Египет-2007. Глава II. Сахара: пустыня в шкатулке

Михаил Пимонов

Ну, что ты помнишь о пустыне?.. Смешные! Мне не нужно помнить. Пустыня теперь живет в моей шкатулке. В большой круглой перламутровой шкатулке, купленной на знаменитом каирском рынке Хан-эль-Халили, – камни египетской Сахары. Камни и немного песка. Однако важнее всего, что под плотной крышкой сохраняется запах. Пустыня пахнет солью, причем с примесью йода – как море. Сильный, почти медицинский стерильный запах. Это надежнее, чем память…

И еще. Камни хранят цвет. Пустыня бывает черной, как уголь; белой, как мел; желтой, как кусок океанского пляжа. Пустыня может сверкать кристаллами цвета опала и багроветь от заката, как в фильмах о конце света. 

Но главное – одиночество. Пустыня – это одиночество, которое не спрятать. Поэтому в ней так пронзительно и тихо. Даже если вас четверо в одном джипе и что-то, срываясь, хрипит магнитола. 

…О камнях из шкатулки…

 

Желтый песчаник

Два плоских брикетика песка величиною с ладошку. Настолько непрочных, что на всем, с чем они соприкасаются, остается мелкая, как молекулы, песочная пыль. На каждом камне – наши имена арабской вязью. Их выцарапал Мухаммед – проводник, гид, балагур, смесь обезьянки с попугаем, при всем при этом – дипломированный биолог и… друг. В пустыне слишком просторно – наверное, поэтому она сближает. Хотя поначалу…

Когда в шалманчике Мухаммеда на базарной площади Сивы мы ударили по рукам, перед тем тщательно обсудив маршрут, продолжительность и стоимость сафари; когда вручили ему паспорта и деньги на оформление пропуска в пустыню (да-да, Сахара на замке, и без разрешения никак!) и после всего этого вышли в ночь, укрытую пальмами и подсвеченную огнями развалин Шали, у Наташи случилась истерика. С двумя арабами, да в пугающую бесконечность песков, откуда ни докричаться, если что, ни даже позвонить; на джипе – а что у них за джип? Застрянем, развалится, не доедем… И куда мы должны доехать? И зачем?

Пришлось взять ее в руки (сама себя она никак не могла) и тряхнуть. Подействовало. Хотя успокоительных аргументов в ответ на все ее страхи у меня не было. Напротив, к тому времени Египет уже успел показать нам зубки, и мы имели основания не верить в арабские улыбки. Но обошлось…

Мухаммед. Гид, дипломированный биолог

Окончательно отлегло, наверное, когда Мухаммед напоследок завернул к себе домой и его крошечная кучерявая племянница долго-долго махала нам вслед, стараясь изо всех сил, чтобы мы увидели и оценили ее расписанную хной ладошку. 

…Джип – белый Ниссан-Сафари, вразвалочку подваливший ровно в полдень к назначенному месту встречи, оказался заслуженным 30-летним ветераном, на котором даже совершали хадж в Мекку. И без того со следами бесчисленных ранений и потерь, за время нашего рейда он расстался еще и с пепельницей, с куском бампера, пластиком приборной панели и самое главное – к печали меломана-Мухаммеда, в Черной пустыне замолкла навек хрипящая магнитола. Но это все – естественный отбор, пустыня отцепляла как балласт ненужные детали. Главное – высокие обзорные окна, широкие удобные кресла, крепкая ходовка и… искусный водитель (он же повар) со странным именем Салюси. 

В час дня мы стартовали и, не замочив колес, переехали соленое озеро Зейтун по едва выступающей над его водами тонкой и прямой, как стрела, насыпи, режущей водоем почти пополам. Немногочисленные фламинго, слишком занятые поиском еды, предпочли не заметить наш отъезд, не стали махать крыльями на прощание и даже не оторвали от воды свои клювы. 

 

Череп и пустота

Песок бежит под колеса, то и дело совсем пряча от глаз и без того едва заметную рваную ленту асфальта, – старая дорога стремится в нем раствориться. Но, только цепляясь за эту исчезающую нить, Салюси держит направление. Пустыня пуста: слева, справа, впереди и сзади… И даже в небе – ни облачка, ничего, от чего можно было бы оттолкнуться взглядом и уверенно сказать: да, мы движемся. Бег ниоткуда в ничто. Вдруг впереди – три холма, как маяки, как шапки Мономаха.

Стойте! Я прямо с подножки делаю несколько снимков: в пустыне что-то есть! «Хочешь фото? – оборачивается ко мне Мухаммед. – Сейчас будет!» И джип, ревя от натуги, в несколько мгновений возносится по дюне, спиралью обвивающей одну из гор, к самой ее верхушке: ух ты! Вокруг – поля полумесяцев. Мухаммед на голых пятках, как виндсерфер по волне, съезжает вниз по отвесному краю песчаного обрыва. И – нет! только не это! – но поздно, Салюси вслед за ним отправляет наш джип. С нами. На удивление нежно скатившись, все-таки вязнем уже на «равнине». Неглубоко. Откапываем колеса руками – песок можно откидывать и без лопаты. Потом толкаем, снова откапываем, опять толкаем – выбрались…

Дорога стала поинтереснее только после второго блокпоста: справа тянется почти сплошной хребет из невысоких слоеных скал, слева – пустыня, вдали – холмики, к ним внезапно и сворачиваем. Дороги нет совсем, как ориентируется Салюси, виляя между одинаковыми куполками серого камня, непостижимо. Что-то сказал Мухаммеду, тот вылез в окно, встал босыми ногами на дверку, держится руками за багажник на крыше и высматривает путь. 

Оказывается, мы рулим к томбам (захоронениям эпохи римского владычества). Но сначала в разрыве между скал – оазис. Пальмы, растущие прямо из песка, некоторые занесены, увязли в дюнах по уши. Много сломанных, голых, есть сгоревшие. Из большой песчаной кочки торчит саксаул – ломаем его для костра, и дальше, вокруг оазиса к двум высоким скалам из бело-желтого известняка. В них, обращенных друг к другу – черные окна гробниц. Арабы раскладывают пикник, а мы отправляемся к томбам. Все пусты, вырублены в белом камне, очень красивы, в некоторых на стенах сохранились обрывки иероглифов, в одной – красные рисунки, в другой валяется куча ленточек, как бинты с мумии. От одного из камней Наташа отскакивает с криком: «Мамочки!» Там – череп. Настоящий, выбеленный и одинокий… (Больше фото с отрезка Сива – Бахария здесь).

 

Черные камни

Но всего ужаснее в пустыне – рассвет. Восходящее солнце надрезает кромку ночи, а после быстро и резко отрывает ее от песка. В брешь, как под одеяло, врывается холод – Сахара за ночь остывает до состояния полюса. Стыло так, будто вас во сне перенесли в морозильную камеру и кинули на колотый лед. 

Свое первое утро мы встретили в центре оазиса Бахария – неприветливом сером кишлаке, запруженном ослами и мулами всех мастей. Буквально за околицей этого неуютного «островка жизни», в котором нет и тени очарования Сивы, начинается Черная пустыня. Ее налет – на всем. Даже пальмы здесь будто припорошены цементной пылью. На песчаных сопках вокруг становится все больше черной пудры. Холмы посыпаны ею причудливо. Салюси вдруг заворачивает к одинокой хижине, перед нею на песке разложены вязанки дров – за тем, оказывается, и приехали. Хозяин в отрепьях продает дефицитное топливо за звонкие фунты. «Кин-дза-дза». 

Вскоре тормозим у черной горы, наверх протоптана желтая тропка. Подъем. Не тяжело, но отдышаться пару раз пришлось. Вокруг – что-то неземное. Бесконечные черно-желтые складки, черные шапки невысоких конусов гор, редкие машины проносятся по трассе, наш джип внизу – крошка на ладони пустыни. На вершине Мухаммед устроил целое шоу, он даже стоит на камнях на голове. Складываем пирамидку – еще один повод для аттракционов. Забирает у меня фотоаппарат и командует – присядь, потом показывает – слева гора, справа гора, а между ними ты – тоже гора. Ну да, у меня голова черная, как и вершины у них. Вниз сбегаем по камням, некоторые лопаются под ногами, как пластины угля. (Больше фото из Черной пустыни здесь).

Постепенно черной пудры на горах становится все меньше, и они все чаще и откровеннее обнаруживают свою белесую известняковую сущность. Внезапно уходим с дороги влево, ковыляем по абсолютной пересеченке, забираемся в междугорье. Наконец, оказываемся в кольце гор самой разной формы – тут и столбики, и куличи, и три подряд исполина, увенчанные каждый камнем поменьше. Мухаммед наконец-то объясняет: это горы Агабат. Сказка. Вокруг ничего, кроме этих гор, под ногами – серый вздыбленный камень, в прорехах – песок. Луна? Ну уж точно не Земля. Мухаммед уходит далеко вперед, возвращается с трофеями – черные камни-улитки, камни-пуговицы, камни-пещеры, камень – коричневое яйцо с вкраплениями кристаллов. Подарки из космоса… (Больше фото гор Агабат здесь).

 

Пикник на «снегу»

Под занавес, в окрестностях оазиса Фарафра, бывалые «синоптики» обещали нам «снег». 

Но «снега» не было – Белая пустыня с первого взгляда слегка разочаровала: «грибы» и прочие фигуры из спекшегося в камень известняка торчат нечасто, между ними – обычный песок. Но Салюси увозит нас дальше и дальше, вот и «снег». Мухаммед вдруг соскакивает с джипа на ходу и несется вокруг – мы потихоньку выруливаем по встречной дуге. Сошлись. Запрыгнул так же на ходу, бросил: «Это была старая Белая пустыня, сейчас покажем вам новую». 

Увидев ее, с джипа соскакиваю уже я. Пока фотографирую белые волны, выступающие из песка, острова известняка, шагами уходящие к горизонту, причудливейшие морды, паруса, строй сфинксов, Салюси готовит разные вкусности, а Наташа с Мухаммедом выясняют схожести и разности арабского и русского, что-то даже чертят на песке. 

Потом Наташа подключается к готовке, достает наш нож, Салюси его одобрительно осматривает, но резать что-либо запрещает: сперва отдает Мухаммеду, чтобы тот почистил песком и сполоснул водой. И все так – чашки, рюмки, ложки, – все. Мухаммед тоже вертит в руках нож, одобрительно кивает и говорит, что если у него такой найдут, то ему обеспечены наручники и 6 месяцев тюрьмы. Рассматриваю остатки их «песочной графики» – оказывается, Мухаммед еще и художник, причем всякие цветочки, яблочки и коров он рисовал одним движением, не отрывая палочки от песка – как свою арабскую вязь. 

Кромсаем помидоры. Салюси режет мелко, Наташа – крупно, думая, что это будет салат. Но шеф-повар объясняет, что задумал другое блюдо. Поспевает костер. Прямо на тлеющие бревнышки – глубокую миску, в нее – помидоры, постоянно помешивать, туда же – говяжий фарш, опять помешивать, туда же – яйца, снова мешать. Томати а-ля Сива готовы. Вкусно. Хвалим Салюси, он доволен. Разогревает хлеб – плюхает лепешки на уголья, несколько раз переворачивает, некоторые чуть пригорают, но зато пышут дымком. Вкус-сно! Релаксируем почти до заката. 

Потом Салюси устраивает медленную рулежку по Белой пустыне, я часто соскакиваю, они поджидают, так и катят тихо-тихо с открытой дверцей, я заскакиваю на ходу. Один раз Салюси меня останавливает – погоди, мол, щас подъеду с другой стороны – вот будет вид, пальчики оближешь! Объезжает очередной «гриб» – и, о чудо! – курочка под деревом. 

Фигурки из известняка причудливы и разнообразны. Есть головы поэтов, гигантский заяц, целые поля столиков и грибов, есть даже тающее мороженое. Особенно красиво в предзакатном состоянии. Солнце садится меж двух гор, но еще долго светло. Кое-где другие джипари располагаются на ночлег. Выруливаем на поле, усеянное черными камнями. На горизонте – уже далекие и нереальные фигурки Белой пустыни. «Как конец света», – роняет Наташа. (Больше фото из Белой пустыни здесь).

Излишне говорить, что осколок Белой пустыни – продолговатый, тонкий и прочный, как кость, тоже осел в моей шкатулке. Почему-то в самом низу. Под ним – только пригоршня песка…

 

Желтая соль Сахары

Я не знал тогда еще наверняка, но казалось, будто песок подмешан в краски, которыми написаны эти картины… Мы в музее Бадра – только ради этого стоит забраться в далекий и тихий оазис Фарафра. Музей поражает. Мы не поклонники подобных обычно унылых заведений, но этот… Бадр настолько самобытен, настолько разнообразен в самовыражении, настолько всеяден в плане техники, материала, настолько выразителен и одновременно прост – до гениальности. Его морщинистые глиняные старики – живее, чем в действительности. Страсти, владеющие ими, достовернее подлинных. Нарисованные верблюды караваном текут по стене, словно мираж. И даже узнаваемые черты Белой пустыни – вдвойне нереальнее оттого, что переданы рукою Художника. (Больше фото из музея Бадра здесь).

Фарафра – достойная точка для любого путешествия по пустыне, но для нас – лишь промежуточный финиш. После еще будет купание в горячем источнике, насыщенном серой, в которой твоя кожа буквально тает, как грязь, и выбираешься из этих ванн чище и розовее младенца. Будут жареные финики (кому и где еще в голову пришло бы их жарить?!). Будет огромный, но совершенно пустой, наполненный только гуляющим по переулкам ветром, старинный заброшенный город Эль-Каср – с тысячелетними зданиями из серой глины, меж которых немудрено заблудиться. Будет затерянный в песках храм на фоне белых гор и неправдоподобно буйная зелень оазиса Дахля. Будет лучший в мире кофе с перцем и бог весть какими приправами в мутных стаканчиках зеленого стекла на автовокзале в Харге – оазисе, поразившем нас своей геометрией четких асфальтовых шоссе в желто-белой разметке и многоэтажными коробками домов, придающими ему статус мегаполиса пустыни… (Больше фото с последнего отрезка пути здесь). 

…Сахара обитаема, бесконечна и разнообразна. Пустыня – такое же пространство жизни. Просто здесь она тише, ярче, дольше, чище и пахнет солью морей…

 

Смотрите также

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Сива, этот островок из пальм и озер, затерянный в песках где-то почти на границе с Ливией, настолько далекий, что даже всесильные фараоны узнали о его существовании довольно поздно, тем не менее, хранил (и хранит?) ключи от всего Египта. 

Сахара. Часть I. От Сивы до Бахарии

Сахара. Часть I. От Сивы до Бахарии

На отрезке Сива – Бахария в Сахаре особых красот нет. Однако путь по именно египетской части Сахары начинать лучше отсюда: во-первых, оазис Сива – лучшее, что есть в пустыне, во-вторых, неспешное созерцание подлинной пустоты позволяет втянуться и подготовиться к настоящим красотам, что ждут дальше...

Сахара. Часть IV. Белая пустыня

Сахара. Часть IV. Белая пустыня

Кто не был в Белой пустыне, тот и Сахары не видал. Здесь – белые волны, выступающие из песка, острова известняка, шагами уходящие к горизонту, причудливейшие морды, паруса, строй сфинксов... Море красоты. За тем и отправляются на край света. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *