Сахара. Часть IV. Белая пустыня

Старая Белая пустыня – это показывают туристам-«автобусникам»
Старая Белая пустыня – это показывают туристам-«автобусникам» фото: Михаил Пимонов
Как раз пережидая, пока целый автобус сфотографируется с белыми грибами из известняка, мы отрабатываем технологию селфи, используя зеркальце нашего джипа
Как раз пережидая, пока целый автобус сфотографируется с белыми грибами из известняка, мы отрабатываем технологию селфи, используя зеркальце нашего джипа фото: Михаил Пимонов
Белые грибы – визитка Белой пустыни
Белые грибы – визитка Белой пустыни фото: Михаил Пимонов
Один из «прописных» кадров. Если нет такого в портфолио – считай, что в Белой пустыне не был
Один из «прописных» кадров. Если нет такого в портфолио – считай, что в Белой пустыне не был фото: Михаил Пимонов
Наснимались? А теперь мы вам покажем настоящую Белую пустыню, – говорят парни. И совсем скоро – вот она, почти сплошным белым полем. Мухаммед соскакивает на ходу и пытается обогнать джип
Наснимались? А теперь мы вам покажем настоящую Белую пустыню, – говорят парни. И совсем скоро – вот она, почти сплошным белым полем. Мухаммед соскакивает на ходу и пытается обогнать джип фото: Михаил Пимонов
Перед глазами – целое поле «куличиков»
Перед глазами – целое поле «куличиков» фото: Михаил Пимонов
Салюси притормаживает, я забираюсь на один из этих столбиков
Салюси притормаживает, я забираюсь на один из этих столбиков фото: Михаил Пимонов
И вот она – панорама
И вот она – панорама фото: Михаил Пимонов
«Куличики» уходят к горизонту
«Куличики» уходят к горизонту фото: Михаил Пимонов
Рулим дальше, аккуратно объезжая нечастую растительность
Рулим дальше, аккуратно объезжая нечастую растительность фото: Михаил Пимонов
Известняк спекся в сплошное плато
Известняк спекся в сплошное плато фото: Михаил Пимонов
Да, сотовый здесь ловит. Правда, нужно забраться на крышу и превратиться в антенну
Да, сотовый здесь ловит. Правда, нужно забраться на крышу и превратиться в антенну фото: Михаил Пимонов
Когда-то это было дном моря
Когда-то это было дном моря фото: Михаил Пимонов
«Куличики» не кончаются, и такое впечатление, что становятся все белее
«Куличики» не кончаются, и такое впечатление, что становятся все белее фото: Михаил Пимонов
Одноглазый
Одноглазый фото: Михаил Пимонов
Чем дальше, тем больше нас будут удивлять формы
Чем дальше, тем больше нас будут удивлять формы фото: Михаил Пимонов
Удивляет и то, как это все умудряется стоять – не падать
Удивляет и то, как это все умудряется стоять – не падать фото: Михаил Пимонов
Они как будто растут из песка. Как облака, что не смогли оторваться и улететь в небо
Они как будто растут из песка. Как облака, что не смогли оторваться и улететь в небо фото: Михаил Пимонов
Известняковое плато местами дыбится настоящими волнами
Известняковое плато местами дыбится настоящими волнами фото: Михаил Пимонов
А местами – «течет» спокойно, виляя меж песочных наплывов
А местами – «течет» спокойно, виляя меж песочных наплывов фото: Михаил Пимонов
Эту причудливость можно снимать бесконечно
Эту причудливость можно снимать бесконечно фото: Михаил Пимонов
Песок идет мелкой рябью, как будто желтая вода
Песок идет мелкой рябью, как будто желтая вода фото: Михаил Пимонов
Как будто поле метеоритов
Как будто поле метеоритов фото: Михаил Пимонов
Похоже на памятники на каком-то неземном величественном захоронении
Похоже на памятники на каком-то неземном величественном захоронении фото: Михаил Пимонов
Наконец-то я догоняю джип – ребята привычно раскинули бивуак
Наконец-то я догоняю джип – ребята привычно раскинули бивуак фото: Михаил Пимонов
Наташа с Мухаммедом выясняют разности и схожести в русском и арабском. Посредством рисунков – как выяснилось, оба – художники
Наташа с Мухаммедом выясняют разности и схожести в русском и арабском. Посредством рисунков – как выяснилось, оба – художники фото: Михаил Пимонов
Салюси, как обычно, из водителя превращается в шеф-повара
Салюси, как обычно, из водителя превращается в шеф-повара фото: Михаил Пимонов
Это не топливо. Дрова везли с собой. А это – растет, нельзя
Это не топливо. Дрова везли с собой. А это – растет, нельзя фото: Михаил Пимонов
Ну когда еще выберешься на такой пикничок?!
Ну когда еще выберешься на такой пикничок?! фото: Михаил Пимонов
Плато все плотнее, почти как бетонка
Плато все плотнее, почти как бетонка фото: Михаил Пимонов
Сфинксы Белой пустыни
Сфинксы Белой пустыни фото: Михаил Пимонов
Пятна снега или следы
Пятна снега или следы фото: Михаил Пимонов
Панорама новой Белой пустыни
Панорама новой Белой пустыни фото: Михаил Пимонов
Такие же, как мы. Одна разница – мы стремимся в ближайший оазис, чтобы заночевать там, а ребята проведут ночь под открытым небом
Такие же, как мы. Одна разница – мы стремимся в ближайший оазис, чтобы заночевать там, а ребята проведут ночь под открытым небом фото: Михаил Пимонов
Цари горы
Цари горы фото: Михаил Пимонов
На «выходе» – как вишенки на торте – одна за другой «именные» фигурки: вот заяц
На «выходе» – как вишенки на торте – одна за другой «именные» фигурки: вот заяц фото: Михаил Пимонов
Вот мороженое
Вот мороженое фото: Михаил Пимонов
Еще одно
Еще одно фото: Михаил Пимонов
Спускается закат
Спускается закат фото: Михаил Пимонов
Это я назвал бюстом Пушкина
Это я назвал бюстом Пушкина фото: Михаил Пимонов
Сфинкс – тот же самый, но в другом свете
Сфинкс – тот же самый, но в другом свете фото: Михаил Пимонов
Курочка под деревом – это подарок Салюси, с другого ракурса – никакой тебе композиции, проехали бы, не обратив внимания
Курочка под деревом – это подарок Салюси, с другого ракурса – никакой тебе композиции, проехали бы, не обратив внимания фото: Михаил Пимонов
Все, солнце падает. Очень скоро мы оказываемся в Фарафре, там – еще одна ночь в пустыне и – дальше, уже без парней
Все, солнце падает. Очень скоро мы оказываемся в Фарафре, там – еще одна ночь в пустыне и – дальше, уже без парней фото: Михаил Пимонов
Старая Белая пустыня – это показывают туристам-«автобусникам»
Как раз пережидая, пока целый автобус сфотографируется с белыми грибами из известняка, мы отрабатываем технологию селфи, используя зеркальце нашего джипа
Белые грибы – визитка Белой пустыни
Один из «прописных» кадров. Если нет такого в портфолио – считай, что в Белой пустыне не был
Наснимались? А теперь мы вам покажем настоящую Белую пустыню, – говорят парни. И совсем скоро – вот она, почти сплошным белым полем. Мухаммед соскакивает на ходу и пытается обогнать джип
Перед глазами – целое поле «куличиков»
Салюси притормаживает, я забираюсь на один из этих столбиков
И вот она – панорама
«Куличики» уходят к горизонту
Рулим дальше, аккуратно объезжая нечастую растительность
Известняк спекся в сплошное плато
Да, сотовый здесь ловит. Правда, нужно забраться на крышу и превратиться в антенну
Когда-то это было дном моря
«Куличики» не кончаются, и такое впечатление, что становятся все белее
Одноглазый
Чем дальше, тем больше нас будут удивлять формы
Удивляет и то, как это все умудряется стоять – не падать
Они как будто растут из песка. Как облака, что не смогли оторваться и улететь в небо
Известняковое плато местами дыбится настоящими волнами
А местами – «течет» спокойно, виляя меж песочных наплывов
Эту причудливость можно снимать бесконечно
Песок идет мелкой рябью, как будто желтая вода
Как будто поле метеоритов
Похоже на памятники на каком-то неземном величественном захоронении
Наконец-то я догоняю джип – ребята привычно раскинули бивуак
Наташа с Мухаммедом выясняют разности и схожести в русском и арабском. Посредством рисунков – как выяснилось, оба – художники
Салюси, как обычно, из водителя превращается в шеф-повара
Это не топливо. Дрова везли с собой. А это – растет, нельзя
Ну когда еще выберешься на такой пикничок?!
Плато все плотнее, почти как бетонка
Сфинксы Белой пустыни
Пятна снега или следы
Панорама новой Белой пустыни
Такие же, как мы. Одна разница – мы стремимся в ближайший оазис, чтобы заночевать там, а ребята проведут ночь под открытым небом
Цари горы
На «выходе» – как вишенки на торте – одна за другой «именные» фигурки: вот заяц
Вот мороженое
Еще одно
Спускается закат
Это я назвал бюстом Пушкина
Сфинкс – тот же самый, но в другом свете
Курочка под деревом – это подарок Салюси, с другого ракурса – никакой тебе композиции, проехали бы, не обратив внимания
Все, солнце падает. Очень скоро мы оказываемся в Фарафре, там – еще одна ночь в пустыне и – дальше, уже без парней

Смотрите также

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Сива, этот островок из пальм и озер, затерянный в песках где-то почти на границе с Ливией, настолько далекий, что даже всесильные фараоны узнали о его существовании довольно поздно, тем не менее, хранил (и хранит?) ключи от всего Египта. 

Египет-2007. Глава II. Сахара: пустыня в шкатулке

Египет-2007. Глава II. Сахара: пустыня в шкатулке

Воспоминания о пустыне... я пытаюсь выбрать несколько фраз, чтобы составить анонс, и... не могу. Песок? Пустота? Простор? Закаты? Ледяные рассветы? Мухаммед? Салюси? Лепешки на угольях? Память... память лучше всего сохраняют... камни. Камни пустыни. Они хранят даже запах. Моря. Пустыня – это море. Так было. Так и есть.

Сахара. Часть I. От Сивы до Бахарии

Сахара. Часть I. От Сивы до Бахарии

На отрезке Сива – Бахария в Сахаре особых красот нет. Однако путь по именно египетской части Сахары начинать лучше отсюда: во-первых, оазис Сива – лучшее, что есть в пустыне, во-вторых, неспешное созерцание подлинной пустоты позволяет втянуться и подготовиться к настоящим красотам, что ждут дальше...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *