Владимир Лемберк: «У каждого своё место, где он может найти нирвану»

Ирина Кудимова
Владимир Лемберк на Алтае в 2018 году
Владимир Лемберк на Алтае в 2018 году фото: Vladimir Lemberk
Русские идут последним верхним кулуаром, до седла перевала Абыл-Оюк всего ничего...
Русские идут последним верхним кулуаром, до седла перевала Абыл-Оюк всего ничего... фото: Pepa Středa
Однако с этого места дальше – лёд. И под снегом, и под сыпухой. Но лучше уходить на сыпуху
Однако с этого места дальше – лёд. И под снегом, и под сыпухой. Но лучше уходить на сыпуху фото: Pepa Středa
Начало спасательной операции: чехи надежно закрепили веревку за огромный валун
Начало спасательной операции: чехи надежно закрепили веревку за огромный валун фото: Pepa Středa
И вытянули всех наверх одного за другим
И вытянули всех наверх одного за другим фото: Pepa Středa
На седле гулял ветер, поэтому детей укутали – кого в пленку
На седле гулял ветер, поэтому детей укутали – кого в пленку фото: Pepa Středa
А кого в фольгу поверх спальника
А кого в фольгу поверх спальника фото: Pepa Středa
Сборы перед спуском
Сборы перед спуском фото: Pepa Středa
Спуск с перевала Абыл-Оюк оказался куда круче подъема
Спуск с перевала Абыл-Оюк оказался куда круче подъема фото: Pepa Středa
Здесь сразу, с самого верха все шли по веревке
Здесь сразу, с самого верха все шли по веревке фото: Pepa Středa
Благо под ногами были не сыпуха и не лед, а снег, причем не рыхлый и не глубокий – в самый раз
Благо под ногами были не сыпуха и не лед, а снег, причем не рыхлый и не глубокий – в самый раз фото: Pepa Středa
Поэтому в целом спуск несмотря на крутизну оказался легче и быстрее
Поэтому в целом спуск несмотря на крутизну оказался легче и быстрее фото: Pepa Středa
Но дальше – занесенный глубоким рыхлым снегом ледник меж гор со странными воронками, напротив, показал себя не с лучшей стороны
Но дальше – занесенный глубоким рыхлым снегом ледник меж гор со странными воронками, напротив, показал себя не с лучшей стороны фото: Pepa Středa
Идти по нему тоже пришлось, связавшись веревкой
Идти по нему тоже пришлось, связавшись веревкой фото: Pepa Středa
Елена и Димитрия Пионтковские: рады, что тяжелый перевал преодолен, но еще не представляют как вымотает их дальнейший спуск
Елена и Димитрия Пионтковские: рады, что тяжелый перевал преодолен, но еще не представляют как вымотает их дальнейший спуск фото: Pepa Středa
Ярослав и Иоанн на леднике после спуска с перевала
Ярослав и Иоанн на леднике после спуска с перевала фото: Pepa Středa
На другой день русские с чехами наводили переправу через приток реки Правый Карагем
На другой день русские с чехами наводили переправу через приток реки Правый Карагем фото: Pepa Středa
Русские ушли по этой переправе в тот же день, а чехи, заночевав на ближней к притоку стоянке, – на следующий
Русские ушли по этой переправе в тот же день, а чехи, заночевав на ближней к притоку стоянке, – на следующий фото: Pepa Středa
Переправляется Кристина
Переправляется Кристина фото: Pepa Středa
За ней – Лена и следом Владимир страхует Димитрию, а Ярослав чуть ниже по течению – всех
За ней – Лена и следом Владимир страхует Димитрию, а Ярослав чуть ниже по течению – всех фото: Pepa Středa
Чехи и русские. Наутро после перевала Абыл-Оюк (за исключением Pepa Středa)
Чехи и русские. Наутро после перевала Абыл-Оюк (за исключением Pepa Středa) фото: Михаил Пимонов
Владимир Лемберк на Алтае в 2018 году
Русские идут последним верхним кулуаром, до седла перевала Абыл-Оюк всего ничего...
Однако с этого места дальше – лёд. И под снегом, и под сыпухой. Но лучше уходить на сыпуху
Начало спасательной операции: чехи надежно закрепили веревку за огромный валун
И вытянули всех наверх одного за другим
На седле гулял ветер, поэтому детей укутали – кого в пленку
А кого в фольгу поверх спальника
Сборы перед спуском
Спуск с перевала Абыл-Оюк оказался куда круче подъема
Здесь сразу, с самого верха все шли по веревке
Благо под ногами были не сыпуха и не лед, а снег, причем не рыхлый и не глубокий – в самый раз
Поэтому в целом спуск несмотря на крутизну оказался легче и быстрее
Но дальше – занесенный глубоким рыхлым снегом ледник меж гор со странными воронками, напротив, показал себя не с лучшей стороны
Идти по нему тоже пришлось, связавшись веревкой
Елена и Димитрия Пионтковские: рады, что тяжелый перевал преодолен, но еще не представляют как вымотает их дальнейший спуск
Ярослав и Иоанн на леднике после спуска с перевала
На другой день русские с чехами наводили переправу через приток реки Правый Карагем
Русские ушли по этой переправе в тот же день, а чехи, заночевав на ближней к притоку стоянке, – на следующий
Переправляется Кристина
За ней – Лена и следом Владимир страхует Димитрию, а Ярослав чуть ниже по течению – всех
Чехи и русские. Наутро после перевала Абыл-Оюк (за исключением Pepa Středa)

Своё путешествие на Алтай чешский зоолог, фотограф, публицист, любитель дорог и искатель новых впечатлений Владимир Лемберк этим летом совершил уже в третий раз. Правда, с разницей в 25 лет. Сам Владимир признаётся, что боялся идти точно тем же маршрутом, боялся разочароваться, потому что его первое впечатление от этих мест и вправду было незабываемым.

…Страсть к дороге в нём «разбудили» ещё в детстве. В школе им прививали навыки выживания в природе. В Чехии и тогда, и сегодня очень популярным являлось движение трампинга: собрали палатки, минимум необходимого – и в дорогу. Одно время это был своеобразный способ слиться с природой, забыв на время о цивилизации, государстве и тоталитарном режиме. А для детей это была возможность уехать от родителей, из дома в лес – на свободу. 

За прошедшие 25 лет камень совсем не изменился... (фото: Vladimir Lemberk)

Учёба на факультете природоведения стала новым витком в особых отношениях с миром – желание беречь природу теперь хотелось разделить с другими. Владимир Лемберк пользуется возможностью популяризировать идею единства человека и природы в своих лекция, статьях и своим образом жизни. (Сайт Владимира здесь). 

Ощущение свободы для него всегда остаётся очень важным. Когда Владимир отправляется в очередной поход, то, конечно, вынужден «встраивать» его в свои финансовые возможности. Попадётся, например, дешёвый перелёт до Малайзии – разве можно отказаться! – и уже по мере приближения отъезда, начинает собираться, выбирая то, что интересно и необходимо увидеть за месяц похода в далёкой стране. Владимир не любит чётко планировать трассу – нет необходимости оказаться в том или ином месте в точное время. Где застала ночь – там и разбивается крыша над головой – палатки, которые утром снова укладываются в рюкзаки. Переносной дом, минимум продуктов на дорогу с собой, хорошая, но немногочисленная компания – и полная свобода. 

Кроме свободы есть ещё чудо познания – природы, новых мест, людей. Если засидеться дома, то появляется непреодолимая тяга к новому. Она, как болезнь, из дома выносит словно цунами. Из своих поездок Владимир не привозит какие-то материальные вещи или сувениры. Он много снимает. Фотоаппарат занимает в его багаже немало места, но он же становится потом главным источником воспоминаний. «Я вообще не умею смотреть под ноги, – улыбается мой собеседник, – мне нужно видеть то, что меня окружает».

Алтай-2018, Шавлинское озеро (фото: Vladimir Lemberk)

Владимир, как и большинство чехов, в костёлы не ходит, но в его жизни случаются вещи, которые ему не кажутся, как минимум, случайными. Вот и этот летний поход на Алтай словно был откуда-то сверху поддержан, потому что он и его товарищи, серьёзно подготовившиеся к этому июльскому походу с учётом опыта предыдущих, по сути спасли группу российских туристов. «Мы встретились с ними на опасном участке пути, – вспоминает Владимир, – на перевале Абыл-Оюк, где уже ни вниз, ни вверх, а с ними была и маленькая, но очень мужественная девочка Димитрия. Но у них уже не было сил двигаться. Они были промокшие, продрогшие и неизвестно, чем бы всё закончилось, но вместе мы поднядись на самое седло перевала, отогрелись и все вместе ушли на спуск».

После того, как в 1990-е Владимир побывал на Алтае впервые, а потом в 1995-м во второй раз, было пройдено ещё много горных перевалов в разных местах мира – в Канаде, Африке, Мадагаскаре, Индонезии… Но Алтай в сердце занял особое место. Мыслями Владимир возвращался к нему, потому что именно здесь он видел горы, которые рассекались разноцветьем лугов, а разнообразие цветов и ароматов доставляло настоящее наслаждение. Под скалами лежали ковры цветов, по которым путешественник идёт, словно извиняясь за то, что приходится наступать на эту роскошь. Кстати, это, к радости Владимира и его спутников, они снова созерцали на Алтае и в этом году. (Здесь можно посмотреть больше фото Владимира из Алтайского путешествия 2018-го года).

Девочка Димитрия, Алтай-2018, близ озера Абыл-Оюк после спуска с одноименного перевала (фото: Vladimir Lemberk)

В поход отправились вшестером, как обычно с рюкзаками. До этого путешественники в том же составе прошли Гренландию, опыт и слаженность были отработаны. В рюкзак привычно уложили сушёные «вещи» - мясо, овощи, гречка. «Вы любите гречку? – искренне удивляюсь я. – Не встретила ни одного чеха ещё, который бы гречку любил. У неё здесь название такое обидное – поганка». «Я не знаю этимологии слова, но гречка – очень полезна, я без нее в походы не хожу, – говорит Владимир. – Для меня не существует ничего, о чём я бы сказал, что не ем. Мы ведь идём в поход, у нас на 30 дней с собой еда – и, например, там третья часть мюсли-батончика на день. Потом, когда я приеду домой, я с такой радостью съем его целый. Или даже два». 

Продукты берут из расчёта полкилограмма на один день: если идти на три недели, это уже 10 кило, а плюс к тому палатка, одежда и другие необходимые вещи. Унесите-ка всё это на себе! Но организм привыкает быстро. И природа Алтая на подарки не скупится – и ягоды можно собирать, и чай заваривать из разных трав. Владимир говорит, что самый лучший – из листьев смородины и бергамота.

То, что мир Алтая изменился, Владимиру пришлось признать. Вдоль Чуйского тракта как грибы растут гостиницы и турбазы. Кругом – киоски, магазины, бани. На Шавлинском озере было около 80 туристов. И тем не менее – буквально через несколько километров оттуда уже нет и следов цивилизации, нет людей, нет сигнала. Там вы один на один с природой, что, с одной стороны, чарует, с другой, небезопасно: даже если вывернешь ногу – большая проблема.

Цивилизованный мир от мира дикой природы отделяет перевал Абыл-Оюк: перейдёте это препятствие высотой около трех тысяч метров – и вы один на один с девственной природой. А потом, чтобы вернуться в мир людей – следующий перевал. «Ребята не были готовы к тому, что на перевале будет лёд, – вспоминает Владимир эту июльскую встречу с группой российских туристов. – У них не было «кошек». Вдобавок с ними были дети. Причем трое. И тем не менее они поднялись почти до самого конца, седло перевала было уже недалеко. Но дальше всё уже было подо льдом, продвинуться еще хоть сколько-нибудь они не могли. При этом внизу, на подъеме, они шли по льду и снегу, и ноги промокли. И вот – на этом участке остановились под сильным ветром на маленьком пятачке». 

Встряли: выше – лёд. Что под снегом, что под сыпухой (фото: Pepa Středa)

Длины веревки, спущенной чешской группой, не хватило. Но русские кинули вдобавок свою, и тогда удалось поднять их всех наверх, где чехи уже грели чай, тут же заворачивали замёрзших туристов в одеяла и фольгу. «Мы были очень рады, что оказались как раз в это время там – трудно предположить как бы это всё закончилось у ребят: они были замёрзшие, уставшие и с ними были дети. Но всё обошлось хорошо, а значит, нас словно кто-то послал туда», – убеждён Владимир. Спускались с перевала тоже вместе, и потом ещё часть пути прошли, общаясь, чтобы снова разойтись по своим маршрутам, радуясь, что всё так хорошо завершилось.

Перевал Абыл-Оюк, последние метры перед седлом. Операция спасения  (фото: Pepa Středa)

Под перевалом были поистине райские поляны. А дальше, почти до самой монгольской границы среди великолепной растительности встречаются даже дикие верблюды. «Мы решили, что обязательно поедем на Алтай по тому же маршруту снова лет через 20, – говорит Владимир, основываясь на том, что они обсуждали с друзьями после своего путешествия уже в Чехии. – Мы просмотрели все фотографии, сделали фильмы, прожили всё это вместе ещё раз». 

Этим же летом, вернувшись ненадолго домой, Владимир вместе со своей женой отправился в Киргизию, которая тоже поражала их воображение красотой и нетронутостью. А он имеет право на оценку, ведь столько им пройдено в этом мире, в прямом смысле слова, своими ногами, то есть проверено на себе. Только в Индонезии Владимир Лемберк был восемь раз, в Румынии, к которой у него особое отношение, потому что с неё, можно сказать, всё начиналось – 30 раз, потому что именно там Владимир первый раз испытал свободу движения.

Вот воспоминания об Африке немного иные – это острые ощущения, небезопасные поездки. Живя между местными, проезжая короткие отрезки пути в набитых людьми маленьких еле живых автобусах. Но оно того стоило, потому что потом, оказавшись в живописных оазисах Танзании, Южной Африки можно было жить в мире растений и животных, отслеживая без помех их цикл жизни. Конечно, с фотоаппаратом.

Бывало всякое: в Турции ехали «автостопом» с водителем-наркоманом, когда вообще не знаешь, останешься ли в живых, или ночные поездки дешёвыми рейсовыми автобусами на Мадагаскаре, когда водитель засыпал по дороге. Да и сам Владимир на Мадагаскаре на местном рисе долго не выдержал и даже в этой жаре однажды потерял сознание. И ему, как мог, помог доктор. Но стало ясно, что важно вовремя и поесть, и отдохнуть, чтобы поддержать тело, а потом уже отправляться в путь.

Никогда не возникало проблем у Владимира Лемберка с тем, чтобы разбить лагерь и в цивилизованных европейских странах – Италии или Франции. Правда, сегодня всё меняется. «Проблема мигрантов отразилась и на путешественниках, – считает Владимир. – Раньше мы могли остановиться где-то в лесу или на поляне, но сегодня местные жители уже не так мирно настроены, видя такие поселения, потому что они боятся беженцев. Да и туристы не всюду отважатся отправиться в поход».

В ближайших планах Владимира Лемберка – горы Непала. «Едете за нирваной? – интересуюсь я. – Отчего она, по-вашему, возникает там? Разряжённый воздух?». «Я думаю, что каждому – своя нирвана, – говорит Владимир. – Кому-то посреди моря, где не видно берегов. Кому-то на цветочных полях, а кто-то достигает блаженства в горах. Совсем необязательно куда-то подниматься на высоту в шесть тысяч метров. Главное – просто обрести её, свою нирвану».

 

Дополнительно к этому тексту:

 

  • Сайт Stopy / Vladimir Lemberk о путешествиях и не только – здесь.
  • Сайт Пепы Среды, профессионального чешского фотографа и участника этой и других экспедиций Владимира Лемберка Pepa Středa – здесь.
  • О Алтайском путешествии, маршрут которого частично совпал с чешским можно прочитать на нашем сайте здесь
  • Непосредственно о подъеме на перевал Абыл-Оюк – здесь.
  • О довольно тяжелом и затяжном спуске с перевала Абыл-Оюк – здесь.
  • И о еще одном совместном дневном переходе русских и чехов – здесь

Смотрите также

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Алтай: тропа Димитрии. Купол, перевал-невидимка

Алтай: тропа Димитрии. Купол, перевал-невидимка

Купол. Последний перевал. Он нас нисколько не страшил: покорив Абыл-Оюк, мы думали, что все самое интересное – позади. Напрасно. Этот подъем тоже удался. Или не задался. Во всяком случае, когда мы все же «оседлали» Абыл-Оюк, в обморок никто не падал. А тут...

Алтай: тропа Димитрии. С Купола в Актру, или Минус тысяча пятьсот

Алтай: тропа Димитрии. С Купола в Актру, или Минус тысяча пятьсот

У нас не было ни одного пустого, простого, неинтересного дня. И вот предпоследний – казалось бы, просто спустись. С Купола (отметка 3556 м) в альплагерь, что на 2150. Да, почти полтора километра, но это же – вниз. Мы смогли, без вопросов, но... к концу оставшись уже не вполне в живых...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *