Алтай, Северо-Чуйский хребет. От Чибита до… первого июля

Михаил Пимонов
Чибит: картина, которую уже и писать не нужно
Чибит: картина, которую уже и писать не нужно фото: Михаил Пимонов
Чибит. Утренняя идиллия
Чибит. Утренняя идиллия фото: Михаил Пимонов
Димитрия и дикая собака Динго
Димитрия и дикая собака Динго фото: Михаил Пимонов
Секьюрити
Секьюрити фото: Михаил Пимонов
Одна из встроенных функций моей новой палатки – самонаведение на солнце в процессе просушки
Одна из встроенных функций моей новой палатки – самонаведение на солнце в процессе просушки фото: Михаил Пимонов
Почти собраны
Почти собраны фото: Михаил Пимонов
Ну все, к походу готовы
Ну все, к походу готовы фото: Кристина Пионтковская
Чибит удаляется
Чибит удаляется фото: Михаил Пимонов
Чуя
Чуя фото: Михаил Пимонов
Облачно
Облачно фото: Кристина Пионтковская
А второе-то где уже?! Потерял...
А второе-то где уже?! Потерял... фото: Михаил Пимонов
Верная собака. Особенно если на поводок посадить
Верная собака. Особенно если на поводок посадить фото: Михаил Пимонов
Сдерживание Чуи
Сдерживание Чуи фото: Михаил Пимонов
Спуск к мосту
Спуск к мосту фото: Кристина Пионтковская
Ручей
Ручей фото: Михаил Пимонов
Мох – для мягкого течения
Мох – для мягкого течения фото: Михаил Пимонов
Купаться!
Купаться! фото: Елена Пионтковская
Все наверх!
Все наверх! фото: Кристина Пионтковская
Ну все, прощай, собака!
Ну все, прощай, собака! фото: Михаил Пимонов
Тропа
Тропа фото: Михаил Пимонов
Сестренки
Сестренки фото: Михаил Пимонов
Отличное место для привала
Отличное место для привала фото: Михаил Пимонов
Скорость воды
Скорость воды фото: Кристина Пионтковская
Иоанчик на дереве
Иоанчик на дереве фото: Кристина Пионтковская
Мечтательница
Мечтательница фото: Михаил Пимонов
Натюрморт с бутербродом
Натюрморт с бутербродом фото: Кристина Пионтковская
Андрей
Андрей фото: Михаил Пимонов
Нет ничего лучше в походе, чем костерок на ночь
Нет ничего лучше в походе, чем костерок на ночь фото: Михаил Пимонов
Настоящий скаут
Настоящий скаут фото: Михаил Пимонов
Полянка в самом деле не маленькая, но уютная. А там, куда показывает Кристина, течет речка
Полянка в самом деле не маленькая, но уютная. А там, куда показывает Кристина, течет речка фото: Михаил Пимонов
Душевный разговор...
Душевный разговор... фото: Михаил Пимонов
Хорошая компания
Хорошая компания фото: Михаил Пимонов
Ночь
Ночь фото: Михаил Пимонов
Чибит: картина, которую уже и писать не нужно
Чибит. Утренняя идиллия
Димитрия и дикая собака Динго
Секьюрити
Одна из встроенных функций моей новой палатки – самонаведение на солнце в процессе просушки
Почти собраны
Ну все, к походу готовы
Чибит удаляется
Чуя
Облачно
А второе-то где уже?! Потерял...
Верная собака. Особенно если на поводок посадить
Сдерживание Чуи
Спуск к мосту
Ручей
Мох – для мягкого течения
Купаться!
Все наверх!
Ну все, прощай, собака!
Тропа
Сестренки
Отличное место для привала
Скорость воды
Иоанчик на дереве
Мечтательница
Натюрморт с бутербродом
Андрей
Нет ничего лучше в походе, чем костерок на ночь
Настоящий скаут
Полянка в самом деле не маленькая, но уютная. А там, куда показывает Кристина, течет речка
Душевный разговор...
Хорошая компания
Ночь

Чибит. Была ночь и рыжая собака. Собака потом. Сперва – темнота. Нам нужен мост, который верхний. К нему – через поселок. А поселка – словно бы нет. Он слился с темнотой, растаял в ней, как будто отвернулся в совершенной тишине и запахнулся непроницаемым плащом. Ау, есть кто? 

Если б не свет фар нашей же машины – ночь. Только ночь. Абсолютная. И дома лишь ненароком вдруг выблеснут из нее, когда какой-нибудь своей неловкой гранью отразят полусвет луны или звезд. Фарам – не рады. От фар – морщатся. Слишком ярко, так можно и сон спугнуть… Тс-с…

Вдруг над одним из домиков – фонарь. Как своя, дворовая луна. Неяркая, она не ломает ночь. Дом спит, как при ночнике. В окне другого – сполохи работающего телевизора. Стучим. Вежливо. Тишь. Похоже, и здесь не спит лишь телевизор. Пляшем. Машем. Кричать не рискуем: кромешная тишь. От безысходности наглеем – идем во двор, к входной двери. Не заперто. Стучим. Ура. Услышали. Хозяин спокоен и не удивлен: Чибит – как ворота Большой Тропы, к туристам здесь привыкли. Мост? Вон там дорога и поворот, если отсюда – направо. Недалеко, нет. Да не за что. Удачи. 

За краем поселка дорога раздваивается, обтекая поляну. Нижняя бежит к реке, которую во тьме только слышно. Верхняя, похоже, идет туда, куда нам и нужно. Но, карабкаясь на подъем, начинает как-то ломаться камнями, колеями, какими-то кореньями. На машине дальше – не рискуем: у нас всего лишь Toyota Ipsum – это больше для асфальта, здесь его уже нет.

Палатки ставим на поляне – той, что в развилке дорог. В свете фар, фонариков, под шум реки. 

Мы проснулись. Это уже горы. Слева – дорога, которой нам идти. Справа внизу – Чуя. На соседней полянке, как оказалось, сосед. Он из Белоруссии. Идет один. Димка с собакой сбегали пожелать ему доброго утра и удачной тропы (фото: Михаил Пимонов)

Оказывается, поляну стережет собака. Та самая, рыжая. Сперва облаяла, потом знакомится. Кормим. Собака ест все, кроме клубники. Жаль. Как раз клубники у нас больше всего и надо бы съесть: скоропорт, с собой в горы не понесешь. Но собаке лучше бы сайру. Ок, и банку вылижу, спасибо. А что еще?.. – виляет хвостом. Ка-ак спать?.. Спать, собака, спать. Устали: поезд до Барнаула, автобус до Горно-Алтайска, потом еще часов 7 машиной по серпантину Чуйского тракта до Чибита – это долго. Утомляет.

Позируй, собака! Неа! Я гордая горная собака! (фото: Михаил Пимонов)

Игорь – хозяин Toyot`ы и по совместительству небольшой местной транспортной компании, устраивается в своей машине, для таких случаев у него всегда с собой спальник. Утром он уедет обратно в Горно-Алтайск еще до того, как мы проснемся. Всё. То, что называется «заброска», закончилось, дальше – поход. 

Первый походный завтрак. Собака точно знает, кто ее наверняка покормит (фото: Михаил Пимонов)

 

Четыре первых

Нет, я знал, что рюкзак придется нести. Тащить на себе. Знал. Но не понимал. Черт, он же чертовски тяжел! Черт! Ну почему сдохли домашние весы? Так некстати – я так и не знаю, каков же был его вес. 50? Это – как мешок сахара. Таскал, приходилось, но сахар вроде бы жал к земле плотнее. Значит, поменьше. Но это не утешает. 

Пока мы собирались, в горы ушли коровы, потом овцы, куда-то вдоль Чуи отправились козы с зелеными рогами, улетели птицы... (фото: Михаил Пимонов)

От полянки до верхнего моста через Чую – около четырех километров. Чуть в горку, потом по прямой, потом и вовсе вниз. Да что ж так тяжело-то? – рюкзак. Так началась борьба организма с лишним весом. В итоге за 13 суток похода он частично привык, частично – сбросил. А первые четыре километра, как после стало понятно, были самыми легкими, просто даже наилегчайшими километрами пути. 

Первые метры пути: все еще бодры и веселы, особенно я. Первый поворот: жара, рюкзаки, и энтузиазма поубавилось. И вот уже самая маленькая – Димка – начинает героически поскуливать (фото: Елена Пионтковская и Михаил Пимонов)

Собака, позавтракав с нами, уверенно вела нас до самого моста. Даже когда Иоанн сумел посадить ее на поводок, собака все равно вела. Мы настолько к ней привыкли, что даже дали какое-то имя. Теперь уже не помню – какое. Думали, так с нами и пойдет. Думали – чем кормить: сайры было немного, клубнику не ест… Иногда, правда, она пыталась достать из-под камней полевок. Это слегка утешало. Но собака дошла только до моста.

Охота на полевку. Попытка №7 (фото: Михаил Пимонов)

Как оказалось, ее хозяин – тот самый Владыка Верхнего Моста, который его, собственно, построил и содержит. И поэтому – мост платный. Хочешь пройти – сто рублей. С каждого взрослого. Мы заплатили 350 за шестерых. Дети (Иоанн и Димитрия) – даром, Кристина – за полцены. Потому что ну мы же кормили собаку?! Владыка Моста был не очень с этим согласен, но спорить не стал. 

Да, проход запрещен! А вы думали шуточки? Каждый шаг по этому мостику обходится в два-три рубля: кто как шагает (фото: Михаил Пимонов и Кристина Пионтковская)

Я забежал вперед. Еще когда снимались с ночевки, и моя палатка, перевернутая, подсыхала, самонаправляясь на солнце, как радар, нас догнали новосибирцы – Николай-отец и Николай-сын. Потому что на машине. Это самый правильный, наверное, вариант заброски – до Чибита – на своей машине, потом оставляешь ее у местных, как на стоянке, за подневную плату, а сам – в горы. Новосибирцы шли (ну пока – ехали) только до Шавлинских озер. И после мы везде по пути оказывались с ними рядом. 

Николай-сын успел выгрузить отца с рюкзаками у спуска на мост, отогнать машину обратно в Чибит и потом еще – налегке – снова догнал нас. Мы шли медленно. Хотя на полпути другой машиной с Лены и детей сняли рюкзаки, чтобы тоже подвезти до моста. «Девятка», показалось, чуть просела, и наши с Андреем рюкзаки на нее «надевать» уже не рискнули. Ладно. Зато дети были счастливы. 

«Девяточка» увозит наши рюкзаки. Спасибо добрым людям! (фото: Михаил Пимонов)

 

***

Вау, Чуя! Нет, я не вскрикнул, но хотел. Хотя вот же только видел ее у Чибита. Она – с утра – была нашим «умывальником». Но всего чуть-чуть уже разливаясь у поселка, она казалась какой-то совсем не такой, как тут, у моста. Здесь, зажатая скалами, она рвала о них бока и то и дело дыбилась, как кошка, наскакивая на валуны. Ей было тесно. Она рычала. Это еще была горная речка, речка, убегающая из гор. Совсем, совсем не та, которую показывают всем автотуристам на слиянии с Катунью… Раньше горных речек я не видел. 

Чуя возле верхнего моста за поселком Чибит. Триптих (фото: Кристина Пионтковская)

А у моста в нее впадал ручей. Прозрачно стекал в рычащую муть Чуи по мшистой подкладке. Мох был изумрудный. Ручей – чистый, как расплавленное стекло. Здесь мы устроили яблочный спас: спасали яблоки, чтобы немного спастись… яблоками. Клубника, самый «проблемный» пищевой актив, уже была успешно уничтожена. Яблоки – вторые в очереди: вкусны, но тяжелы, с таким провиантом в горы не ходят. Поэтому – стали пищей полдника. Четыре км прошли? Прошли. Значит, заслужили. Мыли в ручье. Просто закидывали повыше по одному, и яблочки, сплавляясь, по пути становились чистыми (ну, наверное). Придумал Иоанн. Он же был «запускающим».

Ручей заворачивал за скалу и поднимался, верней, конечно, падал вниз с приличной высоты. Иоанн вмиг забрался почти на самый верх, как козочка. При этом крепко держась зубами за яблоко. Я влез до середины, сделал мостик и… Андрей был хмур: как ответственный руководитель похода он понимал, что мы жестоко выбиваемся из графика. Уже. Сразу. Заброска вчера не достигла цели, ночевать мы должны были близ моста или даже за ним, а сегодня утром стартовать уже отсюда. И вот мы здесь, но теперь полдень. Отставить ручей. Обуться, в рюкзаки, вперед! Вернее – вверх. 

Да, и тут началось то, что называется резким набором высоты. Весь остаток дня мы только этим и занимались. Сперва – очень круто. От берега, верней от моста – вверх, почти вертикально. Как по лестнице, но ступеньки – это корни деревьев. Набрали. Отдохнули. Еще набрали. На верхнем конце этой вертикали стоял домик Владыки Моста. Заплатив налог, мы пошли в лес – все так же вверх, но уже значительно более полого. Справа осталась поляна, где обычно ночуют «правильные» и «успешные» группы, которым повезло грамотно совершить заброску. Нам не повезло, мы уже это знали. 

Не круто? Это только так кажется. Коренья – ступеньки нашей «лестницы». Стоит скинуть рюкзаки – и уже веселее. А Чуя все дальше (ниже) (фото: Кристина Пионтковская)

Но это пока не терзало. Терзала жажда. Увлекшись спасением яблок, как-то забыли набрать вторую бутылку воды в ручье, а одна – одна на всех – быстро закончилась. И до большого обеденного привала, когда тропа вновь подошла к ручью, нас уже порядком высушило. 

 

Второй раз чехи

Первый раз мы услышали о них еще в Горно-Алтайске. В микроавтобусе, который отправлялся туда, куда было нужно и нам – в Чибит, оставалось как раз шесть мест. Другие шесть заняли «иностранцы». Мы могли поехать с ними, но, как сказал водитель: «Смотрите, наверное будет тесновато – вы же все с такими рюкзаками!» И мы решили ехать с Игорем. А могли бы с чехами. 

Но все тропинки сходятся. И к обеду они нас нагнали. Чехи шли от старого, нижнего моста. Потому что по «хорошей советской карте», в которой, видимо, верхний частно-платный мост еще не значился. От старого – дольше. И сложнее. Потому что это значит – по левому, крутому берегу Чуи, часто – по сыпухе. Зато через водопад. Красиво, но… сложнее. 

Тропа вообще была оживленной. Группы и одиночки шли и навстречу, и обгоняя. Даже на поляне возле Чибита мы, как оказалось утром, ночевали не в одиночестве. Рядом чуть ближе к речке и чуть раньше нас поставил палаточку парень из Белоруссии. И Димитрия в сопровождении рыжего пса сходила сказать ему доброе утро.  

От Чуи мы поднимались буквально «в сопровождении» семейной группы, которую вела киевлянка. Очень опытная, не раз бывавшая на Алтае и не только, она дала нам много хороших советов. Именно в ее рассказах на коротких передышках нам впервые пахнуло холодком от далекого еще перевала Абыл-Оюк. 

Попутчики. Слева: перед спуском к мосту знакомимся с киевлянкой – их группа на «девятке» подбросила наши рюкзаки. Справа: пакуемся перед подъемом, на заднем плане – новосибирцы, два Николая (фото: Михаил Пимонов)

Чехи шли туда же. Как и мы. Все остальные шли только до Шавлинского озера, потом – обратно. Только чехи, как и мы, собирались на Абыл-Оюк. Потом, как и мы, через связку перевалов Томич-Эренбурга, а далее – не совсем внятно «долинами рек». Мы же хотели еще взобраться на Купол. Киевлянку все это беспокоило. И наш – слишком сложный для нас – маршрут через пять перевалов, и чешский – не вполне понятный даже им самим в последней своей части – там, где «долинами рек» – план иностранцев. Диспуты с предъявлением и сверкой карт затянули обеденный привал, наверное, на полчаса. 

Отличное место для привала (фото: Михаил Пимонов и Кристина Пионтковская)
Устал (фото: Кристина Пионтковская)

Потом чехи ушли вперед. Мы же, прикончив последнюю «пищевую роскошь» – дыню, икру и оливки, двинулись следом. Нагнали скоро. Они встали на слиянии «обеденного» ручья и речки Орой – в красивом, но немного сыром месте. Нам нужно было уйти как можно дальше. Но пришлось немного задержаться. Владимир, который вел чехов, очень вежливо попросил: «Нельзя ли сделать несколько фотографий этой маленькой туристки? Она – герой». «Герой» Димитрия на экспресс-фотосессию согласилась. Скромно. 

 

Первое июля

Остановил нас вечер. Мы не хотели сдаваться до последнего, но, проскочив пару уютных полянок, решили не рисковать: никогда ведь не знаешь, сумеешь ли найти впереди площадку, пригодную для того, чтобы разбить палатку. Тем более – две. Тем более – до того, как на землю рухнут сумерки. 

На очередной уютной полянке стояли новосибирцы. У них горел костер. И они были не против нашего соседства, поляна была большой. Кристина все же пробежала налегке вперед, но поблизости пригодных для ночевки мест больше не было, и мы остались.

Вечерняя встреча (фото: Михаил Пимонов)

Компания в этот вечер была нам кстати. Во-первых, уходить в полную автономку лучше все же постепенно. Во-вторых, было первое июля. День рождения моего отца. И уж коли я не мог в этот день, как обычно, быть с ним, нужно было хорошо отметить в хорошей компании. Компания была хорошая. Место – более чем. Коньяк – с собой. Замечательный грузинский коньяк специально под этот повод. На закуску щедро порубил своим критским кинжалом колбаску. Колбаска, кстати, производства ГК «Руском», чей владелец родом из Поти, а это тоже солнечная Грузия – такое совпадение. 

Костер, чем гуще становились сумерки, тем ярче искрил. Пригодилась гитара. Мы допивали коньяк. Лена, торопясь, готовила кашу с мясом. Восхитительную гречневую кашку с настоящей самодельной тушенкой из отборной телятины. Торопилась так, что – уже почти готовую – «посолила» жидкостью для мытья посуды: и «Фэри», и соль были в одинаковых баночках из-под ревита. Что ж, зато жирный от тушенки котелок быстро и отлично отмыли в ледяной воде горной речки. А каша – почти такая же – в кристально чистом котелке быстро сварилась снова. Поспел чай с примесью местных травок.

…Отец, когда я, уже вернувшись, рассказывал, как мы отметили его именины, лишь довольно улыбался и посмеивался. Коньяк мы с ним повторили. Остальное – увы. Но он остался доволен.

Смотрите также

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Зачем люди ходят в походы. Тем более – в горные? Зачем, зачем... Науке это по-прежнему неизвестно. Есть такая довольно распространенная, но абсолютно не научная версия – за запахом тайги... Что это? Неясно... Ничего не объясняет, согласитесь. Так и этот текст – тоже не объясняет ничего...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Чешское утро, американский полдник, предобеденная Швейцария и вечерний Новосибирск

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Чешское утро, американский полдник, предобеденная Швейцария и вечерний Новосибирск

Как, путешествуя по Алтаю, побывать в разных странах и городах. Как, отдыхая, устать. Как с удивлением и восторгом обнаружить, что организм учится всё – и даже усталость – превращать в энергию. Как потерять сон от всего увиденного за день. Как осознать, что такое на самом деле – радость...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *