Алтай, Северо-Чуйский хребет. Когда дождь забывает закончиться

Михаил Пимонов
Среднее Шавлинское озеро
Среднее Шавлинское озеро фото: Кристина Пионтковская
Хмурое утро
Хмурое утро фото: Кристина Пионтковская
Облака плотно укутывали окрестные горы, лишь изредка и не полностью их приоткрывая
Облака плотно укутывали окрестные горы, лишь изредка и не полностью их приоткрывая фото: Михаил Пимонов
Берег речки Светлой (вдали синеет тент стоянки новосибирцев)
Берег речки Светлой (вдали синеет тент стоянки новосибирцев) фото: Михаил Пимонов
Мы уходим. Несмотря на продолжающийся дождь
Мы уходим. Несмотря на продолжающийся дождь фото: Кристина Пионтковская
Пока добрались до города туриков, дождь совсем прекратился
Пока добрались до города туриков, дождь совсем прекратился фото: Михаил Пимонов
Фирменная Шавлинская пронзительная бирюза
Фирменная Шавлинская пронзительная бирюза фото: Михаил Пимонов
На строительство городка положено немало сил
На строительство городка положено немало сил фото: Михаил Пимонов
Оглядываясь на Шавло...
Оглядываясь на Шавло... фото: Михаил Пимонов
Вперед, в ворота, охраняемые идолом Озера
Вперед, в ворота, охраняемые идолом Озера фото: Михаил Пимонов
Идол умоляет... о чем?
Идол умоляет... о чем? фото: Михаил Пимонов
Дрожащие горы...
Дрожащие горы... фото: Михаил Пимонов
Вообще-то, туры строят на тропах, они показывают: ты верно идешь!
Вообще-то, туры строят на тропах, они показывают: ты верно идешь! фото: Кристина Пионтковская
Речка, питающая Шавло
Речка, питающая Шавло фото: Михаил Пимонов
Я с вами
Я с вами фото: Кристина Пионтковская
Самое красивое часто – под ногами
Самое красивое часто – под ногами фото: Кристина Пионтковская
Устье
Устье фото: Михаил Пимонов
Речка пробивается среди камней: настоящая горная
Речка пробивается среди камней: настоящая горная фото: Михаил Пимонов
Поваленные деревья – это повод для отдельного фотоальбома
Поваленные деревья – это повод для отдельного фотоальбома фото: Михаил Пимонов
Возвращаемся! Дальше тропы нет
Возвращаемся! Дальше тропы нет фото: Кристина Пионтковская
Грунт местных хвойных
Грунт местных хвойных фото: Кристина Пионтковская
Как они питаются, если все корни – наружу?!
Как они питаются, если все корни – наружу?! фото: Михаил Пимонов
Андрей опять вышел на тропу
Андрей опять вышел на тропу фото: Кристина Пионтковская
Но и на ней – препятствие за препятствием
Но и на ней – препятствие за препятствием фото: Кристина Пионтковская
Деревья дышат облаками
Деревья дышат облаками фото: Михаил Пимонов
Этим повезло чуть больше – корни упрятаны если не в почву, то хотя бы укрыты мхом
Этим повезло чуть больше – корни упрятаны если не в почву, то хотя бы укрыты мхом фото: Михаил Пимонов
Бег с барьерами
Бег с барьерами фото: Кристина Пионтковская
Рогатое
Рогатое фото: Михаил Пимонов
Облачно
Облачно фото: Кристина Пионтковская
Корешок
Корешок фото: Кристина Пионтковская
Мох-бородач растет только в экологически чистых местах
Мох-бородач растет только в экологически чистых местах фото: Кристина Пионтковская
Палка – надежная опора. Еще два дня она будет нам помогать
Палка – надежная опора. Еще два дня она будет нам помогать фото: Кристина Пионтковская
Любовь всех девочек – цветы, с ними на Алтае проблем нет
Любовь всех девочек – цветы, с ними на Алтае проблем нет фото: Кристина Пионтковская
Здесь тоже был дождь...
Здесь тоже был дождь... фото: Кристина Пионтковская
И все вокруг еще дышит дождем
И все вокруг еще дышит дождем фото: Кристина Пионтковская
Шишки
Шишки фото: Кристина Пионтковская
Проблема всех фотографий – крутизну и масштаб передать сложно. Но если присмотритесь, в центре за большим камнем увидите точки – это ребята начинают подъем
Проблема всех фотографий – крутизну и масштаб передать сложно. Но если присмотритесь, в центре за большим камнем увидите точки – это ребята начинают подъем фото: Михаил Пимонов
Я дошел до точки их старта, а они сумели убежать еще не так далеко
Я дошел до точки их старта, а они сумели убежать еще не так далеко фото: Михаил Пимонов
Окликнул. Приблизил. Оглянулись
Окликнул. Приблизил. Оглянулись фото: Михаил Пимонов
Алаверды – Кристина запечатлела, как я козочкой скачу с камня на камень
Алаверды – Кристина запечатлела, как я козочкой скачу с камня на камень фото: Кристина Пионтковская
Слева обнажилась Пирамида – путеводная гора
Слева обнажилась Пирамида – путеводная гора фото: Кристина Пионтковская
А сзади, над Большим Шавлинским – влажно
А сзади, над Большим Шавлинским – влажно фото: Кристина Пионтковская
Если не хватает земли
Если не хватает земли фото: Михаил Пимонов
Пищуха!
Пищуха! фото: Кристина Пионтковская
Ущелье троллей, короткая передышка перед курумником
Ущелье троллей, короткая передышка перед курумником фото: Михаил Пимонов
Мы тоже уже – седы и мшисты, как эти камни
Мы тоже уже – седы и мшисты, как эти камни фото: Кристина Пионтковская
Мохнатая живопись скал
Мохнатая живопись скал фото: Кристина Пионтковская
Тень горы
Тень горы фото: Кристина Пионтковская
Впереди наконец блеснуло Среднее Шавлинское!
Впереди наконец блеснуло Среднее Шавлинское! фото: Михаил Пимонов
Открыточный вид. Видели бы вы это в натуре!
Открыточный вид. Видели бы вы это в натуре! фото: Михаил Пимонов
Два одиночества
Два одиночества фото: Михаил Пимонов
Но разве родитель даст насладиться моментом?
Но разве родитель даст насладиться моментом? фото: Михаил Пимонов
Притаились
Притаились фото: Кристина Пионтковская
Вот как это красиво!
Вот как это красиво! фото: Михаил Пимонов
Открыточная сосна: вид с курумника
Открыточная сосна: вид с курумника фото: Михаил Пимонов
Пошли по камушкам
Пошли по камушкам фото: Михаил Пимонов
Все Шавлинские – одного цвета
Все Шавлинские – одного цвета фото: Михаил Пимонов
Полуостров
Полуостров фото: Михаил Пимонов
Кит-камень
Кит-камень фото: Михаил Пимонов
Мама, я дошла!
Мама, я дошла! фото: Кристина Пионтковская
Показалось и Верхнее Шавлинское
Показалось и Верхнее Шавлинское фото: Кристина Пионтковская
Вечер подкрадывается сзади
Вечер подкрадывается сзади фото: Кристина Пионтковская
Горы дышат тяжелее, чем мы
Горы дышат тяжелее, чем мы фото: Кристина Пионтковская
Курумник позади!
Курумник позади! фото: Кристина Пионтковская
Таким невозможно устать любоваться!
Таким невозможно устать любоваться! фото: Кристина Пионтковская
Среднее Шавлинское озеро
Хмурое утро
Облака плотно укутывали окрестные горы, лишь изредка и не полностью их приоткрывая
Берег речки Светлой (вдали синеет тент стоянки новосибирцев)
Мы уходим. Несмотря на продолжающийся дождь
Пока добрались до города туриков, дождь совсем прекратился
Фирменная Шавлинская пронзительная бирюза
На строительство городка положено немало сил
Оглядываясь на Шавло...
Вперед, в ворота, охраняемые идолом Озера
Идол умоляет... о чем?
Дрожащие горы...
Вообще-то, туры строят на тропах, они показывают: ты верно идешь!
Речка, питающая Шавло
Я с вами
Самое красивое часто – под ногами
Устье
Речка пробивается среди камней: настоящая горная
Поваленные деревья – это повод для отдельного фотоальбома
Возвращаемся! Дальше тропы нет
Грунт местных хвойных
Как они питаются, если все корни – наружу?!
Андрей опять вышел на тропу
Но и на ней – препятствие за препятствием
Деревья дышат облаками
Этим повезло чуть больше – корни упрятаны если не в почву, то хотя бы укрыты мхом
Бег с барьерами
Рогатое
Облачно
Корешок
Мох-бородач растет только в экологически чистых местах
Палка – надежная опора. Еще два дня она будет нам помогать
Любовь всех девочек – цветы, с ними на Алтае проблем нет
Здесь тоже был дождь...
И все вокруг еще дышит дождем
Шишки
Проблема всех фотографий – крутизну и масштаб передать сложно. Но если присмотритесь, в центре за большим камнем увидите точки – это ребята начинают подъем
Я дошел до точки их старта, а они сумели убежать еще не так далеко
Окликнул. Приблизил. Оглянулись
Алаверды – Кристина запечатлела, как я козочкой скачу с камня на камень
Слева обнажилась Пирамида – путеводная гора
А сзади, над Большим Шавлинским – влажно
Если не хватает земли
Пищуха!
Ущелье троллей, короткая передышка перед курумником
Мы тоже уже – седы и мшисты, как эти камни
Мохнатая живопись скал
Тень горы
Впереди наконец блеснуло Среднее Шавлинское!
Открыточный вид. Видели бы вы это в натуре!
Два одиночества
Но разве родитель даст насладиться моментом?
Притаились
Вот как это красиво!
Открыточная сосна: вид с курумника
Пошли по камушкам
Все Шавлинские – одного цвета
Полуостров
Кит-камень
Мама, я дошла!
Показалось и Верхнее Шавлинское
Вечер подкрадывается сзади
Горы дышат тяжелее, чем мы
Курумник позади!
Таким невозможно устать любоваться!

Влажно. Ага, сыро. Да нет, просто мокро. Вообще! Хлюпаешь, как по болоту. Ну! Противно! Ага. Это озеро совсем из берегов вышло! Да не говори… (День четвертый, утро, из диалогов за завтраком).

Дождь в ночь просто забыл выключиться. Или – идя – заснул. На ходу. И шел, спя. Другого объяснения нет. Мы проснулись, он – нет. Еще раз задремали-проснулись – барабанит. Идет.  Ну точно спит! Хоть бы будильник поставил. Десять уже.

А меж тем у нас была намечена обширная культурно-досуговая программа, как то: купания в озере. С радостным фырканьем и бодрым взвизгиванием. Частично это случилось, одна шестая нас (в моем лице) купания произвела. Накануне. Ввечеру. Но другие пять шестых тоже ж намеревались. Но так и не… А еще мы и головы мечтали помыть…

 

Перепись мокра

Но чего лезть в воду (холодную, между прочим), если и без того все вокруг мокро. Вообще всё! А именно: а) штаны. Сухими за предыдущий день они остались только у меня, ну потому что хорошие настоящие непромокаемые. Более того, к зависти Лены (честно высказанной), они, намокнув в процессе похода, еще и как бы «простирывались» – ну самоочищались. А уже только потом высыхали. Быстро. Никакие другие штаны (из наших) так не умели. Мои по-настоящему промокли (насквозь, до прилипания к коже) всего раз – когда я прямо в них форсировал Джело (а там было выше колена, но это потом) – и всё. И то за вечер, раскинутые на кустике, высохли. Здесь же, на озере, ни на кустиках, ни на дереве, штаны (не мои, у всех остальных) не сохли. Ни за вечер, ни тем более за ночь. Ни штаны, ни носки, ни тру… в общем, ничто не сохло.

Кристине проще: штаны промокли только снизу, а у нее они отстегиваются, как в том фильме – легким движением руки брюки превращаются в элегантные шорты (фото: Елена Пионтковская)

Б) обувь. Тут похвастать нечем. Я все предыдущие дни шел в кроссовках. Обычных, ничуть не трекинговых. Они были восхитительны, как мягкие тапочки, стары и разношены почти, как я сам, но… промокали вмиг и вдрызг даже от росы. Не от «пройти по росе тропой в лесу», а от нескольких капель. Представьте, что стало с ними за день хождения по дождям. «Хлюпает, как в болоте» – это мои ноги просто передали свои впечатления через мозг посредством речи. 

Но остальные шли в трекингах. Разной степени поношенности и «звездности». Иоанн, например, – в новых, купленных специально в этот поход и еще чуть-чуть на вырост, то есть с прицелом и надеждой, что не одну тропу выдержат. Но ноги у него были мокры. 

У Кристины – тоже (фото: Кристина Пионтковская)

И только Андрей был сух. С ног. В смысле – ноги его. Остальное-то – нет. Штаны (и ноги в районе покрытия штанами) – тоже. Но ноги в районе покрытия трекингами – абсолютно. Ну то есть совершенно! Сухие! За целый день дождя. И речек-ручейков, кстати. И болотинок. Некоторые перепрыгивали, некоторые по камням, но все равно – ногами. Но у Андрея как раз ноги были сухие. Почему? Потому что – Lowa. Помните? Вспомнили? Lowa – прочитал я с уважением короткую надпись на его громоздких, зачем-то высоких, с виду неуклюжих и неуместно навороченных ботах. И – в первый раз – «заценил» марочку. 

В) рюкзаки. Накрытые полиэтиленовыми кулями-накидками, они были процентов на 80 спасены. Но дождик «вшпаривал» без особого предупреждения, да и мы – не горя желанием в очередной раз «оцеллофаниваться», тянули с этим до последнего. Поэтому рюкзаки подмочили. Все что в них – слава богу, нет. Куртки и все прочее «нательное» тоже уберегли. Хвала полиэтилену. Косынки и другие «наголовники» можно не считать – на фоне «как высушить штаны», их промоченность даже и за недоразумение не шла. Не то что за проблему.

Итак, было мокро. Собственно, как и в день предыдущий. Но красиво. Еще красивей. Черт, когда же проснется дождь?!

 

В гости за речку

Да ладно. Точно? Интенсивность стучания капель по палатке уменьшилась? Не послышалось? Он решил приостановиться? Да. Дождь проснулся. Правда, после того, как мы проснулись уже раз три-пять-много. Но ура! Встали! Быстро! Варим! Завтрак! Пока дождь снова не задремал. 

Озеро за ночь стало чуть выше. Не могло не стать. Но не это нас заботило. А то, что заботливо – опять же – накануне вечером развешенные по елкам и прочим веткам штаны-носки-тру… и все такое мало того что не просохло (никто особо и не надеялся), так еще и было скинуто-сброшено на земь, вернее плотно покрывавшую эту земь хвою. И… вымокло еще сильнее. Так, штанишки Иоанна, промоченные при хождении по дождю, но под пленкой, вечером были мокры только до колен (снизу). А теперь – полностью, причем еще больше и насквозь. И под «вешалкой»-кедром было мокро. И сам кедр (то есть вся кора его) – тоже!  Вот же доставучий дождичек! Вот же зарядил!

Попытка просушить. Неудачно (фото: Михаил Пимонов)

К счастью, конечно, у каждого из нас штаны, как и все прочие предметы гардероба, имелись не в единственном числе (кто ж не знает, что в походах бывает мокро! – готовились). Однако штаны-дублеры уже были на нас. А вокруг оставалось все так же влажно-сыро-мокро. По-прежнему. И вымоченное вчера не имело никаких шансов высохнуть. Зато надетое теперь имело все шансы так же промокнуть.

У меня на ногах – впервые за поход – уже были ботинки. Сухие. Вчера. Теперь, поношенные всего чуть вечером и другую чуть поутру, они к немалому моему удивлению чуть набухли и… как будто дали течь. Во всяком случае, носки по подошве были влажными. Ноги, так и не согревшиеся за ночь, слишком болезненно эту мокрость ощущали. А что было-то? – всего походил по росе. В ботинках-на-подошве-не-тоньше-асфальта! Я был разочарован… Не то слово как.

«Костер!» – тихо заныли девчонки. Да из чего, родные? Мало того, что вокруг озера с хворостом и тому подобным легко собираемым древесным хламом, пригодным к горению, проблемы (потому что место востребованное, можно сказать, проходное), так еще и – вымочено все, что чисто теоретически могло бы быть найдено и сожжено. 

Но у соседей-новосибирцев, оставшихся за речкой, шел дымок. Пошли в гости. Через речку. Кто-то из наших предшественников назвал ее Светлой – пусть будет. Она в самом деле не темная, но главное – удачно и просто решала все наши сомнения по поводу пить или не пить воду из Шавлинского озера: все же стоячая. Да еще и бирюзовая. А в этой речке – светлая. То есть прозрачная.

Речка Светлая отделяла стоянку новосибирцев – наверное, одну из самых красивых на озере, от нашей – очень уютной и тихой (фото: Михаил Пимонов) 

И уж точно не стоячая. Еще какая резвая! Я попробовал – вслед за Кристиной – перебежать ее по бревнышку, но… Во-первых, перебежать не получилось, а если медленно, да еще под ноги смотреть, то шум и круговерть воды о камушки просто сводит с ума и отключает напрочь ориентацию и вестибулярный аппарат. Хотя никогда за собой не замечал. Стареем…

Мостик. Я не смог. Впрочем, могла только Кристина (фото: Михаил Пимонов)

Новосибирцы сидели хорошо – под тентом. С дровами. Припасенными вчера до последней порции дождя. То есть – полусухими. Костер горел. Дымил. И… всё. Прислоненные почти что к самому огню кроссовки слегка отдавали пар, но… как были мокрыми, так и не думали всерьез с накопленной влагой расставаться. «Ничего не сохнет», – грустно констатировал Николай-младший. Кроссовки были его. 

Стоянка новосибирцев, вид от нас (фото: Михаил Пимонов и Кристина Пионтковская)

 

Может, в радиалочку?..

Новосибирцы собирались в радиалочки. Как только чуть-чуть позволит дождь. Их тоже поджимало время, но на верхние Шавлинские озера они хотели «сбегать» при любых условиях. Удивились, что у нас не предусмотрена дневка – шли тяжело, долго, – положено. Да и место как будто для того и предназначено. Стояли мы в самом деле живописно. Просто до одури. 

Горы дымят, Шавло сочится бирюзой, оттеняемой золотистой хвоей, которой усыпан берег. Кстати, зелень сосен и кедров на фоне прозрачной бирюзы озера – это… это… это зрелище! Это такой восторг сочетания цветов, что… Это надо увидеть. Не здесь, на фотках – они мертвы, поверьте! Первое, что тебя просто убивает по возвращении – не действительно «мертвые» ноги и все прочие части-кости-жилы тела, а вот это – просмотр фотографий из похода. Невырвавшийся вопль раздирает, как когти медведя рюкзак с последней едой: ТАМ ВСЁ БЫЛО НЕ ТАК!!!!! И это правда. Цвета не те. «Широта» и распростертость картинки – не та! Крутизна подъемов не ощущается. Высотность скал – низка! Занижена просто в ноль! Запахов нет. Дождя – ощущения дождя, мокрости дождя, нудности дождя – ни-че-го. 

Горы дымятся... (фото: Михаил Пимонов)

Не смотрите фотки. В рюкзак и – туда. Там – всё так. 

…А дневка у нас в плане была. В плане не было «выпадения» почти на сутки из-за провального старта. Хотя – уверен до сих пор – нормальный был старт, просто не подумали, что нужно бы разделить его надвое. На два дня. 

И тем не менее, Андрей полудневку позволил. У него выбора не было. И вот – дождь. Купания уже обнулились. Дождь, с какого-то перепугу позволив нам спокойно позавтракать (или уже почти пополдничать), опять затянул свою барабанную стучалку. Пришлось прятаться по палаткам. 

Невольно поспали. Опять. Недолго. Пронзительная жалость, что так бездарно уходит драгоценнейшее время, тяготила сильнее, чем любые тяготы пути – и пройденного, и намечавшегося. И в этой жалости начал зреть заговор…

И уютно, и красиво (фото: Михаил Пимонов)

«А может, все же в радиалочки и… всё, по домам?» – придумали девчонки. Повод железный, верней ледяной – Абыл-Оюк. Страшшшен уж больно. А ну как камни посыпятся, как ночью с горки по ту сторону озера – как грохотало! Как – от непонимания, что это и где это – было по-настоящему боязно. К тому ж под утро, на полусне… Кроме того, Перевал – как Рубикон: перейдешь – и дальше без выбора еще три перевала кряду, потому что если по-другому, то выйдет длинно и в отпущенные нам дни не уложимся, а это – значит а) голодная диета в сверхплановые, неучтенные дни и б) пропавшие обратные билеты. 

Шумная гора стояла ровно напротив нашей стоянки. Это с нее ночью сыпались камни (фото: Михаил Пимонов)

Но, оставшись на Озере, мы обрекали себя на то, чтоб развлекаться радиалочками еще… шесть дней! За это время можно было вполне «ради(к)ально» сгонять до Чибита и опять вернуться. А потом еще раз обратно – уже реально возвращаясь. Как-то немножко глупо. 

Но вперед нас двинуло не это. Странно бояться того, чего не видели. Да, перевальчик 1Б, да еще со звездой. Да, с характером. Да, нас предупреждали. Но… мы ж его не видели. Давайте сходим и посмотрим. Просто посмотрим. Кстати, это один из стандартных маршрутов для радиальных выходов. Но рюкзаки, конечно, лучше с собой. Потому что вдруг не испугаемся. А если испугаемся, то вполне себе успеем вернуться. И даже еще пару дней на радиалочки останутся. 

Не помню уже, кому в голову – во время стояния-лежания на речке Светлой, с шумом впадающей в Шавлинское озеро, – впервые вонзилась эта светлая мысль, но принята она была всеми. Да, сгоняем до перевала. Чисто посмотреть. Сугубо радиально. Рюкзаки с собой. Ну что, пошли? Нет, дождь…

Разные оттенки бирюзового (фото: Кристина Пионтковская)

 

Дождь с нами не идет

В конце концов, он нас достал. Мы уже и пообедали. А вот так вот – не сходя со стоянки – мы не обедали никогда. Ни до. Ни после. Злило более всего то, что и дневки не получалось. Просто стоишь и мокнешь. Чуть-чуть снимаешь виды. Но жалея фотоаппарат. Пытаешься все же любоваться (и ведь есть чем!). Я даже думаю, одна из лучших радиалок – это «эраунд фром» по-над озером. Почти так многие и делают. К нам даже гости приходили. Все – в дождевиках с капюшонами. Промокших и прилипших. 

Скороход, например. Пришел, полюбовался, пофотографировал. На вопрос – когда и куда планирует дальше – ответил, смеясь, что «пока все, что принес, не съем, отсюда ни ногой!» Кстати, от Чибита до озера он дошел за… сутки и еще два часа. С одной ночевкой. Скороход. 

Виды. Горы по обеим концам озера то приоткрывались, то снова прятались в облаках (фото: Кристина Пионтковская)

И мы решили идти. Дождь тоже. Ну и иди – говорим, мы тоже пошли. И стали собираться. Прям под ним. «У, вы так», – прохныкал он и… начал стихать. Мы не поверили, стали собираться быстрее, собрались, укутались в пленки, пошли… А дождь не пошел. Остался, наверное. Во всяком случае, потом, постоянно оборачиваясь (а оборачиваться необходимо – потому что виды потрясающие!) – так вот, мы всегда видели дым над горами и пелену: над Большим Шавлинским стояла повышенная влажность. Стояла и падала. 

Оглянулись: над Озером – дым... (фото: Михаил Пимонов)

А мы шли. Только… вы так не делайте. Простое правило: идет дождь – стоишь. Если налегке, в радиалку – еще ладно. А вот так, как мы, когда на плечах еще и рюкзак в половину (а то и две трети) твоего собственного веса – не надо. 

Если дождь, а тропа – наверх, то конкретно здесь это означает: прощай, уютный мягкий ковер опавшей хвои, привет, мокрая скользкая глина. И еще бы ничего. Но – камни, корни. Выпирают, торчат. Не поскользнуться бы. А поскользнулся – не упасть бы! Бывает и хуже. Идет себе тропа, вдруг – почти в лоб – корень дерева. ВЕСЬ корень огромного дерева, чудом удерживающегося в скале, чуть-чуть припорошенной почвой. За диво-корнем сразу – камень. Причем в половину твоего роста. Мокрый. Скользит. А ты давай наверх! Только возьмись за что-нибудь так, чтоб не отломилось. А если отломилось (соскользнул) и полетел – лети недалеко. Потому что если чуть дальше, чем узкая тропа, то это – высоко. Вдобавок – по примерно таким же корням-камням до… самых камней русла реки. Шмяк! 

Иллюстрация к тому, что вы только что прочли. Если что – вниз лететь несколько метров (фото: Кристина Пионтковская)

Короче, опасно. Немножко. И это я еще про курумники не рассказал. Но про них – погодя. Они были после красоты (первые) и после запредельной красотищи – вторые. И, кстати, абсолютно соразмерны красоте, то есть первые – значительно мельче калибром. 

 

Красиво – осторожно – сильно красиво – да блин капец!

Дождь, отстав, забылся. Только пленки на рюкзаках махали концами. Пока, Озеро! Привет, город! Да, на краю Шавлинского озера на «бугорке» – целый город из туриков. Лучше всего они смотрятся на фоне озерной бирюзы.

Город туриков (фото: Михаил Пимонов) 

Но еще краше на том же фоне – сосны и лиственицы. Редкая зелень зависших на обрыве сосен, летящая в пронзительно бирюзовый омут не отпускающего вас Шавлинского – из тех впечатлений-видений, что не забываются. Я даже возвращался. От города вниз чуть-чуть. Чтобы легко – без рюкзака – увидеть напоследок и попытаться запечатлеть. Попытался. 

Потом пошли в ворота, охраняемые идолом (а какой город без ворот) и – на первый курумник.

Ворота города туриков сторожит идол Озера (фото: Михаил Пимонов)

Камни были большие. И мокрые. Дождь сразу вспомнился. Камни – что еще хуже – шевелились. Не все, но многие. Но главное – скользили. Почти все и почти подо всеми. Подо всеми, кроме Андрея. Потому что у него на ногах что? Верно, трекинги Lowa. Все прочие трекинги успешно соскальзывали. То и дело. Рюкзаки с каждым шагом-прыжком «вежливо», с деланной виноватой улыбкой «дружески» похлопывали нас по спине. Хотя скорей толкали. Уф. Преодолели. И… растянулись на ягеле! Солнце! Курумник забылся.

Мягко и тепло! (фото: Кристина Пионтковская)

Тропа упала к озеру, почти в самую бирюзу. Привет, Озеро! Ты с нами? Но красота отстала… 

Дальше – лесом. Тем самым, где корни кедров из скал временами торчат тебе прямо… в голову. Где кедры – под ноги. И где внизу – река. Потом лугом, потом – камнями на пуп (моренную стенку), потом… тропиночки троллей, «разводящие» камни-дома. Огромные, как в самом деле домики чудо-существ, поросшие и мхом, и ягелем, и… да всем поросшие громадные камни. И камни увели нас… в камни. Но сперва мы увидели озеро – другое, среднее или второе. И… это был шок. 

За этим мини-перевалом – верхние Шавлинские озера (фото: Кристина Пионтковская)

Я сейчас страшную вещь скажу, только вы ее на всякий случай нигде не повторяйте. Тсс – (верхние Шавлинские озера, конкретно – второе и третье, или среднее и верхнее – краше нижнего! или Большого Шавлинского). Конечно, можно спорить. Разумеется, все относительно. Но… я бы вернулся сюда, вот точно на эти два озерка, чтобы пройти вокруг них и той тропой, что мы шли, и другим берегом – там тоже можно. И – обязательно – верхом. Потому что там столько вкусных-ярких деталек, не увиденных и не схваченных за короткий миг нашего вечернего броска, что… Жалеете ли вы о чем-нибудь в вашей жизни? Да, жаль, что на верхние Шавлинские озера мы не могли высвободить еще хотя бы денек. 

Одна только «заставочная» скала, вдающаяся в первое озеро с картинно выставленной на краю ее сосенкой – чего стоит! А водопадики! Там, где верхнее озеро перетекает в среднее – как из чашки в чашку. И бирюза у них… ну ничуть не менее бирюзовая (хотя, возможно, чуть более зеленоватая), чем у Большого Озера внизу. Вах! Вам сюда. И… я понимаю тех американцев с не-перевала Орой. Их сюда (из Америки) еще приедет, уверен. 

Открытка со Среднего озера (фото: Михаил Пимонов) 

А потом настал капец. Курумник. Только совсем не курумный. В курумнике – предполагается – все же камни какого-то разумного калибра. В этом калибр камушков зашкаливал. Тропы не было. Были валуны. Иные – точно с дом. Большинство – выше любого из нас. По таким не поскачешь. По таким приходилось карабкаться. Некоторые стояли ребром. Ребра были острые (тонкие) и явно режущие. Тут и там на стыках образовывали «колодцы». И Лена – помню – один раз буквально кричала: «Осторожно! В такой нога ухнет – и сломаешь под своим весом как спичку!» И кричала она правильно. Хотя не мне. Но как раз я так (почти) и сделал. Не сломал. Но ободрал. Очень счастливо отделался. 

Курумными тропами (фото: Кристина Пионтковская) 

Да, камни здесь уже подветрило. Более-менее просохли к нашему приходу. Иначе – … Я писал уже: дождь идет – ты стоишь. Железно. Вспомните мою ногу. Могло быть хуже. (Кстати, курумник можно обойти верхом, но на это у нас просто не было времени).

Шли мы тихо. Иногда попадали в тупики – это когда дальше – никак, только обратно. Слава богу, эти «концы» были не длинные. Смеркалось. Ведь вышли мы позднее позднего – уже, наверное, ближе к пяти вечера. И, хоть подъем был и недолог, и не особо сложен, ночь никто не отменял. Остаться в темноте на этих глыбах совсем не хотелось. «Спрыгнули» мы с них уже когда явно было скорее темно, чем день. А нужно еще добраться до видневшегося впереди леска – это ЗА вторым, верхним озером, потому что по берегам встать негде. 

Искусство лавирования (фото: Кристина Пионтковская) 

Но до леска нас ждала еще одна радость – целое поле ручьев, текущих исключительно поперек пути! Не в сумерках, не в спешке мы бы им только порадовались. Но когда над головой уже взошла луна, а под ногами трава сливается, тут не до поисков бродов. А ручейки были как на подбор – полноводные, честные! Но, перескочив их все, а после еще и «короткую» болотинку – подарок напоследок – ворвались в лес. Он, к счастью, был коротким. И на задах, у реки, мы буквально сходу врезались в чудесную просторную стоянку.

Всё! – выдохнули. – Капец отменяется. Ставимся! Мы сделали это быстро, в фонариках-во-лбах-горящих, как у шахтеров. Упрятав палатки за поваленные поперек бревна, прижавшись к берегу. Просто из предосторожности: по ходу внимательная на это Кристина заметила характерные «порытости» и следы, оставленные косолапым. Стоянку эту мы прозвали медвежьей. Но лишь потому, что предполагали наличие. Но мишки не пришли. 

А никто и не расстроился. 

Спокойной ночи, озера! (фото: Михаил Пимонов) 

P.S. Курумник из глыб, что начался за «домиками» троллей, я теперь помню и вижу каждый день. Могу потрогать и снова почувствовать – какой он на ощупь. Потому что часть его утащил с собой. Маленькую строго треугольную зеленоватую в характерных выщербленках гору. Тяжелее, чем она, только сердце Эрнста с тропы близ Купола…

Смотрите также

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Зачем люди ходят в походы. Тем более – в горные? Зачем, зачем... Науке это по-прежнему неизвестно. Есть такая довольно распространенная, но абсолютно не научная версия – за запахом тайги... Что это? Неясно... Ничего не объясняет, согласитесь. Так и этот текст – тоже не объясняет ничего...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. За бирюзой Шавлинских озер

Алтай, Северо-Чуйский хребет. За бирюзой Шавлинских озер

Зачем случаются встречи? О старых и новых, странных и привычных. Дождь, который умеет вовремя закончиться, но не хочет совсем прекратиться. Сколько характеров у реки? И где начинаются Шавлинские озера? Третий день пути: мы дошли! Здравствуй, Озеро!

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *

Елена

Ну мастер.... Надо же так про дождик целую статью написать!!! То он спит, забыл проснуться, то забыл выключиться, то с нами пошел.....

МП

Не, не пошел, ты же помнишь...