Боярский, Друзь и Пушкин. Питер «не с того» ракурса

Валерия Калашникова
Гуляй хоть весь день по дворам и закоулкам, но от красоты Петербурга парадного не скрыться
Гуляй хоть весь день по дворам и закоулкам, но от красоты Петербурга парадного не скрыться фото: Валерия Калашникова
Львы на Банковском мостике вообще не вписываются в наш маршрут. Но, черт побери, они такие красивые… К тому же в данный момент уже на реставрации. Так что любуйтесь. Нам не жалко
Львы на Банковском мостике вообще не вписываются в наш маршрут. Но, черт побери, они такие красивые… К тому же в данный момент уже на реставрации. Так что любуйтесь. Нам не жалко фото: Валерия Калашникова
Любопытной Варваре древнегреческие титаны нос оторвали. Зато Варвара увидела, что скрывается за решетками в арке
Любопытной Варваре древнегреческие титаны нос оторвали. Зато Варвара увидела, что скрывается за решетками в арке
Смотри-ка, опять не по маршруту… Но тут такие блики…
Смотри-ка, опять не по маршруту… Но тут такие блики…
Чайки все как одна – фотомодели. Невероятно любят позировать туристам
Чайки все как одна – фотомодели. Невероятно любят позировать туристам
Не успел до развода мостов перебраться на другой берег – твои проблемы
Не успел до развода мостов перебраться на другой берег – твои проблемы
Крошки-хранители
Крошки-хранители
Даже давно заброшенный и забытый, дворец остается дворцом, не теряя стати. И как у него это получается?
Даже давно заброшенный и забытый, дворец остается дворцом, не теряя стати. И как у него это получается?
Магия петербургских подворотен
Магия петербургских подворотен
Гуляй хоть весь день по дворам и закоулкам, но от красоты Петербурга парадного не скрыться
Львы на Банковском мостике вообще не вписываются в наш маршрут. Но, черт побери, они такие красивые… К тому же в данный момент уже на реставрации. Так что любуйтесь. Нам не жалко
Любопытной Варваре древнегреческие титаны нос оторвали. Зато Варвара увидела, что скрывается за решетками в арке
Смотри-ка, опять не по маршруту… Но тут такие блики…
Чайки все как одна – фотомодели. Невероятно любят позировать туристам
Не успел до развода мостов перебраться на другой берег – твои проблемы
Крошки-хранители
Даже давно заброшенный и забытый, дворец остается дворцом, не теряя стати. И как у него это получается?
Магия петербургских подворотен

Все вышло случайно. Впрочем, как и планировалось. Сколько раз я была в Петербурге, не помню. Видела его всяким: дождливым, солнечным, пьяным, в тюльпанах, в инее, в ремонте. Но всегда – парадным. Видимо, пришла пора заглянуть за границы классических маршрутов. 

Судя по количеству предложений на туристическом рынке, желание познакомиться с «коллекцией» скелетов в шкафу Петербурга сегодня на пике моды. В соцсетях десятки сообществ чего только не предлагают в противовес традиционным схемам. Так что вместо осмотра дворцов народ выбирает дворы-колодцы, а загородным паркам предпочитает прогулки по крышам в компании руферов. 

За несколько часов до заката (фото: Валерия Калашникова)

Что до меня, то я солидарна с сюрреалистом Дали: прежде, чем говорить, что «классика» скучна и неактуальна, надо для начала научиться академическому рисунку. Познаешь законы искусства – и вытворяй, что хочешь. Тогда и творить будет интереснее, и смысла в этом будет больше. С Петербургом, на мой взгляд, та же история. Сначала будь добр – во дворцы, парадные, загородные резиденции, парки. Напитайся, прикоснись, пойми, оцени, восхитись. Испытай, наконец, эту гордость за город в твоей стране, который по красоте и величию стоит всех стран Европы вместе взятых. Ну а потом ныряй в «неформат»: дворы, любопытные закоулки и разные городские легенды. Это будет знакомый город с незнакомого ракурса.

Куда бы ни пошел, ноги все равно выведут тебя к Неве и к сердцу города – Петропавловской крепости (фото: Валерия Калашникова)

  

Рок не продается

С Александром мы познакомились в тот момент, когда я искала в интернете график развода мостов. Мосты нашла, а строчкой ниже увидела такое: «Центр наизнанку: неформальный Петербург». Конечно, звоню! Записываюсь. Александр ждет завтра в шесть вечера на Лиговском проспекте. 

Вместе со мной еще семь человек. На Невском кладут асфальт, приводят центр в порядок к грядущему мундиалю. Да и вообще – просто кладут новый асфальт. Пробки. Александр опаздывает почти на полчаса и, извиняясь, сразу же уводит нас, заждавшихся, с шумной Лиговки во двор.

Рок-дворик на Лиговском проспекте (фото: Валерия Калашникова)

Первое, что бросается в глаза, – граффити с изображением Горшка – солиста легендарного «Короля и Шута» Михаила Горшенева. Если спуститься в неприметный с виду подвал, то попадешь в культовое место всех питерских рокеров – «Castle rock». Язык не повернется назвать его магазином атрибутики. Потому что здесь, кажется, бьется сердце рокерской тусовки. Здесь можно купить все, что угодно, в том числе билет на какой-нибудь крутой концерт, и случайных людей здесь нет. Ну, кроме нас, восьмерых, которые минуту назад узнали и о самом «Castle rock», и о висящей там «Тайной вечере» с Элвисом Пресли на месте Христа. Мы хотим на это посмотреть.

Михаил Горшенев (Горшок). «Король и Шут» (фото: Валерия Калашникова)

Действительно на стене в одном из темных залов магазина висит панно на мотив шедевра Леонардо да Винчи. В центре – отец всея рока Элвис Пресли. Его окружают Курт Кобейн. Мэрлин Мэнсон, Тупак Шакур, Джон Леннон, Боб Марли и остальные. Всего тринадцать и ни одного соотечественника в этой компании.

На златом крыльце сидели гуру рока... Дальше сами догадайтесь, кто тут кто (фото: Валерия Калашникова)

Но следы наших тоже можно найти – в маленьком «углу славы», где знаменитые гости, когда-либо бывавшие в магазине, оставляли отпечатки своих ладоней. Есть среди них и музыканты «Арии», и БГ, и даже Егор Летов.   

Самые знаменитые рокеры бывали в подвалах магазина «Castlerock», оставляя на память следы своих ладоней (фото: Валерия Калашникова)

Что сказать… Не рокер я и даже не учусь. Но глядя на все эти реликвии, переданные в дар легендарными музыкантами, на постоянных «паломников» к слепкам ладоней Кена Хэнсли или Эрика Клэптона, волей-неволей задумаешься. Может, и мне что-нибудь здесь приобрести на память о таком вот Питере…

«Можно ли купить рок? – читаю на странице магазина в Интернете. – Ни за что. Рок не продается».  

 

Лиговский «бренд»

– Лиговский проспект всегда был эпицентром маргинальной жизни. Как-то я минут десять ждал группу у входа в «Галерею». Так мне за это время предложили флаер в какой-то закрытый ночной клуб, попросили пожертвование для сирот, а напоследок подошла пара цыганок, – улыбается Александр.

Можно подумать, что это все из-за близости Московского вокзала. Но в Питере, говорит Александр, несколько вокзалов, и такой вечный мелкий «кипиш» только здесь.  

В середине XVIII века городские власти решили вынести за окраину, а город заканчивался там, где течет Фонтанка, все конюшни. Вместе с конюшнями туда же плавно переселились и те, кто их обслуживал, в том числе ямщики. Ну а потом подтянулись те, кто обслуживал ямщиков, – кабаки, бордели и тому подобное. Так и сформировался районный «контингент». Времена изменились, а контингент у Московского вокзала менее странным не стал. Тут можно и телефон какой-нибудь Анжелы или Тамары прямо на тротуаре найти, и шубу купить, и все деньги под гипнозом цыган оставить. 

Сейчас Фонтанка – самый центр, а каких-то пару-тройку веков назад считалась глубокой окраиной (фото: Валерия Калашникова)

«Гопники», кстати, – тоже лиговский «бренд». В царское время в здании нынешней гостиницы «Октябрьская» находилось государственное общество призора – что-то вроде богадельни, где каждый малоимущий за копейку мог получить постель, еду и кружку чая. После революции в здании разместили общежитие для беспризорников и назвали его «Городское общежитие пролетариата», а сокращенно – ГОП. Дело было благое, да только беспризорники начали «сколачивать» группы и наводить страх на порядочных жителей. По-хорошему «гопники» – всего лишь обитатели общежития на Лиговке. Но с благопристойностью у многих из них явно было не все в порядке. 

 

Время пропустить «Боярского»

– Но все эти байки уже вроде бы хорошо известны, – продолжает Александр. 

Александр Сергеев – преподаватель философии Санкт-Петербургского госуниверситета, который любит Питер всей душой. Настолько любит, что после работы водит необычные экскурсии. Семь лет назад вместе с другом и автором неформальных путеводителей по Питеру Сергеем Гончаровым они придумали проект «Ползком по Питеру», который предлагает узнать о Питере то, чего туристы о нем не знают. Изначально идея предназначалась в большей степени для иностранцев, но потом расширилась и видоизменилась. Неформальные и неформатные экскурсии рождались не потому, что нужно было рассказать о том или о сем, а потому, что появлялся человек, который мог представить какой-то уголок города или срез его жизни лучше всех. Так что здесь байкеры катают на мотоциклах, руферы водят по крышам, рокеры – по рок-местам, театральные люди знакомят с андеграундными труппами. Любители Хармса и Довлатова придумали свои маршруты по литературным местам, а когда в проект пришли ребята из туристического клуба, то сразу же запустили прогулки по рекам и каналам на байдарках. Говорят, даже «Аврору» брали на абордаж, а моряки «отмахивались» от них гарпунами. Такая вот «реконструкция».

Выбирай любую! (фото: Валерия Калашникова)

Ну а потом пришла идея соединить множество маршрутов в одном, чтобы всего по чуть-чуть, так сказать. Так появилась экскурсия по центру города с одновременным погружением в Питер творческий, музыкальный, криминальный, литературный, рюмочный, словом, Питер во всем его многообразии.

Если не хватает в жизни экстрима, смело ступайте по крышам. Руферы обеспечат вам и виды, и впечатления (фото: Валерия Калашникова)

Тут фактически нет правил, закон один – чтобы было интересно. Поэтому можно полюбоваться на памятник Пушкину на одноименной улице и узнать, как его отвоевали у власти местные любители горячительного, а потом зайти в ближайшую рюмочную и пропустить «Боярского». Михаил Сергеевич, замечательный наш артист, сам уже стал мифологической личностью. Даже напиток в его честь придумали. Коктейль «Боярский» включает в себя водку, гранатовый сироп, пару капель соуса Тобаско и пьется шотами. По неписаному ритуалу после опрокидывания шота нужно ударить рукой по столу и произнести: «Тысяча чертей!». Ну или «Каналья!» – кому что ближе. А вот кто придумал коктейль, доподлинно неизвестно. Одни говорят, что вина лежит на все тех же любителях рока, выпивавших на одном из фестивалей, другие склоняются отдать авторство фанатам «Зенита». Ведь, как известно, нет в мире более знаменитого и страстного болельщика питерского футбольного клуба, чем сам Михаил Боярский. 

 

В ожидании знатока

А с памятником Пушкину на самом деле любопытная история вышла.

К столетию со дня смерти поэта в городе вдруг вспомнили, что памятник на Пушкинской улице когда-то появился там в качестве временного, будучи одним из вариантов монумента, установленного на несколько лет раньше в Москве. А хотелось, чтобы был свой, заметный издалека, чтобы занял более удачное, чем узкая улица, место. Вот и решили его перенести. Сегодня он располагается в небольшом скверике, тогда же на месте сквера была детская площадка. Днем там играла ребятня, а вечером собирались любители опрокинуть рюмочку. Здесь же, на Пушкинской, был один из «пьяных углов», где в подпольных барах разливали «шило» – «коктейль» из спирта с водой. Когда рабочие приехали демонтировать памятник, любители «шила» посчитали, что Пушкину грозит опасность и его надо спасать. Завязалась драка, рабочих побили, технику поломали, Пушкина отстояли. Как у любой легенды, у этой есть и другая версия: рабочие приехали не вечером, а утром, и тогда судьбу поэта решили дети. Они закрыли памятник живой изгородью и сказали, что не отдадут Пушкина, потому что «он наш». Когда же рабочий позвонил «наверх», чтобы сообщить об инциденте и получить дальнейшие указания, на том конце провода сказали: «Ах, оставьте им их Пушкина!».  

Вид на скверик на Пушкинской улице, где до сих пор благополучно стоит памятник поэту, «спасенный» детьми и любителями «шила» (фото: Валерия Калашникова)

Как бы то ни было, памятник остался стоять, как стоял. Но сегодня по вечерам на Пушкинской по-прежнему бывает шумно.

– А вот в этой рюмочной можно встретить какого-нибудь бородатого художника из арт-центра или того самого Друзя из «Что? Где? Когда?», – говорит Александр, и мы вместе с ним спускаемся в тесный подвальчик. 

Мы делаем небольшую остановку в нашем маршруте, чтобы согреться, познакомиться друг с другом поближе (такая прогулка сплочает покруче любой вечеринки) и все-таки встретить одного из местных художников. Ну или хотя бы Друзя... 

Чебуречные, пышечные, рюмочные, пельменные – на каждом шагу. Заставляют смахнуть слезу в ностальгии о нашем светлом советском прошлом (фото: Валерия Калашникова)

 

Продолжение – завтра

Смотрите также

Хиппи, «эльфы» и Джон Леннон. Питер наизнанку

Хиппи, «эльфы» и Джон Леннон. Питер наизнанку

Погружение продолжается. Автор обнаруживает самоуправляемую и независимую коммуну художников, хочет подняться по улице Джона Леннона – единственной в мире, уходящей строго вертикально, пытается сыграть на утюгоне, горюет, что Эльфийский садик уже не тот, и под занавес пропускает рюмочку «Боярского».

Хатыннах: отсюда начиналась «золотая Колыма». От рождения до забвения

Хатыннах: отсюда начиналась «золотая Колыма». От рождения до забвения

Хатыннах – имя, как выдох. Только воздух теперь и остался от этого поселка, некогда – одного из центров промышленной золотодобычи на Колыме. И здесь же неподалеку – знаменитая теперь на весь мир «Серпантинка», тюрьма для приговоренных к смерти...

Чердынь: Россия, которой больше нет

Чердынь: Россия, которой больше нет

Удивительно, как временная лента по-разному разворачивается в одной стране: путешествие с Запада на Восток — путешествие во времени, в эпохах. Сегодня – о красивых неизвестных местах нашей Родины. Чердынь, север Пермского края...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *

ирина

именно так нужно изучать русскую историю, очень интересный материал, спасибо