Письмо третье. О том, что весна везде долгожданна, даже в раю, и о подлинной страсти настоящих островитян – океанской охоте на рыб

Олег Галах

Здравствуйте, мои преданные читатели и неутомимые критики!Спешу сообщить, что наконец-то и у нас весна! Она ворвалась, выплеснулась во всём своём пышном цветении, выгнала из дома засидевшихся за зиму лодырей и швырнула тёплые пледы на самую верхнюю полку шкафа. 

И загудели многочисленные уличные кафешки. И девушки снова свежи и прекрасны. И детишки в цветных шортиках снова весело болтают бледными синеватыми ножками. И настроение – ух! И энергия – бам! Стучит, пульсирует в каждой жилке, подобно соку, наполняющему свежую шелковую траву.

   

Аж рифма попёрла:

Весна в разгаре! Птичий щебет 

Опять разбудит в шесть утра.

И солнце хитро морду щерит – 

Пора вставать и жить пора!

Вовсю пирует фотосинтез,

Нещадно тает эскимо.

И снова вышел лёгкий ситец 

Гулять в кафе, бежать в кино.

Весна, как кофе, – стопроцентна.

Весна на суше и в воде.

Любви не требует ответной.

Но всех влюбляет... и т. д. 

В общем – благодать! (Я вложил в конверт несколько фотографий. Просто весна, просто атмосфера в городе. Просто, чтоб почувствовать...)

Ирландия открывает туристический сезон, и вскоре многочисленные гости страны заполнят отели и B&B (bed and breakfast), а экскурсионные автобусы займут все бесплатные парковки на самых людных объектах.

А значит нам там делать нечего. Мы не ищем раскрученной попсы. Нас зовёт дикая, первобытная Атлантика. Она призывно трубит в кельтский рог, когда-то забытый здесь викингами, и благословляет нас на добрый улов. Мы едем на рыбалку.  Куда именно? Да, чёрт возьми, в принципе можно куда угодно. Вокруг целый океан! Вперёд! (Снимки сделаны в разное время, но дают общее представление. Не люблю брать в море камеру. Она плохо переносит солёную воду).

Можно отправиться на берег и прямо со скал покидать удочку в надежде поймать пару рыбок. Многие так и делают. Рыбачить в море можно в любом месте без каких-то ограничений. Ой, вру! В прошлом году морского басса разрешалось забирать лишь два хвоста на одну удочку. Но если инспекторы видели, что поймал четыре, то тоже прощали. Здесь, в основном, всё на доверии. Бывает, что не удержался, жилка не сдюжила, взял чуток больше – это не страшно. Все люди – никто не без греха. А вот если уже наглеешь, злодействуешь и наносишь вред, то штрафы такие, что захочется прямо тут и утопиться. 

А вот если рыбачить в кайф, то лучше всего это делать с лодки. Поэтому я звоню своей знакомой – Джоане, которая живёт в небольшой деревушке и держит прокат лодок на заливе. Там мы с приятелями и рыбачим последние лет пятнадцать. Одна – без мужа, крепкая, худощавая, жилистая морячка ловко вяжет узлы, таскает канистры с бензином, ворочает подвесные моторы и воспитывает двух сорванцов. Хотя, стоп! Какие сорванцы? Время так быстро пролетело, что мальчишки выросли и превратились в мужчин. Старший приобрёл большой рыбацкий катер на 12 человек с мотором в 400 л.с. И сам таскает туристов на экстрим. Выходят на ската, на акулу – подальше в море. Там всё серьёзно.

А младший теперь заведует причалом. Сама Джоана сидит в магазинчике на кассе, продаёт и сдаёт в аренду удочки, подбирает клиентам рыбацкие снасти и принимает заказы на аренду лодок. Мы не пойдем на большой посудине. Зачем нам толпа в 10-12 человек?

