубарака. То, что в отеле поселился непростой постоялец, видно невооруженным глазом – вся территория под контролем людей в одинаковых костюмах и с рациями, стоят несколько черных джипов, легкая суета… Ресторанчик оказывается очень милым, с видом на луксорский храм, который в эту ночь решили подсветить. Приземляемся всей компанией за угловой столик, заказываем пивка, шутим, мол, мусульманам же нельзя.

Саид берет крошечную бутылочку безалкогольного, Наташа, чтобы согреться – чай. Шику отшучивается, мол, он с аллахом как-нибудь найдет общий язык. Но к пиву не привычен, с бутылки заметно хмелеет, да и плохо она в него входит. Нуби тоже тянет слабо. Когда приносят счет, Шику ловко его у меня перехватывает и даже под страхом смерти и страшных ругательств (я к тому времени уже научился ругаться по-арабски), что приводит всех только в полный восторг, отказывается мне его отдать – удаляется куда-то к официантам и возвращается довольнехонький. Ладно, парни, завтра за мой счет. Они провожают нас до отеля. Первый час ночи. Поиски камеры, флешки и пр. сопутствующие мероприятия заняли почти 7 часов. В отеле наш любимый ресторанчик уже закрыт, но если мы хотим перекусить – конечно, ок. Меню полное. Чикен пармезан – без вопросов. Официант какой-то незнакомый, но забавный, как ворона, запал на нашу сверкающую новую камеру, удивляется, что купили здесь, и зачем-то добавляет к обычному гарниру феску риса. Да и на салат у него свой кулинарный взгляд – без лука, зато с маслинами. Самый поздний и дешевый ужин за все время. Бай. Утром в долину царей, с пареньком-таксистом – тем самым другом Шику – договорились на полторы сотни (с полной доставкой). 

15.01.2007 

Луксор все так же набит полицией – Мубарак еще здесь. В 9.00 Шику в новенькой джинсовке ждет нас у входа, как метрдотель. По пути покупаем булки с сыром и воду. Но путешествие на вест-банк неожиданно затягивается – все дороги перекрыты. Многочисленные объезды, повороты, расспросы. Несколько раз попадаем в пробку. Особенно долгую на мостике через канал, где долго не может развернуться длинный ярко раскрашенный бензовоз. Наконец, вот вроде бы и он – мост через Нил. Проскакиваем на него одними из последних – после нас почти сразу движение отсекают.

Очердь из туристических автобусов и прочего автотранспорта полисмены сбили в одну полосу, предполагая, что по соседней может промчаться кортеж президента Хосни Мубарака (фото: Наталья Пимонова)

Нас тоже, едва переехали мост, тормозят и начинают перестраивать из двух полос в одну. Окружают цепью полисменов, просят не выходить из машин, но куда там – в окружении оказываются несколько туристических автобусов, а нашего брата-туриста не удержишь. Все высыпают с фотокамерами на дорогу – разносится весть, что по соседней полосе должен проследовать Мубарак. Сначала версия, что в долину царей. Потом от одного из полисменов оцепления узнаем, нет, уже обратно, в долину он приехал рано утром. 

Полисмен, как оказалось, стоит почти напротив своего дома и сам смеется – мол, кого и от кого я охраняю. Самое забавное, что такой же, но более редкой цепью стоят люди в штатском в полях, на некотором отдалении от дороги. Некоторые – упершись взглядом точно в толстый ствол дерева, другие – на крышах домов. Главное – чтобы через абсолютно равные промежутки друг от друга. Это важно. Видимо, важнее всего, даже здравого смысла. 

Шику интересуется, как у нас в России, и рассказывает, что его друг, живущий в Манчестере, уверял его, что членов британского правительства можно запросто встретить на улице катающимися на велосипеде. Да, это вам не Британия. 

Шику (на капоте): нормальные парни могут кататься не только в салоне, но и вот так – почти верхом (фото: Михаил Пимонов) 

Еще успеваем обсудить, насколько чернее кожа Шику, чем его же белая кофточка. Мидо (водитель) оказался в сандалиях и… полосатых носках-матросках с раздельными пальцами. Это вызвало у меня такой восторг, что парень почти уже стянул носок с ноги, намереваясь его тут же мне и задарить. Насилу уговорил этого не делать – мол, простудишься еще!

…А Мубарак пролетел по перпендикулярной дороге, в дальнем далеке мы увидели его длиннющий кортеж. А мы продолжаем путь в дорогу царей, где только что побывал царь живой. Шику комментирует окружающий пейзаж, это, мол, банановые плантации, а это апельсиновые, кукуруза, рис… О, а эта улица была раньше очень неблагонадежной. Здесь, бывало, очень легко подсаживали на травку – угощали несведущего прохожего косячком, мол, обычный табак, ну а потом… Всякое случалось. 

В долине царей расстаемся на три часа. Я думал, ребята отважатся пойти с нами, но нет. 

Долина оказывается на удивление компактной. И несмотря на жутко ветвистую схему с множеством номерков захоронений фараонов, на местности ориентироваться очень просто. Первым делом спешим к самой дальней (и одной из первых) гробнице моего любимчика – Тутмоса III. Он отнюдь не так раскручен, как величайший из великих Рамзес II, хотя для страны сделал уж точно никак не меньше последнего. Он первый из древних царей создал подлинную империю, покорив почти весь известный тогда более-менее цивилизованный мир, совершив около 20 военных экспедиций. Много строил, страной управлял рачительно и строго. А если к этому добавить долгий, извилистый и трудный путь к престолу, то по его биографии можно вполне снимать голливудский кинороман. 

Усыпальница и саркофаг одного из самых прославленных правителей древнего Египта (фото: Михаил Пимонов) 

Гробница самая труднодоступная – примерно 30 метров вверх по узкой лестнице, потом почти столько же вниз в душную шахту. В итоге оказываешься в сухой сауне в толще известняка, которую безуспешно пытаются проветрить мощные вентиляторы. Гробница очень проста, состоит всего из двух камер: верхнего вестибюля и нижней усыпальницы, где стоит саркофаг. Стены сплошь покрыты графичными орнаментами – как будто для росписи использовали только черный и красный фломастер. 

Ее стоит посетить, даже если ничего не знаешь о Тутмосе III, только затем, чтобы увидеть, как скромно все начиналось и какими роскошными стали гробницы царей впоследствии. В гробнице мы впервые испытали «строгость» местных запретов – официально снимать нельзя, но всего за 10 фунтов смотритель устроил так, что мы остались в усыпальнице одни и провели неплохую, хотя и торопливую фотосессию. Единственное условие – снимать без вспышки, а она и не требуется, с освещением в гробницах все в порядке. 

Забраться в гробницу Тутмоса III не так-то просто (фото: Михаил Пимонов) 

Второй по плану была гробница Сети I – общепризнанно самая-пресамая во всех отношениях: и по размерам, и по оформлению. Но она оказалась закрыта. Погоревав у входа, решили отправиться к Рамзесу III– информации об этой гробнице было немного, и действительность превзошла все ожидания. Роскошные, отлично сохранившиеся росписи начинались прямо от входа, по обеим сторонам длинного коридора – множество комнаток, опять же с росписями, завершается все это холлом, потом изгиб и спуск в усыпальницу, которая еще не до конца раскопана.

Главное отличие этой гробницы от всех прочих – в ней расписаны рельефы, а не просто поверхность стен. Очень красиво расписаны. Очень много крупных и мелких фигур, иероглифов-орнаментов. Снимать опять нельзя. Но за 20 фунтов опять можно. Причем мы как бы и не настаивали, но слишком ласковый смотритель сперва навязал услуги гида, односложно поясняя, кто и что изображено на стенах, потом попросил денег, и на мой вопрос, а можно ли сделать несколько фотографий, сказал: конечно! Причем, что забавно, Наташа все самое интересное успела уже тихонько сфотографировать, пока я внимал гиду-смотрителю. 

Краткое фотопутешествие в гробницу Рамзеса III (фото: Наталья Пимонова) 

Третьей гробницей взамен закрытой Сети I я выбрал Мернептаха, купившись на то, что «декором она очень похожа на гробницу Сети I». Так вот, декора в ней почти что нет, так, случайные остатки кое-где. Сама гробница по сравнению с предыдущими огромна, это настоящий подземный дворец. Главная ее достопримечательность – огромная гранитная крышка саркофага, изображающая фараона в осирической позе (руки скрещены на груди). Когда мы спустились к ней, охранник заканчивал ланч. Кроме нас и него, во всей огромной гробнице не было ни единой души. И, как ни тихо срабатывает камера, слышно ее было в гулкой тишине отлично. 

Смотритель сначала было решил подработать гидом, но я сам так много рассказывал и показывал, что он в конце концов, улыбаясь, назвал меня доктором. Когда он вроде бы пошел проверить верхние камеры, Наташа попыталась снять-таки внушительный саркофаг, но даже несмотря на то, что я говорил, не умолкая, щелчок затвора сработал очень слышно, и смотритель, улыбаясь во всю ширь и грозя нам пальцем, вернулся и радостно сообщил, что раскусил нашу хитрость – мол, он сразу понял, что я не напрасно так много говорю. Но… разрешил нам сделать пару кадров за так. Правда, его напарник наверху выцыганил ручку. Последнюю. Брал с собою три штуки – и все разошлись на бакшиш. 

Посмертные чертоги Мернептаха (фото: Наталья Пимонова)

Мы успели еще забраться наверх, на сопки, и сделали несколько панорамных снимков, потом спустились, посидели в домике отдыха, полюбовались амадинами, которые сначала прилетали по одной, а потом нахлынули целой стайкой, и потихоньку пошли к выходу – подходило условленное время встречи. Шику уже ждал, скоро подоспели и Мидо с Нуби. 

Древний Египет. Царское кладбище. Вид сверху (фото: Наталья Пимонова)

Дальше – в храм Хатшепсут. Он, как и ожидалось, оказался значительно более хорош снаружи. Хотя сильно уж отдает новоделом. В колоннаде второго этажа (и слева, и справа) обнаружились искомые цветные рельефы, неплохо сохранившиеся. Но ни в какое сравнение с росписями гробницы Рамзеса IIони не идут. Да и сам храм, хоть и раскручен до небес, не особо впечатляет. После этого в планах было только поснимать росписи деревеньки Гурна, что мы и осуществили.

Гурна. Здесь люди живут (фото: Михаил Пимонов)

Местные встречали по-разному. Одна тетушка прогнала, а парни весело острили, что одно фото – один миллион и махали руками. Вот и все. Шику подъехал к нам, восседая, как на троне, на капоте машины, и мы отправились домой – зашли бы еще в гробницы знати, но зимой весь вест-банк закрывается в 16.00, и за оставшиеся полчаса уже нельзя было толком ничего успеть. 

 А здесь, похоже, производят «древности» на продажу (фото: Михаил Пимонов)

Завершили день посиделками во все том же ресторанчике «Али-Баба». Встретили здесь давешнего мужичка в белом свитере, что переправлялся с нами на лодке через Нил – он оказался всего лишь официантом. Познакомились с хозяином заведения – худой смуглый паренек, родом из той самой Гурны, сам поднялся сперва на торговле сувенирами, а потом и ресторанчик открыл. 

Заказали пиво и пиццу, в этот раз за мой счет. Парни скромничали, Нуби вообще был тих – как выяснилось, у него болеет мать, а она не одобряет увлечения сына даже пивом, и он в этот раз не позволил себе выпить ни капли, сидел со стаканчиком чая. Шику то и дело зазывал с улицы своих друзей, и каждый заходил с нами знакомиться. 

Скромный банкет в честь покорения Долины Царей (фото: Наталья Пимонова)

Потом по улочкам, уже ставшим родными, потихоньку прогулялись до ж/д вокзала. Нуби пытался помочь купить билет, но кассир – бородатый, черный, но с какими-то розовыми проплешинами на лице (ожоги, что ли), однако отменно говоривший по-английски, сказал: парень, не мешай, жестом подозвал меня – и быстро все оформил. Шику и Нуби проводили нас до отеля, попрощались, я подарил Нуби магнит – и все, пока, Луксор.