Сахара. Часть I. От Сивы до Бахарии

Застрять в песках – как дважды два. Но пески тем и хороши, что откопать джип можно фактически голыми руками. Но не всегда
Застрять в песках – как дважды два. Но пески тем и хороши, что откопать джип можно фактически голыми руками. Но не всегда фото: Михаил Пимонов
Чтобы выехать в пустыню, нужен специальный пропуск. У нас он был – оформили в Сиве
Чтобы выехать в пустыню, нужен специальный пропуск. У нас он был – оформили в Сиве фото: Михаил Пимонов
Наш проводник Мухаммед абсолютно спокоен: для него бросок сквозь Сахару – рутина
Наш проводник Мухаммед абсолютно спокоен: для него бросок сквозь Сахару – рутина фото: Михаил Пимонов
Непосредственно вокруг Сивы – уникальные и редкие для пустныни поля барханов и дюн, но чуть далее – дорога довольно уныла
Непосредственно вокруг Сивы – уникальные и редкие для пустныни поля барханов и дюн, но чуть далее – дорога довольно уныла фото: Михаил Пимонов
Я все же нашел что поснимать, ребята спокойно ждут
Я все же нашел что поснимать, ребята спокойно ждут фото: Михаил Пимонов
Один из редких здесь барханов. На тех, что поближе к Сиве, заезжающие сюда туристы устраивают настоящий серфинг... на досках для серфинга
Один из редких здесь барханов. На тех, что поближе к Сиве, заезжающие сюда туристы устраивают настоящий серфинг... на досках для серфинга фото: Михаил Пимонов
Салюси – наш водитель – тоже решил почувствовать себя серфером. Но съехав с бархана слишком лихо, едва не утопил джип
Салюси – наш водитель – тоже решил почувствовать себя серфером. Но съехав с бархана слишком лихо, едва не утопил джип фото: Михаил Пимонов
Ориентир: мы держим путь в сторону этих песчаных гор
Ориентир: мы держим путь в сторону этих песчаных гор фото: Михаил Пимонов
Перекати-поле: крупным планом. Вернее – просто кустик...
Перекати-поле: крупным планом. Вернее – просто кустик... фото: Михаил Пимонов
Наезженная колея...
Наезженная колея... фото: Михаил Пимонов
Когда-то здесь тоже был оазис, но сдался пескам
Когда-то здесь тоже был оазис, но сдался пескам фото: Михаил Пимонов
Это была пальма
Это была пальма фото: Михаил Пимонов
Зато теперь здесь можно собрать хвороста для костра – для пустыни роскошь
Зато теперь здесь можно собрать хвороста для костра – для пустыни роскошь фото: Михаил Пимонов
Салюси собирает хворост и забрасывает его на верх джипа: на этом мы приготовим еду
Салюси собирает хворост и забрасывает его на верх джипа: на этом мы приготовим еду фото: Михаил Пимонов
Томбы. Античные захоронения – к ним мы и стремились, здесь наша первая (и единственная на этом отрезке) стоянка
Томбы. Античные захоронения – к ним мы и стремились, здесь наша первая (и единственная на этом отрезке) стоянка фото: Михаил Пимонов
Привал. У ребят все с собой
Привал. У ребят все с собой фото: Михаил Пимонов
Пока парни все готовят, мы отправились побродить по окресностям
Пока парни все готовят, мы отправились побродить по окресностям фото: Михаил Пимонов
Вот эти норки – и есть древние захоронения. Не древнее древнеегипетских, конечно. Но пирамиды известны всем, а этих нет ни в одном из двух наших путеводителей
Вот эти норки – и есть древние захоронения. Не древнее древнеегипетских, конечно. Но пирамиды известны всем, а этих нет ни в одном из двух наших путеводителей фото: Михаил Пимонов
Решили забраться в одну из разоренных гробниц
Решили забраться в одну из разоренных гробниц фото: Михаил Пимонов
Я первый
Я первый фото: Михаил Пимонов
Мухаммед уже успел подарить мне свою арафатку
Мухаммед уже успел подарить мне свою арафатку фото: Михаил Пимонов
Наташа забраться так и не решилась
Наташа забраться так и не решилась фото: Михаил Пимонов
Вот, собственно, место упокоения – что-то вроде саркофага
Вот, собственно, место упокоения – что-то вроде саркофага фото: Михаил Пимонов
Это уже явно не древние надписи
Это уже явно не древние надписи фото: Михаил Пимонов
Томбы спрятаны в своего рода ущелье-полукарэ, очень далеко от наезженных троп. И тем не менее, все разграблены. Давно
Томбы спрятаны в своего рода ущелье-полукарэ, очень далеко от наезженных троп. И тем не менее, все разграблены. Давно фото: Михаил Пимонов
Красиво очень. И спокойно. Место упокоения в полном смысле
Красиво очень. И спокойно. Место упокоения в полном смысле фото: Михаил Пимонов
По радиусу возвращаемся к оставленному джипу
По радиусу возвращаемся к оставленному джипу фото: Михаил Пимонов
Совершенно внезапно...
Совершенно внезапно... фото: Михаил Пимонов
Наверняка из разоренных могил. И сам камень над этим черепом словно бы повторяет его форму, оберегая
Наверняка из разоренных могил. И сам камень над этим черепом словно бы повторяет его форму, оберегая фото: Михаил Пимонов
Горы из песчанника – причудливы. Но лучше всего это покажет нам Белая пустыня
Горы из песчанника – причудливы. Но лучше всего это покажет нам Белая пустыня фото: Михаил Пимонов
Вот и наш джип. Вернулись к нему: это ж наш дом
Вот и наш джип. Вернулись к нему: это ж наш дом фото: Михаил Пимонов
Чайничек уже закипел. Чай, кстати, тягучий, густой, очень сладкий. Его наливали в маленькие стаканчики, более похожие на рюмки – и больше в самом деле трудно было бы выпить
Чайничек уже закипел. Чай, кстати, тягучий, густой, очень сладкий. Его наливали в маленькие стаканчики, более похожие на рюмки – и больше в самом деле трудно было бы выпить фото: Михаил Пимонов
Второе блюдо (первое не предусмотрено) – рыбная консерва с добавлением лука
Второе блюдо (первое не предусмотрено) – рыбная консерва с добавлением лука фото: Михаил Пимонов
...и салат: вот и весь банкет в ресторане пустыни. Шеф-повар – Салюси, он же водитель
...и салат: вот и весь банкет в ресторане пустыни. Шеф-повар – Салюси, он же водитель фото: Михаил Пимонов
Песок и камень... тоже из песка
Песок и камень... тоже из песка фото: Михаил Пимонов
Предвестники той красоты, что откроется нам спустя сутки в Белой пустыне
Предвестники той красоты, что откроется нам спустя сутки в Белой пустыне фото: Михаил Пимонов
Пустыня стала самую чуточку менее пустой
Пустыня стала самую чуточку менее пустой фото: Михаил Пимонов
Дорога словно растворяется в наступающих песках
Дорога словно растворяется в наступающих песках фото: Михаил Пимонов
Но вот словно чудо – выезжаем на свеженькое, только что уложенное... шоссе, иначе не назовешь. На горизонте – очередной блок-пост
Но вот словно чудо – выезжаем на свеженькое, только что уложенное... шоссе, иначе не назовешь. На горизонте – очередной блок-пост фото: Михаил Пимонов
Здесь, помимо обычной пустынной таможни – целый мини-зоопарк. Нам, конечно же, предложили одного из этих малышей в подарок – на выбор
Здесь, помимо обычной пустынной таможни – целый мини-зоопарк. Нам, конечно же, предложили одного из этих малышей в подарок – на выбор фото: Михаил Пимонов
Но их мама, похоже, была не в восторге от перспективы расставания. От подарка мы отказались. Таможня меж тем помогла Салюси послушать движок
Но их мама, похоже, была не в восторге от перспективы расставания. От подарка мы отказались. Таможня меж тем помогла Салюси послушать движок фото: Михаил Пимонов
Наследница древнеегипетский котофеев
Наследница древнеегипетский котофеев фото: Михаил Пимонов
Черно-пестрая порода...
Черно-пестрая порода... фото: Михаил Пимонов
За блок-постом дивное шоссе довольно скоро словно бы стерлось песками
За блок-постом дивное шоссе довольно скоро словно бы стерлось песками фото: Михаил Пимонов
Да, вот асфальта не стало вовсе. Надеюсь, теперь здесь все иначе
Да, вот асфальта не стало вовсе. Надеюсь, теперь здесь все иначе фото: Михаил Пимонов
Песчаные куличики
Песчаные куличики фото: Михаил Пимонов
Пески вновь ненадолго вернули асфальт
Пески вновь ненадолго вернули асфальт фото: Михаил Пимонов
Это не мираж. Это в самом деле озерко
Это не мираж. Это в самом деле озерко фото: Михаил Пимонов
Полянка мелких дюн. Вечереет...
Полянка мелких дюн. Вечереет... фото: Михаил Пимонов
Единственное развлечение в пути – дряхленькая автомагнитола
Единственное развлечение в пути – дряхленькая автомагнитола фото: Михаил Пимонов
Парни так увлеклись, что прихлопывают в такт популярной мелодии. Даже водитель. Правда – зачем держаться за руль
Парни так увлеклись, что прихлопывают в такт популярной мелодии. Даже водитель. Правда – зачем держаться за руль фото: Михаил Пимонов
Еще один блок-пост. Здесь – образчик ландшафтного дизайна
Еще один блок-пост. Здесь – образчик ландшафтного дизайна фото: Михаил Пимонов
Где-то стучит. Грешили на подвеску, но оказалось – бампер. Машинка заслуженная, 1984-го года выпуска, на ней даже совершали хадж в Мекку
Где-то стучит. Грешили на подвеску, но оказалось – бампер. Машинка заслуженная, 1984-го года выпуска, на ней даже совершали хадж в Мекку фото: Михаил Пимонов
Пустыня очень редко, но все же бывает идеально ровной
Пустыня очень редко, но все же бывает идеально ровной фото: Михаил Пимонов
Если раньше на нашу путеводную ленточку дороги покушались только пески, то теперь еще – и надвигающиеся сумерки. Темнеет в пустыне стремительно
Если раньше на нашу путеводную ленточку дороги покушались только пески, то теперь еще – и надвигающиеся сумерки. Темнеет в пустыне стремительно фото: Михаил Пимонов
Еще раз озеро. И, если отвлечься от того, что ты в Сахаре – а в сумерках это не сложно – то чем не пейзажи родины?
Еще раз озеро. И, если отвлечься от того, что ты в Сахаре – а в сумерках это не сложно – то чем не пейзажи родины? фото: Михаил Пимонов
Ну вот и закат. Наш первый закат в пустыне. Сахара очень богата на облака
Ну вот и закат. Наш первый закат в пустыне. Сахара очень богата на облака фото: Михаил Пимонов
Холмы как ширмы – все плотнее надвигаются на небо, скрывая всё...
Холмы как ширмы – все плотнее надвигаются на небо, скрывая всё... фото: Михаил Пимонов
Не видно ничего. К Бахарии приближаемся в кромешной тьме. Придорожных фонарей здесь не бывает...
Не видно ничего. К Бахарии приближаемся в кромешной тьме. Придорожных фонарей здесь не бывает... фото: Михаил Пимонов
Мухаммед забрался на крышу – впередсмотрящим
Мухаммед забрался на крышу – впередсмотрящим фото: Михаил Пимонов
Было ощущение, что машина сама бежала на запах ночлега, словно уставший конь
Было ощущение, что машина сама бежала на запах ночлега, словно уставший конь фото: Михаил Пимонов
Застрять в песках – как дважды два. Но пески тем и хороши, что откопать джип можно фактически голыми руками. Но не всегда
Чтобы выехать в пустыню, нужен специальный пропуск. У нас он был – оформили в Сиве
Наш проводник Мухаммед абсолютно спокоен: для него бросок сквозь Сахару – рутина
Непосредственно вокруг Сивы – уникальные и редкие для пустныни поля барханов и дюн, но чуть далее – дорога довольно уныла
Я все же нашел что поснимать, ребята спокойно ждут
Один из редких здесь барханов. На тех, что поближе к Сиве, заезжающие сюда туристы устраивают настоящий серфинг... на досках для серфинга
Салюси – наш водитель – тоже решил почувствовать себя серфером. Но съехав с бархана слишком лихо, едва не утопил джип
Ориентир: мы держим путь в сторону этих песчаных гор
Перекати-поле: крупным планом. Вернее – просто кустик...
Наезженная колея...
Когда-то здесь тоже был оазис, но сдался пескам
Это была пальма
Зато теперь здесь можно собрать хвороста для костра – для пустыни роскошь
Салюси собирает хворост и забрасывает его на верх джипа: на этом мы приготовим еду
Томбы. Античные захоронения – к ним мы и стремились, здесь наша первая (и единственная на этом отрезке) стоянка
Привал. У ребят все с собой
Пока парни все готовят, мы отправились побродить по окресностям
Вот эти норки – и есть древние захоронения. Не древнее древнеегипетских, конечно. Но пирамиды известны всем, а этих нет ни в одном из двух наших путеводителей
Решили забраться в одну из разоренных гробниц
Я первый
Мухаммед уже успел подарить мне свою арафатку
Наташа забраться так и не решилась
Вот, собственно, место упокоения – что-то вроде саркофага
Это уже явно не древние надписи
Томбы спрятаны в своего рода ущелье-полукарэ, очень далеко от наезженных троп. И тем не менее, все разграблены. Давно
Красиво очень. И спокойно. Место упокоения в полном смысле
По радиусу возвращаемся к оставленному джипу
Совершенно внезапно...
Наверняка из разоренных могил. И сам камень над этим черепом словно бы повторяет его форму, оберегая
Горы из песчанника – причудливы. Но лучше всего это покажет нам Белая пустыня
Вот и наш джип. Вернулись к нему: это ж наш дом
Чайничек уже закипел. Чай, кстати, тягучий, густой, очень сладкий. Его наливали в маленькие стаканчики, более похожие на рюмки – и больше в самом деле трудно было бы выпить
Второе блюдо (первое не предусмотрено) – рыбная консерва с добавлением лука
...и салат: вот и весь банкет в ресторане пустыни. Шеф-повар – Салюси, он же водитель
Песок и камень... тоже из песка
Предвестники той красоты, что откроется нам спустя сутки в Белой пустыне
Пустыня стала самую чуточку менее пустой
Дорога словно растворяется в наступающих песках
Но вот словно чудо – выезжаем на свеженькое, только что уложенное... шоссе, иначе не назовешь. На горизонте – очередной блок-пост
Здесь, помимо обычной пустынной таможни – целый мини-зоопарк. Нам, конечно же, предложили одного из этих малышей в подарок – на выбор
Но их мама, похоже, была не в восторге от перспективы расставания. От подарка мы отказались. Таможня меж тем помогла Салюси послушать движок
Наследница древнеегипетский котофеев
Черно-пестрая порода...
За блок-постом дивное шоссе довольно скоро словно бы стерлось песками
Да, вот асфальта не стало вовсе. Надеюсь, теперь здесь все иначе
Песчаные куличики
Пески вновь ненадолго вернули асфальт
Это не мираж. Это в самом деле озерко
Полянка мелких дюн. Вечереет...
Единственное развлечение в пути – дряхленькая автомагнитола
Парни так увлеклись, что прихлопывают в такт популярной мелодии. Даже водитель. Правда – зачем держаться за руль
Еще один блок-пост. Здесь – образчик ландшафтного дизайна
Где-то стучит. Грешили на подвеску, но оказалось – бампер. Машинка заслуженная, 1984-го года выпуска, на ней даже совершали хадж в Мекку
Пустыня очень редко, но все же бывает идеально ровной
Если раньше на нашу путеводную ленточку дороги покушались только пески, то теперь еще – и надвигающиеся сумерки. Темнеет в пустыне стремительно
Еще раз озеро. И, если отвлечься от того, что ты в Сахаре – а в сумерках это не сложно – то чем не пейзажи родины?
Ну вот и закат. Наш первый закат в пустыне. Сахара очень богата на облака
Холмы как ширмы – все плотнее надвигаются на небо, скрывая всё...
Не видно ничего. К Бахарии приближаемся в кромешной тьме. Придорожных фонарей здесь не бывает...
Мухаммед забрался на крышу – впередсмотрящим
Было ощущение, что машина сама бежала на запах ночлега, словно уставший конь

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *