Алтай, Северо-Чуйский хребет. Куда заводит одно-единственное неверное решение

Михаил Пимонов
Куда глаза глядят
Куда глаза глядят фото: Кристина Пионтковская
Медвежья стоянка на верхних Шавлинских озерах
Медвежья стоянка на верхних Шавлинских озерах фото: Михаил Пимонов
Хранитель стоянки
Хранитель стоянки фото: Михаил Пимонов
Кристина на фоне Шавлинских озер
Кристина на фоне Шавлинских озер фото: Михаил Пимонов
А вот и наш любимый курумничек, на котором мы прошлым вечером едва ноги не переломали
А вот и наш любимый курумничек, на котором мы прошлым вечером едва ноги не переломали фото: Михаил Пимонов
Еще одно Шавлинское озеро
Еще одно Шавлинское озеро фото: Михаил Пимонов
Забрались на очередную горку
Забрались на очередную горку фото: Кристина Пионтковская
Мы поднялись достаточно высоко, чтобы рассматривать ледники и снежники буквально в упор
Мы поднялись достаточно высоко, чтобы рассматривать ледники и снежники буквально в упор фото: Михаил Пимонов
Да я же им ровня!
Да я же им ровня! фото: Кристина Пионтковская
На фоне гор и неба...
На фоне гор и неба... фото: Sony Alpha a6300
Желтые горные маки. Опять
Желтые горные маки. Опять фото: Михаил Пимонов
Без карты – никуда: улицы здесь не подписаны, дома не пронумерованы
Без карты – никуда: улицы здесь не подписаны, дома не пронумерованы фото: Кристина Пионтковская
Кристина нашла свои любимые цветы
Кристина нашла свои любимые цветы фото: Кристина Пионтковская
Отдыхаем
Отдыхаем фото: Михаил Пимонов
Таких еще не встречали
Таких еще не встречали фото: Кристина Пионтковская
Эту речку мы преодолеем по-хулигански – не просто поперек, а еще и поднимемся прямо по течению, шлепая по воде. Ледяной воде!
Эту речку мы преодолеем по-хулигански – не просто поперек, а еще и поднимемся прямо по течению, шлепая по воде. Ледяной воде! фото: Кристина Пионтковская
Да, мы сделали это. И теперь греемся на камушке
Да, мы сделали это. И теперь греемся на камушке фото: Кристина Пионтковская
Пополнение водного запаса
Пополнение водного запаса фото: Кристина Пионтковская
Жарки
Жарки фото: Кристина Пионтковская
Еще одно из Шавлинских озер – под Пирамидой
Еще одно из Шавлинских озер – под Пирамидой фото: Михаил Пимонов
А если бы мы поднялись возле водопада, то вышли бы на Пирамиду где-то здесь
А если бы мы поднялись возле водопада, то вышли бы на Пирамиду где-то здесь фото: Михаил Пимонов
Ледник Абыл-Оюк: первый взгляд
Ледник Абыл-Оюк: первый взгляд фото: Михаил Пимонов
Язык ледника
Язык ледника фото: Михаил Пимонов
Поднимаемся на разведку
Поднимаемся на разведку фото: Михаил Пимонов
Трещина, засыпанная более свежим снегом
Трещина, засыпанная более свежим снегом фото: Михаил Пимонов
Ледник весь в камнях, по ним удобно подниматься
Ледник весь в камнях, по ним удобно подниматься фото: Михаил Пимонов
Перевал Абыл-Оюк. На фотографии он вроде б и пологий, и вообще не страшный
Перевал Абыл-Оюк. На фотографии он вроде б и пологий, и вообще не страшный фото: Михаил Пимонов
Дело уже к вечеру
Дело уже к вечеру фото: Михаил Пимонов
Гриб. Или стол. Таких на леднике множестов
Гриб. Или стол. Таких на леднике множестов фото: Михаил Пимонов
Синие горы
Синие горы фото: Михаил Пимонов
Самое крайнее из Шавлинских озер – под самым ледником Абыл-Оюк. Или это уже к Шавлинским не относится?
Самое крайнее из Шавлинских озер – под самым ледником Абыл-Оюк. Или это уже к Шавлинским не относится? фото: Михаил Пимонов
Козлики. Сыпали камни со скалы всю ночь
Козлики. Сыпали камни со скалы всю ночь фото: Елена Пионтковская
А вот, кстати, и она. Верней, пока – закат
А вот, кстати, и она. Верней, пока – закат фото: Кристина Пионтковская
Куда глаза глядят
Медвежья стоянка на верхних Шавлинских озерах
Хранитель стоянки
Кристина на фоне Шавлинских озер
А вот и наш любимый курумничек, на котором мы прошлым вечером едва ноги не переломали
Еще одно Шавлинское озеро
Забрались на очередную горку
Мы поднялись достаточно высоко, чтобы рассматривать ледники и снежники буквально в упор
Да я же им ровня!
На фоне гор и неба...
Желтые горные маки. Опять
Без карты – никуда: улицы здесь не подписаны, дома не пронумерованы
Кристина нашла свои любимые цветы
Отдыхаем
Таких еще не встречали
Эту речку мы преодолеем по-хулигански – не просто поперек, а еще и поднимемся прямо по течению, шлепая по воде. Ледяной воде!
Да, мы сделали это. И теперь греемся на камушке
Пополнение водного запаса
Жарки
Еще одно из Шавлинских озер – под Пирамидой
А если бы мы поднялись возле водопада, то вышли бы на Пирамиду где-то здесь
Ледник Абыл-Оюк: первый взгляд
Язык ледника
Поднимаемся на разведку
Трещина, засыпанная более свежим снегом
Ледник весь в камнях, по ним удобно подниматься
Перевал Абыл-Оюк. На фотографии он вроде б и пологий, и вообще не страшный
Дело уже к вечеру
Гриб. Или стол. Таких на леднике множестов
Синие горы
Самое крайнее из Шавлинских озер – под самым ледником Абыл-Оюк. Или это уже к Шавлинским не относится?
Козлики. Сыпали камни со скалы всю ночь
А вот, кстати, и она. Верней, пока – закат

Тут я виноват, каюсь, грешен. Но исправляться не стану: во-первых, даже если бы и хотел, так не вернешь. И во-вторых – ведь и не хочу. Потому что да, ошибся. Круто ошибся. Но по итогу – все сложилось к лучшему. 

План-задание на день был несложный: выдвинуться к перевалу Абыл-Оюк и, если он нас не испугает, – перевалить. И все. Делов-то. Но… давайте начнем с ужина: осталась у нас во вчера одна роскошная деталь, которая вытягивает за собой очень важную тему. 

 

Колбаса

Еда. В походе она незамысловата. По сути, вы садитесь на диету, продуманную и упакованную (да, вес-объем имеют не меньшее значение, чем калорийность-питательность). Важна и скорость приготовления. Крупу, например, брать не стоит: варить долго. Берешь крупу – бери и больше газовых баллончиков, ну или надейся на костер. Только костер – это не всегда возможно (дождь – сырые дрова или вообще их полное отсутствие по причине нелесистой местности или же большой востребованности, как на Шавлинском озере, где желающих костерок запалить почти всегда больше, чем места на берегу).

Мы устраивали костер единственный раз за весь поход, когда площадку под стоянку на берегу реки Левый Карагем пришлось расчищать в сплошном буреломе (фото: Михаил Пимонов)

Поэтому основу наших первых и вторых блюд составляла «растворенка»: супчики типа «горячая кружка», лапшичка типа «доширак», кашки – но не крупой, а хлопьями для заваривания. К кашке вроде гречневой или картофельному пюре (было и такое) полагалась вкусняшка – «тушенка», приготовленная собственноручно Леной и Андреем из отборной телятины. Объеденно вкусная, особенно если ее выжать из «тюбика» – пластиковой бутылочки из-под воды – прямо на язык. Но так было не положено. А положенная в кашу, телятина таяла почти без следа. Но со вкусом. Но хорошо хотя бы, что она вообще была. 

Димитрия завтракает кашкой с мясом на перевале Купол. Триптих (фото: Кристина Пионтковская)

Первое-второе – это утром и вечером. Когда еще стоишь или уже поставился. Тогда же и чай. Можно кофе. Но лучше чай, потому что это – свежак. Нет, чаем в пакетиках мы запаслись и… проносили почти нетронутыми почти весь поход (к концу шутили – ну теперь он у нас точно алтайский – пропах Алтаем насквозь). Из взятого с собой ушел только каркаде. Остальное – подножные «травки». Лучше всего – бадан, только в заварку идут не верхние зеленые и красивые листики, а нижние черные, на вид гнилые и пропавшие. На самом деле они просто ферментировались, причем в натуральных условиях. Иван-чай, которого по пути, конечно же, полно, так не умеет. Отличная добавочка к бадану – смородина. Ну и далее – по вкусу. 

Зреет чай... (фото: Кристина Пионтковская)

Обеды у нас были сухие, потому что всегда – в пути, иногда – на ногах. Ну и чтоб «кухню» не разводить, не терять время. Это – уже как-то коротко перечислял – орехи (разные), курага, чернослив и прочие «сухофрукты», сушки, галеты, конфеты или аля-конфетные батончики, рыбка, кальмары (последние почему-то числились пищевыми изгоями, и наделили ими только раз). 

Обеденный привал на перевале Эренбурга (фото: Михаил Пимонов)

Из вредного и тяжелого с собой был только шоколад. Много шоколада. Аж по две плитки в день. На всех. Это просто роскошь, потому что прежде ребята брали вдвое меньше. А вот чего они не брали вообще – так это спиртное. Но я взял. Коньяк – потому что был повод, 1 июля, вы помните. И виски – потому что была мечта. Дурацкая. Я бы даже сказал – китч. Виски лучше употреблять со льдом. А мы шли на ледники… Ну вот я все и рассказал... Ледоруб в наличии, наколоть льда на пару «бокалов» – без проблем. Поэтому виски взяли. Под солнцем, сидя на сверкающем ледяном поле, пресыщенные от «взятия» вершин, откалываем куски прозрачного чуть голубоватого льда, крошим в… нет, бокалы не поперли …стальные кружки и… Но мечте не суждено было сбыться. Хотя вискарек не пропал. Расскажу по мере его исчезновения. Спиртное, кстати, подводя итоги, было признано достойным к включению в рацион дальнейших странствий. Потому что его употребление – в глубоко умеренных дозах, разумеется, и по исключительным случаям, давало только положительный эффект. 

Наутро после вечернего виски у костра: все бодры, веселы (фото: Михаил Пимонов)

И… колбаса! Ее тиран и деспот Андрей при подготовке к походу приговорил к исключению (ну потому что это много тяжелее, чем растворимые супчики и т.п., а рюкзаки и без того выходили «на радость»). Но я сказал, что пару палочек все равно возьму. Тогда он тоже взял… две. Итого – четыре. 

Пожалуй, все. Плюс родниковая вода – ну это под ногами. Дважды топили чай из снежников.

Пить в походе при желании можно было прямо вот так (фото: Кристина Пионтковская)
А если ручья или речки поблизости нет, то можно и так (фото: Кристина Пионтковская) 

Ягоды – прямо с кустов, но это лакомство... Да, всё. Нам хватало. Телячьей тушенки бы вот только прибавить, а больше – желать нечего. Сыр. Был еще сыр! Сверху, в только что заваренный «роллтон» – не представляете, как оживляет китайскую лапшичку!

 

«Роллтон» мясом не испортишь

На последней, медвежьей стоянке, мы так и ужинали – «роллтон», сыр, колбаса, чай, шоколад… Ужасно весело ужинали! Потому что удрали от дождя, уцелели на курумнике троллей, нашли стоянку за две секунды до полной ночи, уютно и быстро встали, а еще – у нас был «стол». Почти настоящий – на камнях лежала железная решетка, и на нее нормально пристраивались миски, которые обычно-то держишь в руках или на коленях. А тут – почти кафе. Кафе-бар… 

«Кухня» на медвежьей стоянке на верхних Шавлинских озерах. «Стол», о котором идет речь, – слева (фото: Михаил Пимонов)

Но главное не это. Главное – колбаса. Ее стало больше. Резко. Ровно вдвое. И это чудо случилось на Шавлинском озере. Магия. Чистая бирюзовая магия. Сам бы не видел все от начала до конца – не поверил бы ни в жизнь! Мы ее нашли. Андрей ее нашел. Это называется «закладка». Туристы, проходящие по маршруту до тебя, иногда оставляют то, что у них оказывается лишним, на стоянках. Прячут, разумеется, но разумно – чтоб зверь не додумался, а человек обнаружил. Вот Андрей и оправдал чьи-то надежды. 

А просто крышечку потерял. Мы собирались (шел дождь), нужно было паковать початый газовый баллончик, а крышки не было. Кинуть его в рюкзак так, без колпачка – чревато: газ может просто «вытечь», если ненароком нажмется штырек. Точно так же может самонажаться и фонарик, кстати, поэтому батарейки лучше на день вынимать. 

Это другая закладка, ее мы обнаружили в турике на перевале Томич (фото: Михаил Пимонов)

Розыски крышки-колпачка завели на край полянки, Андрей заглянул за бревнышко, а там… там все и лежало! В пакете – большом таком прозрачном пакете с застежкой-«молнией» была КОЛБАСА (три большеньких палки и одна полупорционная), приправа из сушеных овощей в пластиковой бутылочке, хлеб – настоящий такой черный хлеб в целлофане, сгущенка. И что-то еще, не помню. Но вот это остальное «что-то еще» мы не взяли. Взяли только колбасу, приправу, сгущенку и хлеб. Остальное «заложили» там же. 

Ребята, кто б вы ни были, – спасибо! 

Обрадовались мы, конечно, не столько собственно колбасе, а тому, что она давала возможность сэкономить. Супчик, например, в один день, в другой – кашку. И так далее. Зачем? Затем, что еды у нас было только на 12 дней. А по ходу похода выяснилось, что идти мы будем 13, потому что а) на старте сплоховали и б) «лишний» день при «выброске» с гор не нужен. Поэтому и перенесли его «внутрь» маршрута. Но едой он был не обеспечен. Пришлось выкраивать. И выкроили. Благодаря – в том числе – и этой шавлинской закладке. Спасибо Озеру. 

Лена и Димитрия готовят завтрак на Ледяном озере под перевалом Томич (фото: Михаил Пимонов)
«Растворенку» по мискам часто рассыпала Димитрия (фото: Михаил Пимонов)

Тем же вечером на медвежьей стоянке обретенную колбасу и попробовали. Надо ли говорить, что вкус у нее был необычайный! 

 

Как свершился промах

А утром мы потеряли сгущенку. Она протекла. Была не в банке, а в мягкой упаковке. Ее-то ненароком и пробили. Но хорошо, что течь обнаружили вовремя. С тем, что вытекло (к счастью, в пакет), пришлось расстаться, остальное выжали в бутылку. Пока устраняли эту аварию и собирались, я и решил сгонять в разведку. Тропа была вполне очевидной, по ней и пошел. 

Наша стоянка, вид с тропы (фото: Михаил Пимонов)

Но буквально через несколько шагов она уткнулась в камни. Таак, – подумал я, хорошо, что налегке. Камни были, конечно, не те, что вчера, но и они не обрадовали. Представил «радость» той же Лены… А дальше еще хуже – стенка с сыпухой. Мне она показалась крутой. И неприветливой. Даже несмотря на то что по ней падал водопад. Так себе водопад. К тому же сыпуха, как ей и положено, сыпалась. И я решил, что сюда идти не нужно. 

Мне бы в тот момент хотя б один бы перевал, но пройденный, за плечами, а не впереди. Хотя б один только подъем (или спуск) на тот же Томич. Тогда бы я знал, что эта «крутая», «высокая» и неприветливая сыпуха – и не крута, и не высока. А очень даже проходима. Но я не знал. Я решил, что должна быть другая тропа. И она была! Но нужно перебраться через реку, на берегу которой ребята как раз закончили собирать сгущенку. 

На фотографиях, конечно, почти всегда и горы кажутся ниже, и сыпухи не так круты, как на самом деле. Но здесь понятно, что на водопад подняться слева по сыпухе можно (фото: Михаил Пимонов)

Андрей все мои доводы принял. Твердой уверенности, что нужно лезть на водопад, у нас тогда еще не было, и мы пошли другим путем. Водным. Чуть ниже по течению, где речка (далеко не мелкая и не узкая прямо возле стоянки) билась на пару рукавов и «растекалась» куда как более тонким слоем. Здесь, чуть подправив-укрепив уже существовавшие переходы, и переправились. Дальше – коротким леском, в котором, кстати, обнаружилось несколько крайне уютных стоянок с костровищами, «местами для сидения» вокруг и потенциальными дровами окрест, – поднялись на горку. И далее – с горки на горку потихоньку «поскакали»… вокруг! по дуге! чтобы в итоге добраться туда, куда бы мы значительно короче, быстрее, с меньшими затратами сил и времени выбрались бы, пойди по «крутой-высокой» водопадной стенке. Но это мы осознали потом.

Вот по этой фотографии, сделанной днем ранее с курумника, все отлично видно. «Речка» посередине кадра – как раз наш водопад, и если подняться по сыпухе рядом с ним, то выходишь к Пирамиде, обогнул ее слева – и вот уже язык ледника Абыл-Оюк. Но это теперь все так ясно. Мы же из-за меня двинулись по сути направо и вышли к Пирамиде, но почти описав круг (фото: Кристина Пионтковская)

А пока – любовались. 

Горами. Весь триумвират – Мечта, Сказка, Красавица – был постоянно перед глазами, почти весь день, пока не завернули за Пирамиду. 

Погода была отличная, горы ничто не застило, и они проглядывали даже сквозь плотно обступившие нашу стоянку деревья (фото: Михаил Пимонов) 

Озерами. Все три: позавчерашнее Большое (Нижнее) Шавлинское, а также вчерашние Среднее и Верхнее – показывались позади в разных сочетаниях и пропорциях – по мере смены «точки обозрения»: мы уходили выше и одновременно с тем сперва по дуге в одну сторону, потом «выправляясь» в нужную, куда вела карта. 

И так мы фактически совершили еще один из классических радиальных маршрутов – обозрели все Шавлинские озера, до самой последней лужи. По-моему, даже на карте их меньше, чем мы видели. Пойди мы через водопад – и фьюить! Никаких бы тебе «незнаемых шавлинских луж». А так – сверхполная бирюзовая россыпь!

Чем выше мы поднимались, тем лучше становилось видно все три основных Шавлинских озера. Здесь, с ближайшей к Верхнему озеру возвышенности, видно, по сути, только оно. Среднее едва просматривается, а большого нижнего нет вовсе (фото: Михаил Пимонов)

Конечно, мы бы не прошлись босыми прямо по реке. Холодно, колко, но так романтично и весело, что вспоминается до сих пор! Хотя сколько и после, и до этого было тех рек! 

И мы бы, наверное, не «укусили» и не распробовали тот дикий, сочный и злобненький лучок, что рос как раз по-над той самой речкой. Лук был и дальше (даже, страшно сказать, «краснокнижный»), но такого сочно-вкусно-неповторимого – не было. Весь «более верхний» лук был уже куда как менее сочен и зол. Увы. 

Но главное не это. 

 

Ледник показывает язык

Главное – перевал. Мы и без того подошли к нему не поздно. А короткой – через водопад – тропой вышли бы, возможно, и к обеду. Если не раньше. И тогда… тогда мы бы могли решиться на то, на что – как позже совершенно точно стало ясно, решаться было нельзя. Мы бы на него полезли. А дальше… Дальше лучше не гадать. Вам все станет понятно после следующей главы. Она так и будет называться – Перевал. 

…Пока же мы только лишь поняли, где он. За Пирамидой. И мы повернули к ней. По сути, почти возвращались, «заложив» перед тем хорошую дугу. У подножия Пирамиды – горы, в самом деле крайне похожей на любой из посмертных «домиков» египетских фараонов, – плескалось очередное Шавлинское озеро. Предпоследнее. С видом на него и на нее мы отообедали. Здесь и осознали «ошибку дуги и водопада». Мою. Но даже и тогда уже – не особо пожалели. 

«Приценивались» к Пирамиде: она казалась не так чтоб высокой и не так чтоб неприступной. Мне казалось – зайти можно. Андрей все же заключил, что скорее нет, чем да. Во всяком случае, таким, как мы, без снаряжения, она бы вряд ли покорилась. Я сомневался (я! который полдня назад «бежал» от куда как более простой задачи по подъему). 

Обед с видом на Пирамиду (фото: Михаил Пимонов)

А потом, тяжело (после обеда) поднявшись, крякнув под навалившимися рюкзаками, мы отправились в обход. Абыл-Оюк был там, за гранью этой приветливой в общем-то горы-маяка, видной издали и видной всегда хорошо, потому что – невысока, и даже облака и дождевые «туманы» не съедают ее верхушку, как у Красавицы, например, сразу обезличивая и путая ориентиры. Пирамида все время стояла четко – это особенно ясно сейчас, когда видишь все фотографии с маршрута. 

Едва замочив подошвы в широко разбежавшихся по небольшой каменистой долине из под-Пирамидного озера ручьях, поднялись, обошли гору-маяк, нашли еще одно озеро, совсем маленькое, и тут вдали еще, но вполне четко и ясно увидели язык. Язык ледника. Обрадовались все. Но на тему «что дальше» мнения разделились. Девчонки тянули чуть назад – разбить лагерь у последнего из увиденных озер. Там в самом деле было уютно. Андрей – понятно – стремясь вперед как можно быстрее и как можно дальше, предлагал сходу взойти по языку до туда, до куда только сможем. На перевал – это ясно было всем – даже если он и не испугает, лезть сегодня было уже поздновато. Потому что помимо подъема есть еще и спуск. А он был долгим – это мы знали. Так что, согласись мы на этот вариант, стоять ночь пришлось бы, скорее всего, прямо на леднике. Либо на снежнике правее. Либо – мало вероятно – «где-то там на камнях», которых видно не было. Здесь даже я друга не поддержал. Потому что «с берега» это казалось какой-то немыслимой и ненужной «жестокостью». Ночевать – что на леднике, что на снежнике – было бы холодно. Для этого не нужно быть физиком-лауреатом. 

Ледник Абыл-Оюк издали совсем не страшен (фото: Михаил Пимонов)

Да, конечно, это резко приближало мечту (я сейчас о виски со льдом, не о «форсировании» Абыл-Оюка), но не такой же ценой! Само собой, только при условии ночевки на или где-то рядом с ледником мы могли бы осуществить то, что задумали. Потому что ни перед подъемом, ни в процессе тем более, ни на седле, ни на спуске пить – пусть даже и в предусмотренных «меню» микродозах, мы бы не стали и не смогли.

Однако и ночевать ради этого прямо на застывшей воде – это слишком. К тому же язык был не чисто снежным. Поперек – и это хорошо просматривалось – шла каменная «метеоритная» дорожка. Было впечатление, будто пояс астероидов осел прямо в ледник и вмерз в него. И казалось, что камни вполне еще могут слететь с гор по той же траектории и в будущем, в том числе и ближайшем. В том числе и внезапно. В том числе и ночью. И – почему бы не прямо на расставленные палатки? 

Но Андрею – вопреки всему – идея встать именно на леднике не казалась дикой. Но только ему. 

Девчонки предлагали встать на ночевку на этом озере (фото: Михаил Пимонов)

А в чем я с ним был согласен, так это в том, что предложенное девочками микроотступление тоже не вариант: мы добровольно «отодвигались» от перевала, а значит назавтра теряли бы время и силы просто на то, чтобы подойти к нему. Поэтому решили среднее – пройти вперед, до границы камней, под самый ледник, и поискать место для стоянки там. Так и сделали. 

По пути, раз время еще позволяло, решили выдвинуться вверх, по языку, на разведку, чтобы увидеть «страшный» Абыл-Оюк уже сегодня. Не откладывая удовольствие до утра. Заодно – «прощупать» ледник. Потому что если подниматься «по учебнику», то нужно идти левой стенкой. А сверху, из-за Пирамиды, виделось, что удобней как будто правая. 

Мы с Кристиной заходим на ледник по правой стенке (фото: Елена Пионтковская)

 

Увидеть Перевал и…

Но виды издали оказались обманом. Камни по правой стенке проходились тяжеловато. Манящий издали снежник и вовсе был так рыхл, что любая попытка ступить на него вела к провалу – в буквальном смысле. А под снегом бежали ручьи. Так что, едва представилась возможность, мы перескочили на ледниковое поле. Здесь тоже текли ручьи. Много. Красиво. Бурно. Опасаясь промоин, возможного схода камней, трещин, в особенности – занесенных относительно свежим снегом, мы чуть дугой и поперек пошли к перевалу. Точнее – в цирк. 

По леднику оказалось идти надежнее и проще, чем по сыпухе вдоль стенки или тем более по снежнику (фото: Михаил Пимонов)

Язык ледника «высовывался» из круга гор. Суровых. Серых. Прошитых снежниками. Утопающих в снеге и во льду. Все, ребята, здесь уже по-настоящему – не говорили даже (чего с нами-то разговаривать), а просто демонстрировали всем своим видом эти стражи ворот. Ворот в горы. Абыл-Оюк – как пропускной пункт. До него могут и позволено всем. Лишь бы были ноги и желание. За него – только тем, кому дано. Но все настоящее – там. Да и он сам – настоящее некуда. 

Помню, как уже догадываясь, понимая, где Тот-Самый Абыл-Оюк, мы тихо-тихо, осторожно «подруливали» к нему, закладывая опять легкую дугу поперек и вверх через язык. Через огромное поле льда, казавшееся издали лентой. Не видное и не видимое всеми своими поворотами, изгибами, «течениями». И на поверку… – совсем не страшное. Ледник-то был вполне если не приветлив, то уж точно – доступен, понятен, преодолим. 

Местами ледник был сплошь засыпан камнями, и идти было совсем просто (фото: Михаил Пимонов)

А вот Абыл-Оюк…

Перевал был неясен. Я смотрел на него и понимал: «непреодолимая» водопадная стенка – мелочь, пыль, одна пятая «пятки», даже мизинца этого Перевала. Я смотрел на него и НЕ понимал: ЭТО вообще можно преодолеть? Это как-то (и где вообще?!) переваливают? А спуск? Какой спуск – там, за этим подъемом, по которому возможно ли вообще подняться?

Но страха не было. Только недоумение. Поднимаются же как-то, – успокоил себя. И только тогда спросил у Кристины: «Ну как тебе? Вы что-нибудь подобное проходили?» «Неа, – взгляд у нее был совершенно ошарашенный, говорила она тихо, без малейшего акцентирования даже, попытки выделить слова, вообще практически без интонаций. – Ничего даже близко такого… никогда… это дичь просто… я не понимаю, как это, куда? Там вот что, кулуар? И что в нем? Ну тут снежник, может по нему, а дальше-то?» И еще в том же духе. Негромко, как будто сама с собой. 

Перевал Абыл-Оюк. Великий и ужасный (фото: Михаил Пимонов)

…Кристина, по сути, уже чертила маршрут. Но она – это ясно было – чисто по-девчачьи опасалась. Нормально. Мы пойдем. Я даже стал понимать – как. Увидел и «полку» примерно посередочке, на которой, наверное, можно передохнуть и «оттолкнуться» вверх. Обнадеживал, в самом деле, и снежник – вдруг проходимый, тогда и вовсе – дорога наверх готова. 

Мы пойдем. Я понял. Но понял и то, что будет это непросто. Обратно спустились противоположной стенкой.

А там, через весь широкий язык, у стенки, которой мы пошли на подъем, на черном валуне, бордовело – невидимое, конечно, отсюда – Первое каменное сердце. Которое я нашел случайно, под самым ледником Абыл-Оюк. И с которого вел отсчет «тропы сердец». Но об этом подробно – здесь. Единственное, теперь, отсматривая весь фоторяд сразу, можно понять – сердца были и раньше. Наверняка. Просто я их не видел. Как не видели – еще долго – ребята, когда я их находил уже десятками. Но как минимум одно сердце было уже на второй день похода. На плато Ештык-кёль, в алтайской «швейцарии». На груди черно-белой буренки. Оно замечательно видно на фотографии

Так что, вели они нас сразу. И вели правильно. 

Но это ясно теперь. Тогда же, пока мы спускались, и когда спустились, и весь вечер, и даже ночью, до самого завтрака было неясно – идем мы на перевал. Или нет. 

Спускаясь, увидели это треугольное озеро – самое близкое к кромке ледника. На нем и разбили стоянку (фото: Михаил Пимонов) 

 

Смотрите также

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Зачем люди ходят в походы. Тем более – в горные? Зачем, зачем... Науке это по-прежнему неизвестно. Есть такая довольно распространенная, но абсолютно не научная версия – за запахом тайги... Что это? Неясно... Ничего не объясняет, согласитесь. Так и этот текст – тоже не объясняет ничего...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. За бирюзой Шавлинских озер

Алтай, Северо-Чуйский хребет. За бирюзой Шавлинских озер

Зачем случаются встречи? О старых и новых, странных и привычных. Дождь, который умеет вовремя закончиться, но не хочет совсем прекратиться. Сколько характеров у реки? И где начинаются Шавлинские озера? Третий день пути: мы дошли! Здравствуй, Озеро!

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *

Елена

А в "закладке" было еще две пачки сублемированного сливочного масла )))