Да и вообще в этой рыбалке больше аттракциона, чем азарта. И всё время не отпускает ощущение, что это часть обязательной программы, которую надо отбыть и отчитаться в Фейсбуке. Обычно такие катера заказывают несколько групп туристов – кооперируются и фрахтуют. Я был всего лишь два раза и мне хватило. Первый раз собрались поляки с голландцами и пара местных. А второй раз немцы, чехи и, кажется, датчане или швейцарцы... не помню. В чём суть и в чём прикол? В том, чтобы покатать по Атлантике туристов, дать поймать различные сорта рыб и показать красивые виды. Самой рыбалки, как таковой, там немного. Да и зачем? Туристам добыча не нужна. Они всё что ловят – отпускают. Фотографируются с уловом, веселятся, дурачатся... В общем – это тоже как бы шоу. И это очень долго по времени – 8 часов. Цена от 50 до 65 евро с человека в зависимости от количества рыбаков. 

Через час после выхода в море хозяин катера готовит кофе или «блевантино» – в зависимости от того, кому что надо в данном случае. «Блевантино» – это я так обозвал пойло от морской болезни. Никак не могу запомнить, как оно называется. Сроду им не пользовался. И что-то не видел, чтоб оно особенно кому-то помогало. А это, как закон – всегда в группе найдутся два-три человека, которые каждые десять минут подбегают к фальшборту и мечут «прикормку» в море. Они мученически выносят тяжелые испытания, поскольку группа никогда не возвращается, пока не будут пройдены все намеченные точки на локации, пока не будут пойманы все виды рыб и осмотрены все пейзажи. Иначе на вебсайте в комментах случится разгром, а репутация бизнеса будет подмочена отнюдь не морской водой. Потому, что в сети и в рекламной брошюре описываются сплошные приключения, а на деле – обрыганная палуба, зелёные лица страдальцев и вообще сплошное у/г.

Нас четверо. Парень из нашего района, Роман, родом из Украины. Мои коллеги – Джон и Филип. Джон – ирландец, Филип – португалец и я – израильтянин. Вот такая солянка. Но мы много лет дружим и слаженно действуем в любой ситуации. А ещё мы – сами себе вполне опытные мореходы и предпочитаем сами управлять ситуацией. Поэтому нам не нужны ни лоцман, ни рулевой. В Ирландии не существует лицензии на управление судном, которое ходит в прибрежной зоне до 40 км. Поэтому любой может просто сесть в лодку и отчалить, если умеет управляться с мотором. А если нет, то Патрик – сын Джоаны, обучает этому аж целых 10 минут. Да больше и не требуется. 

На причале мы получаем спасательные жилеты, Патрик проверяет, как затянуты ремни, и каждого тщательно осматривает. Ничего не болтается, свисток не оборван, всё в порядке. Первый пошел! Под жилетом у нас прорезиненные всепогодные куртки и комбезы с литыми сапогами. Не надо обольщаться и доверять солнечному утру – мы уже битые в этом деле и нас так просто не проведёшь. 

Лодки здесь не совсем рыбацкие. Это 4-метровые спасательные шлюпки. Они очень устойчивые и даже полностью затопленные водой сохраняют плавучесть. Так на то они и спасательные. На лодках навесные двухтактные моторы «Yamaha» 8 л.с. Мы берём лодку на 4 часа, платим сущие пустяки – по 15 евро с носа. Выбираем самую чистую, я сажусь за управление, и мы отчаливаем. 

Длинный узкий залив наполнен скоростными катерами, дорогими яхтами и всевозможными уродцами из самой дикой фантазии. Но все они ухоженные и хвастаются свежей краской и лаком. Лодка легко лавирует в этом беспорядочном лабиринте и несёт нас к широкой горловине, откуда открывается вид на длинный скалистый мыс с белым маяком. Справа к заливу спускаются уютные садики ближайших домов. В одном из них за загородкой бродит лохматый пони и скачут вислоухие кролики размером со спаниеля. На окраине деревушки начинается высокий кедровый бор, который карабкается на скалы, утёсы и закрывает деревню от штормовых ветров. 

Шлюпка легко и весело скользит по морской глади, и пока я выискиваю место для остановки, друзья разматывают и готовят снасти. Начинает чувствоваться дыхание океана. Гигантские массы воды мерно и неторопливо поднимаются и опускаются, перемешиваясь в нижних слоях. На водной глади ни морщинки, только вверх и вниз. Мерно, гипнотически. Это называется дыханием океана. Даже если стоишь на берегу и наблюдаешь за этим, то иногда начинает кружиться голова. 

Но нам не до гипноза. Мы уже отошли мили на полторы, поравнялись с приметной скалой и заглушили мотор. Теперь лодка в свободном дрейфе. Её будет медленно сносить течением и гнать ветерком то в море, то в сторону берега. У нас короткие 1.80 м удочки, которые не нужно никуда забрасывать, потому что рыба под нами. Цепляю небольшую «гирлянду» из 4-х крючков. Сами крючки скрыты среди цветных пёрышек и нескольких синтетических блестящих лепестков. Привязываю груз и отпускаю катушку. Побежала. Чувствую, как груз упал на дно и подматываю три оборота на себя, чтоб не цеплять морскую траву. И начинаю играться так же, как люди играют с котёнком, поднимая и опуская фантик на нитке.

 

Удар! Удочка дрогнула в руках и мелко задёргалась – это скумбрия. У Филипа тоже клюнуло. Мы сидим на одном борту, а Рома с Джоном на другом. Места вполне хватает и мы друг другу совершенно не мешаем. Я не люблю макрель. Не ем её ни в каком виде, но ловить её – сплошное удовольствие. Рыба описывает круги, выпрыгивает, танцует на хвосте и показывает чудеса акробатики.  С другого борта тоже слышны радостные возгласы. Ящик для рыбы начинает постепенно заполняться. Всё. Стая ушла. 

Я завожу мотор и мы идем в другое место за более серьёзной добычей. Снасти не меняем, а прямо там, среди перьев цепляем на крючки кусочки свежей макрели. Пришли. Здесь и глубина побольше, и травы на дне почти нет. Попадается сайда и губан. Иногда кто-то вытягивает камбалу. У Филипа удочка сильно изогнулась и видно, как его лицо покраснело, – что-то тянет. Под лодкой появляется мощная чёрная спина. Идет медленно, без рывков, тупо, как гиря, – это треска. Нежнейшее белоснежное мясо сегодня будет румяниться на сковородке, пересыпанное чёрным перцем с луком и облитое лимонным соком. Я аппетитно сглатываю и продолжаю таскать коричневую сайду. Иногда достаём по полной «гирлянде». Сколько крючков – столько и рыб. Первый ящик полон. Выбрасываем на дно лодки канаты и якорь из второго и начинаем его заполнять.  

Дыхание океана сменяется мелкой рябью, солнце всё чаще скрывается в серых нехороших тучках и на горизонте появляются тёмные полосы серого дождя. Волны всё настойчивей стучатся в борт, и мы уговариваем себя, что и полтора ящика – это выше крыши. Хотя у всех такой азарт в глазах! 

Всё же, несколько поколебавшись, решаем, что пора. Нам ещё минут 40 «пилить» в обратную сторону. Сажусь у мотора и даю полный газ. Волны покрываются белыми барашками, ветер срывает с них капли и бросает в лицо. Черная двухметровая волна заходит слева. Ей нельзя подставлять борт – она слишком круто вздымается и может опрокинуть лодку. Я сбрасываю газ, разворачиваюсь носом к волне и врезаюсь в эту толщу воды. 

Нас подбрасывает. Брызги, больше похожие на Ниагару, захлёстывают нас с головой. Отдуваемся, отряхиваемся, как старые псы, беззлобно ругаемся каждый на своём и до подбородка застёгиваем «молнии». Выравниваю лодку и газую на полную. Надо успеть, пока буйство не разыгралось по полной форме. Ребята шустро орудуют пластиковыми ковшиками – вычерпывают воду. Её хоть и немного, но она осаживает лодку, снижает её скорость и самое главное – манёвренность. Проходим метров двести, сбрасываю газ... носом к волне... брызги... высокий художественный стиль на четырёх языках... и снова полный газ. 

Ветер помогает и гонит нас к заливу. Ящик перевернулся, и всё дно лодки завалено рыбой. Потом соберём. Сейчас главное – убраться отсюда. Опять двухметровая или выше... Чёрт! Вода стекает за шиворот, холодит спину и растекается по резинке трусов. Сквозь очки всё плывёт, нифига не вижу и убираю их в карман. Ничего – «дойду по приборам», да и немного осталось. 

Входим в залив. Мелкая острая рябь дробно стучит в борт. Несколько крупных чаек громко попрошайничают над нами, и мы бросаем им макрель и мойву, которую они хватают на лету. Надеваю очки. О! Так гораздо лучше! Товарищи ползают по лодке и собирают рыбу. 

Причал пуст. Снимаем жилеты и сваливаем кучей у дверей в магазин. Лицо, уши, шея... Всё тянет от соли, ресницы и брови слиплись и во рту дикий сушняк. Но это всё потом. Сперва делим добычу. Не, не по рыбке – по охапке. А там, что кому попадет. Но треску отдали Филипу – это его добыча. Разбрасываем улов по пластиковым контейнерам, плотно закрываем, чтоб не провонять машину. Умываемся сами, из шланга моем ящики, в которые мы ловили. Один возвращаем в лодку и складываем всё что там было. Домой! 

Автомобиль стремительно пожирает ленту асфальта. Ввеееерх – внииииз, ввеееерх – внииииз... Меня ещё долго будет качать, даже сидя на диване. Когда у меня будут болеть все мышцы, когда я буду после душа смотреть футбол и лакомиться свежей камбалой, меня будет качать. И ещё я точно знаю, что когда я закрою глаза, то опять буду бороться с волнами. Я разверну лодку и начну их таранить, крушить и врезаться в них. Огромные, чёрные, с ниточками серебряных изломов, непроглядные, как бездна. И ещё выше, и ещё страшнее. Давай! Попробуй! Кто кого! 

Пока не усну.

Искренне ваш. Автор. 

Смотрите также

Невельской. Глава XI. Сон, ледяная явь, явление Тимофея и капитан Безысходность

Невельской. Глава XI. Сон, ледяная явь, явление Тимофея и капитан Безысходность

Море есть море: планируешь уйти на сутки – прощайся навсегда. Казалось бы, чего проще – перебраться на пароме с Сахалина на материк. Сели, поплыли. Но нет, мы еще успели сивучей в Невельске посмотреть, а после, словно искупая этот подарок, почти сутки кололи льды... Интересное вышло плавание, одним словом.

«Дальстрой». Часть II. Кто люди? Люди – пыль…

«Дальстрой». Часть II. Кто люди? Люди – пыль…

В первое время заключенным, брошенным на освоение Колымы, выплачивалась зарплата, выдавался неплохой продпаек, у каждого был шанс стать вольным поселенцем. Но очень быстро условия и отношение к ним поменялось. И даже первый начальник «Дальстроя», а в прошлом – латышский стрелок Эдуард Берзин был смещен, арестован, оговорен, расстрелян...

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Египет-2007. Глава I. Оазис Сива: чаша для небес

Сива, этот островок из пальм и озер, затерянный в песках где-то почти на границе с Ливией, настолько далекий, что даже всесильные фараоны узнали о его существовании довольно поздно, тем не менее, хранил (и хранит?) ключи от всего Египта. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *