Крит: аура места

Михаил Пимонов
Херсонисус. Вид сбоку фото: Михаил Пимонов

…Под крылом самолета вперемешку с облаками один за другим проплывали острова. Облака были белыми, море – синим, острова желтыми и с высоты пугающе голыми. Мы жадно их рассматривали и, сравнивая очертания с теми, что видели на карте, пытались угадать названия. Выходило не очень. Пожалуй, узнали лишь остроугольный серпик Санторина. Да и то не ручаюсь. Летим.

Наконец, впереди – узенькая, приплюснутая к горизонту кромка суши – Крит. Самый южный осколок Европы. Когда заходили на посадку, из гавани Ираклиона белой россыпью прыснули кораблики и, вытянувшись клином, устремились к ближайшему безлюдному островку – регата, что ли? Оставляя за собой белые полоски вспоротого моря, стайка приближалась к острову, а мы тем временем – к земле Крита. Вернее, к бетону взлетной полосы… Сели. 

Ираклион. Порт (фото: Михаил Пимонов)

 

Вот мы и на родине богов… 

Они любят эту землю – без сомнения! Солнце не жжет, а ласкает. И морской ветерок будто поглаживает невысокие горы. А те прячут деревни, монастыри, и… охраняют историю. На Крите все заодно – боги, природа, люди. И последним хватало рассудка не ссориться с первыми. 

Крит. Здесь вызревают «самоочищающиеся» гранаты (фото: Наталья Пимонова)

Только поэтому здесь возникла и расцвела уникальная, ни на что не похожая, невероятно изящная, вольная, дышащая свободой и любовью, утонченной роскошью и красотой, но одновременно с тем сильная – цивилизация. 

Неспроста любой из минойских дворцов – Кносс, Фест или Малья – не самоценны, не самодостаточны, не довлеют и не возвышаются, а – слиты, растворены в окружающем мире. Строения с легкими крышами; с неповторимыми охристыми колоннами, расширяющимися кверху; с обилием дивных живых фресок; с центральными залами – по сути, огромными дворами, всегда открытыми солнцу. 

Кносский дворец (фото: Михаил Пимонов)

Тысячекомнатный Кносс, когда-то глядевший на море, а теперь отгороженный от него трех-, четырехэтажными «высотками» столицы острова Ираклиона, нынче, как санаторий, купается в пропитанном хвоей спокойствии окружающих его рощ. 

В Фесте, что притаился далеко-далеко в горах, в самом конце живописнейшего серпантина, самое прекрасное – вид на Мессарскую долину. И остается только завидовать царям и их приближенным, которые, оторвав от нее взгляд и оглянувшись, видели вокруг не нынешние руины, а стройные и легкие палаты из камня. 

Фест: руины еще одного царского дворца Минойской эры (фото: Михаил Пимонов)

Малья – снова прежде всего вид, на этот раз на горы: серые, красные, желтые, зеленые, с прожилками и вкраплениями. Пологие хребты и острые пики, стеной возносящиеся в небо. А за спиною – море. 

Малья: вид на горы (фото: Михаил Пимонов)

Все это создавалось, чтобы жить. Со вкусом, долго и счастливо.

 

Юг на севере

Та цивилизация много веков назад достигла своего заката. Но дух ее, неуспокоенный, все витает. 

Фрески Кносского дворца (фото: Михаил Пимонов)

Теперь вся северная кромка острова – курорт. И почти беспрерывные горы прижимают к морю столь же беспрерывную ленточку городов, городков, деревенек и просто отелей: отдыхай! К вашим услугам по-византийски изысканная Ханья...  

Ханья – Венеция Крита (фото: Михаил Пимонов)

...открытый всем и вся Рефимно; по-столичному чуть пыльный и шумный (читай – неунывающий) Ираклион; Херсонисус, который местами не может угомониться даже ночью; и напротив – рано засыпающий уютный Бали.

Рефимно (фото: Михаил Пимонов)

Но настоящий рай – и с этим не поспоришь – мог расположиться только на берегу залива Мирабело. Сплошь пятизвездочная Элунда или чуть-чуть пиратский Агиос-Николаос – все равно: море здесь самое прозрачное, солнце самое ласковое, пляжи самые умиротворяющие. 

Для гурманов – пальмовый лес на крайнем востоке и шелковые пески островка Элафониси на крайнем западе. Для неспокойных – множество укромных пляжей по всему периметру: попробуйте отыскать тот, где еще никто не бывал! 

Агиос-Николаос: вид, который обязан иметь в своем портфолио любой, кто путешествовал по Криту (фото: Михаил Пимонов)

На Крите даже для кошек нашлось место у моря. В Ираклионе больше десятка хвостатых красавцев облюбовали галечную косу, на которой стоит венецианский форт. Разнокалиберные, разноцветные (правда, все гладкошерстные, пушистым котам на такой жаре – смерть), ухоженные, они блаженствовали, развалившись среди камней на солнце. Жмурились, мурлыкали, бегали за греками-пенсионерами, которые принесли им свежую рыбку, и давались погладиться любому желающему. 

Ираклион. Кошачий пляж (фото: Михаил Пимонов)

 

Правила перемещений

Наскучило море? Добро пожаловать в горы! Если заберетесь достаточно далеко, то о море получится даже забыть. Ненадолго. Для путешествий проще всего арендовать авто, но интереснее – на автобусах. Почувствуй себя местным! 

Настоящие боги салона – кондукторы. Каждый устанавливает свои правила, и порой самая обычная поездка превращается в аттракцион. Они могут не пустить в салон, могут обсчитать (с нами такое случилось всего раз, но было жутко неприятно), могут 10 раз за поездку проверять билеты, хотя ты не сходил с места. Но могут и внезапно исполнить арию. Бывают говорливы, бывают – почти незаметны. А однажды контролер и молоденький кондуктор повздорили так, что уши закладывало (мы оказались аккурат в эпицентре разборок), и кондуктора в конце концов высадили! 

Классический рейсовый автобус на Крите (фото: Михаил Пимонов)

Это всего лишь несколько примеров из разряда экстра, которые сразу приходят на память, но в целом кондукторы – едва ли не самые надежные друзья туриста, и сделают все, чтобы вы попали именно туда, куда вам нужно. 

В их обязанности входит пристроить ваш багаж, продать вам билет (или проверить тот, что куплен в кассе) и вовремя высадить – не знаю как, но большинство из них всех пассажиров запоминают в лицо и знают, до какого пункта каждый из них следует. Если заберетесь в глухую деревушку, кондуктор или водитель обязательно предупредят, во сколько отходит последний автобус обратно.

Чего в автобусах нельзя. Не стоит пытаться войти в салон э-э, скажем так, не совсем одетым. Даже с голым торсом не пустят, даже (и тем более!) если вы только что с пляжа. Недоеденное мороженное, банан, недопитую колу и т. п. могут попросить употребить перед дверью. А в остальном все как у людей. 

Да, и первые ряды – не занимать: их оставляют для пожилых. Правда, бабушки не всегда это ценят и часто рассеиваются по всему салону. 

 

Хитрость Крицы

Старушки набожны: никак не реагируя на фантастические пейзажи, «протекающие» за окном, они обязательно перекрестятся, если заметят храм или хотя бы часовенку, притаившуюся в расщелине. Одеваются исключительно во все черное и когда собираются больше пяти, это смотрится особенно мрачновато. Под стать и старцы – в любую жару они в черных пиджаках и плотных сапогах до колен. У некоторых на поясе под полой – кривые критские кинжалы. Но вряд ли со времен Второй мировой кто-то от них пострадал. 

Крит, деревня Крица. Посиделки под облепихой (фото: Михаил Пимонов)

Деревушки, конечно, еще хранят подобные капли аутентичности. Здесь еще выращивают оливки и отжимают из них масло; стригут овец и ткут полотно. Но. На плато Ласити почти не осталось ветряных мельниц с белыми треугольничками парусов – воду для полива сподручнее качать при помощи современных насосов, не надеясь на волю ветра. 

Знаменитые ветряки плато Ласити теперь куда проще найти в сувенирных лавках, чем в современном «народном хозяйстве» (фото: Михаил Пимонов)

А такие, как Крица или Анойя – самые известные из «малых населенных пунктов», – превратились в текстильно-сувенирные супермаркеты, где каждый домик – бутик. Скатерти из сплошного кружева или льняного полотна, по которому – живее настоящих – вышитые оливки на темно-зеленых веточках. Коврики и половики из разноцветных веревок – точно такие же делала моя бабушка, украшая ими свой деревенский быт. Или вот еще – колокольчики для коров, выкрашенные бронзовой краской. Никакой турист не уедет отсюда без трофеев. Потому что не так дорого. И красиво. Да и поднаторели старушки по части маркетинга. 

Крит, деревня Анойя: здесь всегда прохладно (фото: Михаил Пимонов)

В Крице милая бабулька протянула Наташе ядрышки грецких орехов, заботливо расфасованные в крошечные полиэтиленовые пакетики размером со спичечный коробок. Каждый пакетик через край сшит белыми нитками – шедевр народной упаковки. Так трогательно! Мы подумали – подарок, оказалось – 50 евроцентов. Ну не отказывать же старушке! Купили. Отправились исследовать деревеньку дальше, но улочка завершилась тупиком, пришлось вернуться. А наша бабулька не дремала! Зная, что неизбежно встретимся опять, «подтянула» товар покрупнее, организовав перед домиком целый фруктовый прилавок. «Попробуйте мои груши!» – и отрезает по кусочку. Аромат и свежесть такие, словно в тех грушах – солнце пополам с сахаром! Груши тоже расфасованы по самшитовским пакетам, 4 штучки – 15 евро, на такие деньги внизу можно закатить фруктовый пир. Ну хитра старушка!

Церковь в деревне Крица (фото: Михаил Пимонов)

 

Пройти Самарью

Миф про злого быка по имени Минотавр, пожирающего людей, придумали греки. Они не понимали. Они были еще совсем детьми и жили почти в пещерах, когда минойская цивилизация пребывала в самом расцвете. Быки здесь не могут быть злыми – климат не тот. 

И сейчас единственный шанс устроить себе «грандиозную» встряску – 12-километровый марш-бросок сквозь «дикое» ущелье Самарья. Проснуться придется до рассвета – уже стресс для расслабленного организма. После на несколько часов ваш лучший друг – автобус и… гид – хорошо, если за время пути он успеет сообщить что-то ценное. Но в любом случае с экскурсией удобнее, иначе покорение Самарьи почти наверняка растянется на два дня. 

«Вход» в ущелье Самарья – 4-километровый спуск. Вполне себе цивилизованный (фото: Михаил Пимонов)

В «совершенно диком» ущелье – платный вход, таблички с правилами поведения, мощеная камнем дорожка на 4-километровом стартовом спуске, через равные промежутки – стилизованные под избушки санузлы, скамеечки… Что еще? Мусор вывозят на мулах, могу предоставить документальное фото. Комаров нет – видимо, не обошлось без «Раптора». Через ручейки, в том числе и временно пересохшие, – мостики. И не уверен, но есть ощущение, что все дорожки время от времени как минимум подметают. Может быть, даже и моют. Не исключено, что с мылом. В общем, действительно совершенно дикое место. Единственное, туфли на шпильках надевать сюда все же не стоит. 

Ущелье Самарья, «мусоровоз» (фото: Михаил Пимонов)

Ну а если серьезно – красиво. В самом деле. Кряжистые сосны, впившиеся оголенными корнями в склоны гор; немыслимо искривленные, словно вывернутые наизнанку огромные стволы вперемешку с валунами; слоистые скалы – то белые с серым, то коричневатые с красным, а то вдруг будто расписанные иероглифами – мелкими вкраплениями светлых пород; камни, похожие на лодки, ботинки, да что угодно; горные речки, которые зачастую только слышно, но трудно увидеть, потому что – не подойти; русла пересохших рек, отмеченные «струями» камней, выбеленных каким-то осадком; неправдоподобно пугливые козочки кри-кри, которые, несмотря на все свои страхи, не откажутся от угощения; ну и, конечно же, – ущелье, последние километры – что коридор, пробитый в горах, и открыточные виды – один за другим. 

6-7-часовую прогулку запомнят и ваши глаза, и ваши ноги, мышцы которых все же будут к концу приятно ныть. И под занавес – ужин в прибрежной деревеньке, а после – недолгий заплыв на пароме по Ливийскому морю (если подпрыгнуть, только очень высоко, можно разглядеть Африку) к тому месту, куда сумели пробраться автобусы…

 

***

Крит приятен и ненавязчив, за счет чего – почти идеален для отдыха в самом полном понимании этого слова. Но вдобавок – и это едва ли не перевешивает все прочие его достоинства – очень удобен как стартовая площадка для путешествия на Киклады – крошечные острова, рассыпанные драгоценною горсткой в Эгейском море вплоть почти до Балканского полуострова – материковой Греции. По сравнению с ними Крит – это проза. Ведь не зря на Кикладах родился бог искусства и покровитель муз Аполлон, а на Крите – «всего лишь» угрюмый громовержец Зевс. 

Где-то здесь родился Зевс (фото: Михаил Пимонов)

Кстати, это единственное, во что я не смог поверить, хоть мы и спустились в пещеру, где по преданию богиня-мать Рея произвела на свет этого величайшего из бессмертных. В самой ее глубине, в расщелине справа над священным озером все и случилось, как уверяют. Но аура места нарушена. Или греки что-то напутали. Или нарочно скрывают. Но не поверилось… А вот с Аполлоном все иначе, но об этом – как говорится, продолжение следует...

 

Смотрите также

Семь островов: путешествие по Криту и Кикладам

Семь островов: путешествие по Криту и Кикладам

Сокращенная версия этого фоторепортажа – уже классика жанра. Много-много лет собирает просмотры на «профильном» сайте greek.ru. Пришла пора вернуться домой... Только у нас! Смотрите большой фотоотчет о действительно большом плавании. Подробности следуют...

Миконос: осколок покоя

Миконос: осколок покоя

Я не помню сколько и где путешествовал. Иногда считаю, но после забываю опять. Немного. Очень немного. Мир больше. Но каждую осень, где-то в начале сентября, где б ни был, я начинаю чувствовать совершенно особый запах – запах островов. Это запах Киклад. Он не выветривается уже 13 лет. Никакими иными странствиями...

Львы Аполлона острова Делос и прочая жизнь

Львы Аполлона острова Делос и прочая жизнь

Нереальные делосские львы, остров тысячи храмов – Тинос, столица Киклад греческих – Сирос и Парос, где держал флаг граф Орлов, когда архипелаг принадлежал России. Четыре острова за пять дней: скоропись Эгейского моря...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *