Тува: под крылом коршуна, под присмотром духов

Валерия Калашникова
Шаман сейчас узнает у тех, кто «наверху», одобряется ли ваше появление здесь – вдруг кто-то окажется несимпатичен... фото: Валерия Калашникова

Крошечная республика Тува, как гора Сим-Сим в сказке про Али-Бабу: вроде бы рядом, но нужно слова волшебные знать, чтобы тайная дверка открылась. Попасть сюда непросто. Поезда не ходят, самолеты летают редко, и то по большей части из Красноярска и Новосибирска. Еще немного – и граница Монголии. Туву берегут горы Саяны, степные орлы и – безо всяких сомнений – духи предков. Поэтому и «отрезали» ее от мира, дав возможность сохранить саму себя. 

 

Магистраль Курагино-Кызыл, которая должна связать Туву с Красноярским краем и железнодорожной сетью страны, здесь строят с 2011 года. Денег на это нужно слишком много, они быстро заканчиваются и стройка «тормозится». Местные власти осенью обещают взяться за дело серьезно. Ну а пока что путника ждет семичасовая дорога из Абакана на автобусе или автомобиле. 

За окном автобуса – красота, вдоль трассы – съестные богатства края. Если останавливаться у каждого такого развала, пробовать все, что там предлагается (ну а как не попробовать-то, экологически чистый продукт все-таки!), в Кызыл, столицу республики, не скоро попадешь.

На перевалах можно встретить особые, ритуальные островки с ленточками – оваа. Здесь тоже нужно остановиться и принести подношение духам, хранящим эти места. Подавляющее большинство тувинцев – буддисты, повязывание ленты с пожеланием или благодарностью – дань древнему обычаю. Ветер колышет ленты и словно «срывает» с них слова просящего, унося к небу, то есть доставляя «по назначению». Вот такая история. 

С 2006 года склон горы Догээ напротив Кызыла украшает 120-метровая буддийская мантра – молитва обращения к Будде Сострадания. Выложенная из камней и выкрашенная белой краской, она является самой большой в мире. Работали над ней монахи тибетского монастыря. По задумке организаторов этого, как бы его назвать, «проекта», появление мантры на склоне горы должно приблизить приезд в республику Далай-ламы. Кстати, в народе Догээ называется «гора Ленина».

Главный буддийский храм Тувы – Цеченлинг – находится, разумеется, в столице, Кызыле. Новенький (построен лет двадцать назад), беленький, очень простой и очень скромный в своем убранстве. Не спешите заходить внутрь, сперва трижды обойдите вокруг дацана по часовой стрелке и прикоснитесь ладонями к каждому из углов. То, что храм очень популярен и прихожане честно исполняют ритуал, видно по его сероватым от тысяч прикосновений стенам. 

Мимо священных барабанов, которые символизируют события в жизни Будды, тоже просто так не пройдешь. Их нужно вращать, стараясь делать так, чтобы оставшиеся позади барабаны крутились, пока вы не коснетесь самого последнего. Задача непростая, и у меня не получилось. Барабаны тяжелые и нужно приложить усилия, чтобы все крутились одновременно.

Передвигаясь по периметру дацана, смотрите на Будду и не поворачивайтесь к нему спиной, даже уходя. Он этого не любит. 

Если так и не остановились на одном из перевалов по пути в Кызыл, завяжите ленту во дворе храма. Атмосфернее места точно не найти.

Чем славится Тува? Горловым пением. Когда слышишь эти звуки, например, в записи, не веришь, что их может извлекать человек. Когда смотришь на людей, которые на самом деле владеют этим искусством, все равно не веришь. А приходится. Вот ведь они, перед тобой, живьем поют, безо всяких там спецэффектов. 

В выходной день нас гостеприимно встречали в этнокультурном комплексе «Алдын-Булак» («Золотой источник») в 45 километрах от Кызыла. Говорят, когда-то здесь собирались построить буддийский храм, провели обряд очищения места и благословили. Храм так и не построили, зато создали уникальный комплекс, который даже несмотря на открывшиеся рестораны, вип-юрты и прочие атрибуты цивилизации, может показать культуру и традиции тувинцев. Все, что здесь есть, символично и имеет свое значение. 

Но сначала нужно задобрить духов... И вот понятно ведь, что камлание шаманов со всеми их ритуалами, наведением дыма, брызганием чего-то в костер, шамканьем и бормотанием – эдакий туристический аттракцион, а шаманы – обычные артисты. Но нет, говорят, и шаманы, и обряды настоящие, тувинские. Причем обряды такие зрелищные и необычные, что заставляют поверить: все по правде, по «технологии». Даже игрушечные змейки и пауки, пришитые к шаманским одеяниям из оленьих шкур, не сбивают настрой на древнюю магию. 

Азиатская красота – невероятная и неповторимая.

А вот еще одна тувинская традиция – национальная борьба хуреш. Победитель хлопает себя по бедрам и слегка подпрыгивает. За движения руками, напоминающие взмах крыльев птицы, это действие назвали «танец орла». С учетом «нелирической» комплекции бойцов танец со стороны выглядит достаточно забавно. 

Полсотни километров по степи от столицы, удаленность от магистралей и повседневного шума, – это не только чистота воздуха и воды, но и невероятная тишина. Сначала кажется, что это обман слуха – ты как будто оказался в звуковом вакууме и потерял способность слышать. Но постепенно понимаешь: ты не просто слышишь саму тишину, ты можешь протянуть руку и потрогать ее – настолько она материальна.

Юрты «Алдын-Булака» напоминают гигантские перевернутые пиалы. В них можно остановиться на ночь. Самая большая - ресторан национальной кухни.

Еще одно место поклонения духам….

...И Улуг-Хем – Верхний Енисей, разлитый прямо под ногами.

Небесные ворота Шамбалы в форме буддийской арки установлены на возвышении между двух скал. Преодолев 99 ступеней, ведущих наверх, не забудьте загадать желание.

В берестяных чумах, сделанных из лиственницы, пахнет корой и лесом. Когда-то они использовались охотниками и оленеводами, сегодня удивляют приезжих. 

И куда бы ни повернул голову, везде тишина, покой и умиротворение. 

По легенде это место всегда охранял бог предков, держал его в чистоте и неприкосновенности. Неспроста здесь ощущается столько силы. Будда и сегодня на страже.

Все лакомства Тувы – к вашему столу.

Шелковый платок преподносят дорогим гостям, демонстрируя уважение, желая счастья и мира. 

Железных дорог в Туве пока нет, а верблюды есть. Есть даже целый район – Эрзинский кожуун на границе с Монголией, где их разводят.

И коршуны парят прямо над головой – то ли приветствуют, то ли оберегают свою землю от чужаков.

Приезжаем на пресноводное озеро Торе-Холь. На противоположном берегу уже Монголия. А здесь, в Туве, фольклорный праздник.

Зрителей очень много, тувинцы едут сюда семьями и остаются до самого вечера. 

Возможно, чтобы в финале увидеть вот такой «портрет» своей родной земли, непохожей ни на какую другую.

Смотрите также

Боярский, Друзь и Пушкин. Питер «не с того» ракурса

Боярский, Друзь и Пушкин. Питер «не с того» ракурса

За много-много посещений северной столицы насытившись ее парадными видами, автор наконец-то сказала себе: хватит! И решила взглянуть на город с изнанки. Или, более культурно – «с другого ракурса». Нашла достойных проводников и... ползком по Питеру... по подворотням, рок-кафе и там, где Пушкину стоять не велели.

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Омск: о мысленных клубках и родимых пятнах

Омск: о мысленных клубках и родимых пятнах

Воспоминания начинаются... с запахов. Ты сам это знаешь давно, поэтому автору веришь – сразу. Веришь, а после удивляешься: ты ведь сам живешь в этих самых воспоминаниях, можешь все их проследить – ниточка за ниточкой. Потому что речь – об Омске. Ее и твоем родном Омске. Но в ее воспоминаниях он – волшебен...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *