Верона. Письмо к Джульетте

Валерия Калашникова
Следы римской империи всегда заметны на фоне более современной архитектуры
Следы римской империи всегда заметны на фоне более современной архитектуры фото: Валерия Калашникова
На площади делле Эрбе стоит колонна с крылатым львом наверху. Такая же – на площади Сан Марко в Венеции. Лев Святого Марка – символ городов региона Венето, некогда подчинявшихся Венецианской республике
На площади делле Эрбе стоит колонна с крылатым львом наверху. Такая же – на площади Сан Марко в Венеции. Лев Святого Марка – символ городов региона Венето, некогда подчинявшихся Венецианской республике фото: Валерия Калашникова
Набережная реки Адидже делит город на две части. Одна всегда полна народа, другая несуетна и размеренна
Набережная реки Адидже делит город на две части. Одна всегда полна народа, другая несуетна и размеренна фото: Валерия Калашникова
Река в Вероне немасштабная, но с характером
Река в Вероне немасштабная, но с характером фото: Валерия Калашникова
С высоты птичьего полета
С высоты птичьего полета фото: Валерия Калашникова
На улочках Вероны приятно заблудиться
На улочках Вероны приятно заблудиться фото: Валерия Калашникова
Арки Скалигеров – комплекс надгробий, где захоронены представители одной из влиятельнейших веронских династий
Арки Скалигеров – комплекс надгробий, где захоронены представители одной из влиятельнейших веронских династий фото: Валерия Калашникова
Арки Скалигеров – не просто памятник, но еще образец работы невероятной красоты и изящества
Арки Скалигеров – не просто памятник, но еще образец работы невероятной красоты и изящества фото: Валерия Калашникова
Герб одной из веронских фамилий
Герб одной из веронских фамилий фото: Валерия Калашникова
Веронская воительница
Веронская воительница фото: Валерия Калашникова
Если тебе есть что сказать Джульетте, просто оставь записку на стене возле ее дома
Если тебе есть что сказать Джульетте, просто оставь записку на стене возле ее дома фото: Валерия Калашникова
Балкон Джульетты редко когда пустует. Чтобы попасть на него, почти всегда нужно потерпеть очередь
Балкон Джульетты редко когда пустует. Чтобы попасть на него, почти всегда нужно потерпеть очередь фото: Валерия Калашникова
Может, и на этот балкон выходила какая-нибудь Джульетта. Но мы о ней уже никогда не узнаем
Может, и на этот балкон выходила какая-нибудь Джульетта. Но мы о ней уже никогда не узнаем фото: Валерия Калашникова
Атмосфера в Вероне – не только в историческом центре, но и в обычных спальных кварталах
Атмосфера в Вероне – не только в историческом центре, но и в обычных спальных кварталах фото: Валерия Калашникова
«Арена ди Верона» славится не только проведением фестиваля, но, в первую очередь, степенью своей сохранности
«Арена ди Верона» славится не только проведением фестиваля, но, в первую очередь, степенью своей сохранности фото: Валерия Калашникова
Подготовка к спектаклю
Подготовка к спектаклю фото: Валерия Калашникова
Во время монтажа и разбора декорации к спектаклю размещают на площади возле арены
Во время монтажа и разбора декорации к спектаклю размещают на площади возле арены фото: Валерия Калашникова
Египетские сфинксы у входа – значит, вечером будут давать «Аиду»
Египетские сфинксы у входа – значит, вечером будут давать «Аиду» фото: Валерия Калашникова
Монахини-экскурсоводы
Монахини-экскурсоводы фото: Валерия Калашникова
На площади Бра всегда многолюдно
На площади Бра всегда многолюдно фото: Валерия Калашникова
Дом Ромео
Дом Ромео фото: Валерия Калашникова
«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте»
«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте» фото: Валерия Калашникова
Замок Кастельвеккьио
Замок Кастельвеккьио фото: Валерия Калашникова
Следы римской империи всегда заметны на фоне более современной архитектуры
На площади делле Эрбе стоит колонна с крылатым львом наверху. Такая же – на площади Сан Марко в Венеции. Лев Святого Марка – символ городов региона Венето, некогда подчинявшихся Венецианской республике
Набережная реки Адидже делит город на две части. Одна всегда полна народа, другая несуетна и размеренна
Река в Вероне немасштабная, но с характером
С высоты птичьего полета
На улочках Вероны приятно заблудиться
Арки Скалигеров – комплекс надгробий, где захоронены представители одной из влиятельнейших веронских династий
Арки Скалигеров – не просто памятник, но еще образец работы невероятной красоты и изящества
Герб одной из веронских фамилий
Веронская воительница
Если тебе есть что сказать Джульетте, просто оставь записку на стене возле ее дома
Балкон Джульетты редко когда пустует. Чтобы попасть на него, почти всегда нужно потерпеть очередь
Может, и на этот балкон выходила какая-нибудь Джульетта. Но мы о ней уже никогда не узнаем
Атмосфера в Вероне – не только в историческом центре, но и в обычных спальных кварталах
«Арена ди Верона» славится не только проведением фестиваля, но, в первую очередь, степенью своей сохранности
Подготовка к спектаклю
Во время монтажа и разбора декорации к спектаклю размещают на площади возле арены
Египетские сфинксы у входа – значит, вечером будут давать «Аиду»
Монахини-экскурсоводы
На площади Бра всегда многолюдно
Дом Ромео
«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте»
Замок Кастельвеккьио

Дорогая Джульетта! Где была бы Верона, если бы не ты? Кто о ней вообще бы знал? Всего лишь маленький городок на северо-востоке Италии. Да в стране сотни таких! Но теперь миллионы людей меняют свой маршрут, чтобы только постоять под твоим балконом и оставить записку на стене. Ты – миф, который поддержит, наверное, любой веронец. Каждый, кому я задавала вопрос, а была ли ты на самом деле, не раздумывая, отвечал: «Конечно!». И чему-то едва заметно улыбался. Ты обессмертила Верону, и сегодня Верона бережет тебя, как драгоценность. 

Но давай откровенно, дорогая Джульетта. Ты выбрала город, которому есть что сказать, не цитируя ни строчки из Шекспира. В Вероне такие площади, которые хочется пересекать по сто раз за день – и не надоест. Камерные, декоративные, уютные, почти домашние… И даже Данте на своем высоком постаменте не кажется таким уж недосягаемым.

Верона выглядит, как сотни других итальянских городков, и в то же время не похожа ни на один из них (фото: Валерия Калашникова)

В Вероне такие улицы, заблудиться на которых было бы счастьем. Да только невозможно это, к сожалению, – слишком мал и прост городок. Обойти его пешком и расставить все «галочки» хватит и дня. Но как только мы прошлись «по списку», происходит странное: здесь хочется просто побыть, посуществовать, подышать. И вот тогда начинаешь видеть Верону по-настоящему. И уже почти не замечаешь весь этот поток желающих прикоснуться к твоей бронзовой статуе и что-нибудь потереть «на счастье». Это все твои поклонники, Джульетта. Те, которые первым делом отправляются на поиски твоего дома и спешат на балкон, чтобы сделать селфи. Скажи только, почему дому Ромео так не повезло? Страдали вроде оба, а все посмертные лавры – одной тебе. Нет у его дома очередей, нет поклонников. И вообще возле двери лишь скромное обозначение: в этом доме жил сеньор такой-то, именуемый Ромео…

Бронзовая фигура Джульетты – место паломничества и скульптура, к которой все стремятся прикоснуться «на счастье» (фото: Валерия Калашникова)

Так вот, стоит отвлечься от вашей легенды, и замечаешь великолепные росписи на фасадах домов, изящно изогнутые арки окон, ажурные решетки, даже цвет воды в реке Адидже, которая течет себе веками, равнодушная ко всему. 

А дождь? Он творит в городе магию. В нем сразу пахнет мокрым камнем, а пространство будто сужается. И кажется, что крошечная Верона становится еще меньше, еще уютнее. 

А веронцы? С наступлением дождя они будто добреют. Как-то, не дождавшись автобуса вечером в центр, мы зашли в ближайший бар и попросили помочь и вызвать нам такси. Хозяин сделал уверенный жест рукой: без проблем! Через пять минут машина приедет!

Познакомились. Хозяина зовут Матео. Держа трубку мобильного возле уха, он дает нам понять, что пока не может дозвониться: дождь усилился, линии перегружены. Одновременно достает из витрины блюдо с двумя последними бутербродами. Мы голодные, и он это заметил. К бутербродам добавил маленькую корзиночку с чипсами.

На том конце провода нет результатов, и выражение лица Матео говорит о том, как он сожалеет, что мог так ошибиться с «гарантией». «Не волнуйтесь, все будет хорошо. Смотрите, мы всем баром пытаемся дозвониться до операторов». В баре, кроме него, еще три сотрудника: помощница Марта и два официанта. И каждый из них звонит по телефону. 

Бутерброды съедены, чипсы подходят к концу, машины нет.

Дождь в Вероне преображает пространство (фото: Валерия Калашникова)

«Ничего не получается, говорят, все заняты», – отзывается Матео, продолжая тем не менее держать возле уха трубку.

«Поедем со мной на моей машине. Мне как раз в центр», – внезапно говорит Марта.

И через пару минут мы едем по дождливой Вероне на площадь Бра, где стоит древний римский амфитеатр.

«Сколько мы вам должны?»

«Да вы что? Нисколько! – смеется Марта. – Хорошего вам вечера и постарайтесь не промокнуть!»

Знаешь, Джульетта, ты можешь гордиться своими потомками.

«Ну не стоит идеализировать, не все веронцы хорошие», – на следующее утро мы познакомились с Марко, водителем непривычно маленького для Италии автобуса. 

Он признает: с транспортом в Вероне по выходным неважно. Особенно вечерами и особенно в дождь. Сегодня же – воскресное утро, солнце, и мы единственные пассажиры на конечной. Марк жует сэндвич, у него перерыв перед очередным рейсом. 

Традиционная итальянская мотостоянка перед входом в театр (фото: Валерия Калашникова)

Он неплохо говорит по-русски, потому что 13 лет по каким-то своим делам ездит на Украину и учит язык. Почему не украинский? 

«Потому что на русском меня поймут во многих странах, например, в Беларуси, Прибалтике, даже кое-где в восточной Европе. А вот на украинском – только на Украине».

Получается, что для него русский – это тоже что-то вроде «международного» языка, только на ограниченной территории.

В Верону в последние годы приезжает очень много русских, отмечает Марко.

«Кстати, как вам мой автобус? Это итальянская маршрутка!».

Так вот, по мнению Марко, не все веронцы – хорошие (ну да, «зайцами» нас не повез, билеты-таки пришлось компостировать). «Но это везде так, плохие везде есть. Даже у украинцев».

«А у русских»?

Марко улыбается, но тут грамматика его выдает.

«Нет, русский – весь хороший!».  

Так вот, дорогая Джульетта. В первый раз в Верону несколько лет назад я, как и все, приехала из-за тебя. Вернее, к тебе. Теперь нет. 

Веронский амфитеатр до сих пор в отличном состоянии (фото: Валерия Калашникова)

Каждое лето в амфитеатре «Арена ди Верона» проходит фестиваль оперных спектаклей под открытым небом. Люди сидят на каменных ступенях, прогревшихся под солнцем за день. Ну, конечно, если они не купили дорогие билеты в настоящий партер с мягкими креслами. Но мне кажется, что там, в партере, пропадает весь смысл арены, и театр снова становится сам собой. Спектакль начинается с наступлением темноты, и по традиции зрители на несколько минут зажигают миниатюрные свечи, которые раздают на входе. Если в этот момент посмотреть на арену сверху, она, наверное, будет напоминать сверкающий космический корабль, который почему-то приземлился в Италии. В 2016 году за несколько дней до последнего спектакля фестиваля в центре страны произошло землетрясение. В нем погибло около трехсот человек. Знаешь, что произошло на арене, Джульетта? Перед началом спектакля люди зажгли свечи не в дань традиции, а в память о погибших. Пятнадцать тысяч человек, приехавшие со всего мира, держали в руках свечи и молчали. Это была оглушающая тишина, от которой в горле стоял ком. И она была искреннее, чем сотни соболезнований. После этого Верона перестала быть городом Ромео и Джульетты. Она стала гораздо глубже, сильнее и современнее.  

Зрители постепенно занимают свои места. Билеты в партер – дороже, на ступени амфитеатра – дешевле (фото: Валерия Калашникова)

Но по большому счету, Джульетта, все это произошло благодаря тебе. Тут уж у тебя заслуг не отнять: ты заманиваешь в Верону, но все остальное Верона делает сама. 

И ведь никто сегодня доподлинно не знает, жила ты здесь на самом деле или нет. Да это и не важно. Все, что можно было сделать для города, ты сделала. Так что доброй тебе ночи, Джульетта, и спасибо за Верону.  

Истории любви, победившей смерть, есть в любой культуре. Эта скульптура перед входом в гробницу Джульетты – дар Вероне от Китая (фото: Валерия Калашникова)

Смотрите также

Письмо первое. Как найти то, что искал, и как понять, что именно это тебе и было предначертано. Или же попросту – где находится рай

Письмо первое. Как найти то, что искал, и как понять, что именно это тебе и было предначертано. Или же попросту – где находится рай

Каждый в этой жизни ищет свою любовь, ищет свой дом, ищет смысл жизни. Автор писем с изумрудного острова все это нашел. Для этого, правда, понадобилась целая жизнь. 

Марина и Прага: роман душ. Часть третья. Последнее пристанище

Марина и Прага: роман душ. Часть третья. Последнее пристанище

Это о чешских Вшенорах – маленьком уютном городке – Цветаева, уже решившись перебраться в Париж, писала: «Уеду – полюблю. Знаю. Уже сейчас люблю – из окна поезда. Самое сильное чувство во мне – тоска». Здесь она была, пожалуй, по-настоящему счастлива. Здесь у нее родился сын, которого она едва не потеряла при родах...

Оскорбление по-итальянски, или Я вам не вы!

Оскорбление по-итальянски, или Я вам не вы!

Правила речи. Казалось бы, скучная тема. Но... если от языка, верней – его знания, от точности и своевременности употребления (использования) тех или иных слов, оборотов, обращений зависит... нет, ну, слава богу, не жизнь, но – ее уют, комфорт, отношение к вам окружающих... Одним словом, кое-что следует знать.

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *