Сахалин. Дуэ: обитаемые руины. Фотопоток

Михаил Пимонов
Эту стихийную скульптурную композицию можно считать символом и гербом нынешнего Дуэ. То ли герои Сервантеса, то ли обычные чучела... Все смешалось, поблекло, теряет смысл, обращается в мусор...
Эту стихийную скульптурную композицию можно считать символом и гербом нынешнего Дуэ. То ли герои Сервантеса, то ли обычные чучела... Все смешалось, поблекло, теряет смысл, обращается в мусор... фото: Михаил Пимонов
Дуэ – это совсем немного на юг от Александровска-Сахалинского. Чехов добирался сюда пешком через знаменитый кривой тоннель в скале Жонкиер и далее – по берегу, мы едем по верху, через лес
Дуэ – это совсем немного на юг от Александровска-Сахалинского. Чехов добирался сюда пешком через знаменитый кривой тоннель в скале Жонкиер и далее – по берегу, мы едем по верху, через лес фото: Михаил Пимонов
Скоро впереди в дымке – как будто белесый водный простор под такими же облаками...
Скоро впереди в дымке – как будто белесый водный простор под такими же облаками... фото: Михаил Пимонов
Нет, вода скована льдом. И там, за горизонтом, – материк. Сахалин сейчас – по сути полуостров, и в принципе по льду Татарского пролива можно уйти на большую землю. Но не здесь, севернее – от мыса Погиби
Нет, вода скована льдом. И там, за горизонтом, – материк. Сахалин сейчас – по сути полуостров, и в принципе по льду Татарского пролива можно уйти на большую землю. Но не здесь, севернее – от мыса Погиби фото: Михаил Пимонов
Теперь вдоль моря – в Дуэ. На полпути между мысом Жонкиер и поселком стояла тюрьма. Одна из самых страшных тюрем Сахалинской каторги – здесь содержались «тачечники» – каторжане, пожизненно прикованные кандалами к тачкам. И солнце здесь не светит...
Теперь вдоль моря – в Дуэ. На полпути между мысом Жонкиер и поселком стояла тюрьма. Одна из самых страшных тюрем Сахалинской каторги – здесь содержались «тачечники» – каторжане, пожизненно прикованные кандалами к тачкам. И солнце здесь не светит... фото: Михаил Пимонов
Первое, что видишь, свернув с «приморского шоссе» в ущелье меж сопок – закрытая шахта
Первое, что видишь, свернув с «приморского шоссе» в ущелье меж сопок – закрытая шахта фото: Михаил Пимонов
Разруха начинается с порога...
Разруха начинается с порога... фото: Михаил Пимонов
Просто переводим взгляд направо
Просто переводим взгляд направо фото: Михаил Пимонов
Что это было? Призраки былой жизни... Бывшее шахтоуправление
Что это было? Призраки былой жизни... Бывшее шахтоуправление фото: Михаил Пимонов
Скорее всего, экс-дом культуры
Скорее всего, экс-дом культуры фото: Михаил Пимонов
Как более-менее уцелели дощатые полуземлянки, когда рушатся каменные строения?
Как более-менее уцелели дощатые полуземлянки, когда рушатся каменные строения? фото: Михаил Пимонов
Ну это просто надворные постройки, еще совсем недавно были в пользовании
Ну это просто надворные постройки, еще совсем недавно были в пользовании фото: Михаил Пимонов
А вот, собственно, въезжаем в «спальный район»
А вот, собственно, въезжаем в «спальный район» фото: Михаил Пимонов
Кажется, что дом еще не так давно был жилым, на самом деле оставлен уже лет десять назад
Кажется, что дом еще не так давно был жилым, на самом деле оставлен уже лет десять назад фото: Михаил Пимонов
А вот и «усадьба Дон Кихота». Деревянные персонажи с заставочного фото живут во дворе этого дома
А вот и «усадьба Дон Кихота». Деревянные персонажи с заставочного фото живут во дворе этого дома фото: Михаил Пимонов
Да, это всё – улица имени Антона Павловича Чехова. Она в поселке по сути единственная, есть еще пара переулков-тупичков. Причем этой улочке имя классика присвоено более чем законно: писатель реально по ней ходил. И не раз
Да, это всё – улица имени Антона Павловича Чехова. Она в поселке по сути единственная, есть еще пара переулков-тупичков. Причем этой улочке имя классика присвоено более чем законно: писатель реально по ней ходил. И не раз фото: Михаил Пимонов
Вся эта глухая брошенность не используется уже даже и под дачи
Вся эта глухая брошенность не используется уже даже и под дачи фото: Михаил Пимонов
Классическая сталинка. Высокие потолки, большие окна, лепнина на фасаде... Все в прошлом
Классическая сталинка. Высокие потолки, большие окна, лепнина на фасаде... Все в прошлом фото: Михаил Пимонов
Добрались до администрации
Добрались до администрации фото: Михаил Пимонов
Дуэнская – чудесно звучит. Заперто (а теперь уже – спустя год – закрыта совсем)
Дуэнская – чудесно звучит. Заперто (а теперь уже – спустя год – закрыта совсем) фото: Михаил Пимонов
Атрибут власти еще полощется, чем-то примотанный к перилам балкона. То есть – до первого хорошего ветра (напомним, съемки – января 2017-го года)
Атрибут власти еще полощется, чем-то примотанный к перилам балкона. То есть – до первого хорошего ветра (напомним, съемки – января 2017-го года) фото: Михаил Пимонов
Воробчуков, как оказалось, знаком с главой здешней администрации. Но выяснилось, что глава теперь другой, в поселке не сидит, поскольку два муниципалитета слили в один, здание оставлено, временное пристанище новой власти – в одной из брошенных квартир
Воробчуков, как оказалось, знаком с главой здешней администрации. Но выяснилось, что глава теперь другой, в поселке не сидит, поскольку два муниципалитета слили в один, здание оставлено, временное пристанище новой власти – в одной из брошенных квартир фото: Михаил Пимонов
Библиотека тоже на замке, разумеется
Библиотека тоже на замке, разумеется фото: Михаил Пимонов
А ведь, пожалуй, летом, когда все в зелени, или наоборот, в весну-зиму, когда деревья покроются инеем – представьте, как здесь красиво
А ведь, пожалуй, летом, когда все в зелени, или наоборот, в весну-зиму, когда деревья покроются инеем – представьте, как здесь красиво фото: Михаил Пимонов
Еще один полужилой дом (теперь уже – не жилой). И здесь, как нам сказали, меняли что-то серьезное в системе отопления. На самом деле, как выяснилось позже, устанавливали модульную котельную
Еще один полужилой дом (теперь уже – не жилой). И здесь, как нам сказали, меняли что-то серьезное в системе отопления. На самом деле, как выяснилось позже, устанавливали модульную котельную фото: Михаил Пимонов
Мы из местных...
Мы из местных... фото: Михаил Пимонов
Лишь в самом конце улицы имени Чехова, где, напомню, он действительно бывал, еще теплится жизнь. Здесь, можно сказать, ее сгусток – лишь одна из четырех концевых трехэтажек полностью нежилая
Лишь в самом конце улицы имени Чехова, где, напомню, он действительно бывал, еще теплится жизнь. Здесь, можно сказать, ее сгусток – лишь одна из четырех концевых трехэтажек полностью нежилая фото: Михаил Пимонов
Еще один призрак Сталинграда
Еще один призрак Сталинграда фото: Михаил Пимонов
Трехэтажки, хоть и слегка наклонившись, но стоят. Словно в последней линии обороны
Трехэтажки, хоть и слегка наклонившись, но стоят. Словно в последней линии обороны фото: Михаил Пимонов
Синий снеговик... Синий-пьяный...
Синий снеговик... Синий-пьяный... фото: Михаил Пимонов
И уж совсем внезапно – наряженная ель. Должно быть, поселковая. Хотя на центральную площадь этот пятачок точно не тянет. Да и мы привыкли, что на Сахалине все новогодние ели – искусственные и строго конические. Но эта мода точно не про Дуэ
И уж совсем внезапно – наряженная ель. Должно быть, поселковая. Хотя на центральную площадь этот пятачок точно не тянет. Да и мы привыкли, что на Сахалине все новогодние ели – искусственные и строго конические. Но эта мода точно не про Дуэ фото: Михаил Пимонов
Похоже, телевидение здесь есть в каждой квартире. Причем спутниковое. Дуэ находится в глубоком распадке, трансляцию из Александровска здесь не ловят, приходится ставить тарелки
Похоже, телевидение здесь есть в каждой квартире. Причем спутниковое. Дуэ находится в глубоком распадке, трансляцию из Александровска здесь не ловят, приходится ставить тарелки фото: Михаил Пимонов
Как бы морозильная камера. Будто в общаге
Как бы морозильная камера. Будто в общаге фото: Михаил Пимонов
Пейзаж, которым любуются жители этих «обитаемых островов». Причем все. Причем пожизненно
Пейзаж, которым любуются жители этих «обитаемых островов». Причем все. Причем пожизненно фото: Михаил Пимонов
А вот чем теперь «заселена» крайняя, нежилая трехэтажка. С вывозом мусора в поселке, похоже, большие проблемы
А вот чем теперь «заселена» крайняя, нежилая трехэтажка. С вывозом мусора в поселке, похоже, большие проблемы фото: Михаил Пимонов
Ветхое, но жилое... Лампочки над подъездами горят даже днем... Потому что можем себе позволить, да!
Ветхое, но жилое... Лампочки над подъездами горят даже днем... Потому что можем себе позволить, да! фото: Михаил Пимонов
Несмотря ни на что, местные жители вполне приветливы, словоохотливы. Объяснили все – когда и почему закончилась жизнь и как как они коротают нынешние «сверхсрочные» дни
Несмотря ни на что, местные жители вполне приветливы, словоохотливы. Объяснили все – когда и почему закончилась жизнь и как как они коротают нынешние «сверхсрочные» дни фото: Михаил Пимонов
Так, к примеру, мы узнали, что в «усадьбе Дон Кихота» живет экс-глава Дуэнской администрации, та самая знакомая Сергея Анатольевича. Но в гости к ней не попали
Так, к примеру, мы узнали, что в «усадьбе Дон Кихота» живет экс-глава Дуэнской администрации, та самая знакомая Сергея Анатольевича. Но в гости к ней не попали фото: Михаил Пимонов
Местные подснежники
Местные подснежники фото: Михаил Пимонов
Вот вам и вся почта. Пишите письма...
Вот вам и вся почта. Пишите письма... фото: Михаил Пимонов
Приз за фотогеничность достается вот этому строению. Без сомнения. Хорош с любой стороны
Приз за фотогеничность достается вот этому строению. Без сомнения. Хорош с любой стороны фото: Михаил Пимонов
Взгляд на прощанье. Мы покидаем ущелье имени Чехова, бывшее когда-то поселком Дуэ, а нынче похожее на без войны разбомбленный Сталинград
Взгляд на прощанье. Мы покидаем ущелье имени Чехова, бывшее когда-то поселком Дуэ, а нынче похожее на без войны разбомбленный Сталинград фото: Михаил Пимонов
Единственное, хотели заглянуть в гости к хозяину этого «домика космонавта» – он встречает и провожает всех, кто стремится в Дуэ. Причем, судя по оснастке и архитектуре, включая и тех, кто попадает сюда из космоса...
Единственное, хотели заглянуть в гости к хозяину этого «домика космонавта» – он встречает и провожает всех, кто стремится в Дуэ. Причем, судя по оснастке и архитектуре, включая и тех, кто попадает сюда из космоса... фото: Михаил Пимонов
Домик был тих. Хозяин уехал в Александровск... Снежные следы от калитки вели только в одну сторону – вниз
Домик был тих. Хозяин уехал в Александровск... Снежные следы от калитки вели только в одну сторону – вниз фото: Михаил Пимонов
Это правый флигель строения. Вот почему набекрень? Интересно же!
Это правый флигель строения. Вот почему набекрень? Интересно же! фото: Михаил Пимонов
Центральная часть. Чем не рубка?! То ли подлодка на суше, то ли в самом деле космический корабль. Ну или прототип
Центральная часть. Чем не рубка?! То ли подлодка на суше, то ли в самом деле космический корабль. Ну или прототип фото: Михаил Пимонов
В левой части – коммуникационные радары, не иначе. И нечто, напоминающее муляж космической пушки
В левой части – коммуникационные радары, не иначе. И нечто, напоминающее муляж космической пушки фото: Михаил Пимонов
Собака-секретарь
Собака-секретарь фото: Михаил Пимонов
Песушка вовсе не рвал глотку, а, немного ворча, явно пытался что-то выговорить. Но внятно объяснить – когда вернется хозяин, все же пока не смог
Песушка вовсе не рвал глотку, а, немного ворча, явно пытался что-то выговорить. Но внятно объяснить – когда вернется хозяин, все же пока не смог фото: Михаил Пимонов
Варяг. Днедноут. Командный пункт. Вахтовка инопланетян... Уходим
Варяг. Днедноут. Командный пункт. Вахтовка инопланетян... Уходим фото: Михаил Пимонов
Щеночек, как ни странно, приструнил своего бестолково гавкавшего старшего братца. Даже собаки тут с понятием
Щеночек, как ни странно, приструнил своего бестолково гавкавшего старшего братца. Даже собаки тут с понятием фото: Михаил Пимонов
Неплохой вид на Дуэ открывается от жилья космонавта. Жаль, что хозяин не дома. Придется вернуться...
Неплохой вид на Дуэ открывается от жилья космонавта. Жаль, что хозяин не дома. Придется вернуться... фото: Михаил Пимонов
Ну всё, Дуэ, прощай
Ну всё, Дуэ, прощай фото: Михаил Пимонов
В обратный путь. Метель уже зачалась. А нас ждет еще кривой тоннель...
В обратный путь. Метель уже зачалась. А нас ждет еще кривой тоннель... фото: Михаил Пимонов
Эту стихийную скульптурную композицию можно считать символом и гербом нынешнего Дуэ. То ли герои Сервантеса, то ли обычные чучела... Все смешалось, поблекло, теряет смысл, обращается в мусор...
Дуэ – это совсем немного на юг от Александровска-Сахалинского. Чехов добирался сюда пешком через знаменитый кривой тоннель в скале Жонкиер и далее – по берегу, мы едем по верху, через лес
Скоро впереди в дымке – как будто белесый водный простор под такими же облаками...
Нет, вода скована льдом. И там, за горизонтом, – материк. Сахалин сейчас – по сути полуостров, и в принципе по льду Татарского пролива можно уйти на большую землю. Но не здесь, севернее – от мыса Погиби
Теперь вдоль моря – в Дуэ. На полпути между мысом Жонкиер и поселком стояла тюрьма. Одна из самых страшных тюрем Сахалинской каторги – здесь содержались «тачечники» – каторжане, пожизненно прикованные кандалами к тачкам. И солнце здесь не светит...
Первое, что видишь, свернув с «приморского шоссе» в ущелье меж сопок – закрытая шахта
Разруха начинается с порога...
Просто переводим взгляд направо
Что это было? Призраки былой жизни... Бывшее шахтоуправление
Скорее всего, экс-дом культуры
Как более-менее уцелели дощатые полуземлянки, когда рушатся каменные строения?
Ну это просто надворные постройки, еще совсем недавно были в пользовании
А вот, собственно, въезжаем в «спальный район»
Кажется, что дом еще не так давно был жилым, на самом деле оставлен уже лет десять назад
А вот и «усадьба Дон Кихота». Деревянные персонажи с заставочного фото живут во дворе этого дома
Да, это всё – улица имени Антона Павловича Чехова. Она в поселке по сути единственная, есть еще пара переулков-тупичков. Причем этой улочке имя классика присвоено более чем законно: писатель реально по ней ходил. И не раз
Вся эта глухая брошенность не используется уже даже и под дачи
Классическая сталинка. Высокие потолки, большие окна, лепнина на фасаде... Все в прошлом
Добрались до администрации
Дуэнская – чудесно звучит. Заперто (а теперь уже – спустя год – закрыта совсем)
Атрибут власти еще полощется, чем-то примотанный к перилам балкона. То есть – до первого хорошего ветра (напомним, съемки – января 2017-го года)
Воробчуков, как оказалось, знаком с главой здешней администрации. Но выяснилось, что глава теперь другой, в поселке не сидит, поскольку два муниципалитета слили в один, здание оставлено, временное пристанище новой власти – в одной из брошенных квартир
Библиотека тоже на замке, разумеется
А ведь, пожалуй, летом, когда все в зелени, или наоборот, в весну-зиму, когда деревья покроются инеем – представьте, как здесь красиво
Еще один полужилой дом (теперь уже – не жилой). И здесь, как нам сказали, меняли что-то серьезное в системе отопления. На самом деле, как выяснилось позже, устанавливали модульную котельную
Мы из местных...
Лишь в самом конце улицы имени Чехова, где, напомню, он действительно бывал, еще теплится жизнь. Здесь, можно сказать, ее сгусток – лишь одна из четырех концевых трехэтажек полностью нежилая
Еще один призрак Сталинграда
Трехэтажки, хоть и слегка наклонившись, но стоят. Словно в последней линии обороны
Синий снеговик... Синий-пьяный...
И уж совсем внезапно – наряженная ель. Должно быть, поселковая. Хотя на центральную площадь этот пятачок точно не тянет. Да и мы привыкли, что на Сахалине все новогодние ели – искусственные и строго конические. Но эта мода точно не про Дуэ
Похоже, телевидение здесь есть в каждой квартире. Причем спутниковое. Дуэ находится в глубоком распадке, трансляцию из Александровска здесь не ловят, приходится ставить тарелки
Как бы морозильная камера. Будто в общаге
Пейзаж, которым любуются жители этих «обитаемых островов». Причем все. Причем пожизненно
А вот чем теперь «заселена» крайняя, нежилая трехэтажка. С вывозом мусора в поселке, похоже, большие проблемы
Ветхое, но жилое... Лампочки над подъездами горят даже днем... Потому что можем себе позволить, да!
Несмотря ни на что, местные жители вполне приветливы, словоохотливы. Объяснили все – когда и почему закончилась жизнь и как как они коротают нынешние «сверхсрочные» дни
Так, к примеру, мы узнали, что в «усадьбе Дон Кихота» живет экс-глава Дуэнской администрации, та самая знакомая Сергея Анатольевича. Но в гости к ней не попали
Местные подснежники
Вот вам и вся почта. Пишите письма...
Приз за фотогеничность достается вот этому строению. Без сомнения. Хорош с любой стороны
Взгляд на прощанье. Мы покидаем ущелье имени Чехова, бывшее когда-то поселком Дуэ, а нынче похожее на без войны разбомбленный Сталинград
Единственное, хотели заглянуть в гости к хозяину этого «домика космонавта» – он встречает и провожает всех, кто стремится в Дуэ. Причем, судя по оснастке и архитектуре, включая и тех, кто попадает сюда из космоса...
Домик был тих. Хозяин уехал в Александровск... Снежные следы от калитки вели только в одну сторону – вниз
Это правый флигель строения. Вот почему набекрень? Интересно же!
Центральная часть. Чем не рубка?! То ли подлодка на суше, то ли в самом деле космический корабль. Ну или прототип
В левой части – коммуникационные радары, не иначе. И нечто, напоминающее муляж космической пушки
Собака-секретарь
Песушка вовсе не рвал глотку, а, немного ворча, явно пытался что-то выговорить. Но внятно объяснить – когда вернется хозяин, все же пока не смог
Варяг. Днедноут. Командный пункт. Вахтовка инопланетян... Уходим
Щеночек, как ни странно, приструнил своего бестолково гавкавшего старшего братца. Даже собаки тут с понятием
Неплохой вид на Дуэ открывается от жилья космонавта. Жаль, что хозяин не дома. Придется вернуться...
Ну всё, Дуэ, прощай
В обратный путь. Метель уже зачалась. А нас ждет еще кривой тоннель...

Итак, Дуэ. Старейший поселок на Сахалине. В 2016-м отметил свое 160-летие. Основан одним из ближайших соратников Невельского – Николаем Чихачевым, который к тому времени – уже в составе команды шхуны «Восток» (а это одно из первых в мире судно с металлическим корпусом!) успел еще и сопроводить знаменитый фрегат «Паллада», ведомый легендарным вице-адмиралом Путятиным к берегам Японии (этот поход запечатлен в знаменитом двухтомном романе «Фрегат «Паллада» Гончарова).

Путятин по итогу заключил с Япониней Симодский трактат, на который та ссылается и сейчас, споря о принадлежности нескольких островов Курильской гряды. А Чихачев, прибыв вновь на Дальний Восток, принял командование над транспортом «Иртыш», команда которого едва не погибла после страшной зимовки в незадолго до того открытой Императорской гавани (ныне – Советской). В ней, кстати, позже была затоплена и «Паллада».

Чихачев – основатель Дуэ – со временем «дорос» до управляющего морским министерством, но главное – покровительствовал великому Менделееву, который, среди прочего, изобрел и бездымный порох… Вот вам и Дуэ. И лишь одна судьба, с ним связанная… А можно ведь вспомнить и самое банальное – Чехова. Он бывал здесь. И улица, по которой он ходил, его именем и названа… И в каком виде все это сейчас – смотрите. Поселок, из которого следовало бы сделать мемориал славы, просто стирается временем...

Смотрите также

Невельской. Глава VIII. Дуэ: вслед за черной пуговицей, или Руины в угольной пыли

Невельской. Глава VIII. Дуэ: вслед за черной пуговицей, или Руины в угольной пыли

Почему Николай Бошняк оказался на Сахалине? Почему этот глубокий рейд был в плане исследований Невельского в числе первых – и значит наиболее важных? Он искал русский след. Доказательства того, что Сахалин по праву принадлежит России. 

Невельской. Глава I. Залив Счастья, или Главные метки пути

Невельской. Глава I. Залив Счастья, или Главные метки пути

Экспедиция по следам адмирала Невельского: с чего все началось? Первый ликбез – кто это такой? Куда мы, собственно, едем? Почему я сразу оказываюсь на Сахалине и какой путь до этого в одиночку пришлось преодолеть Сергею Анатольевичу Воробчукову? Одним словом, экспедиция: первые вопросы и первые ответы. 

По следам Невельского: весь путь в фотографиях Сергея Воробчукова (часть I)

По следам Невельского: весь путь в фотографиях Сергея Воробчукова (часть I)

Из Омска в Питер и обратно, потом бросок на Сахалин и снова в родной город. Почти два месяца пути. Специально для тех, кому читать – это долго, а хочется только посмотреть. С.А. Воробчуков по следам адмирала Невельского. Только фотографии. Штрих-пунктиром. Подробнее – в других текстовых и фотоотчетах об экспедиции. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *

Иван Паникаров

Отличный материал в плане изложения, но не в плане действительности. Печально, даже больно, что гибнет русская цивилизация, пусть, скажем так, и не высокоцивилизованная, но наша... Фотографии очень выразительные, хотя и печальные. Спасибо за историческую информацию и нынешнюю действительность...

Андрей Хлебников

Собственно ощущения у Чехова от данного места были немногим лучше. Все повторяется по циклу.