Сафиулла: старатель-одиночка, или По следам колымского золотоискателя

Иван Паникаров

Здравствуйте, Иван Александрович! Пишет Вам Лейсан Садыйковна Мингазова из Казани. Спасибо Вам за письмо, извините за задержку с ответом. Все это время мы собирали материал, который мог бы каким-то образом пролить свет на судьбу наших земляков – Сафий Гайфуллина и Бари Шафигуллина.

В это дело подключились районная администрация и местная начальная школа. С этим письмом я Вам высылаю 4 фотографии:

1. Современный вид деревни. 2. Вид деревни 1940-50 гг. 3. Фотография нашего деда Курбанова Замалетдина Курбангалеевича 1930-х годов, жившего по соседству с родственниками Сафи Гайфуллина. 4. Молодежь 1950-х годов: в первом ряду справа третья (от гармониста вторая) девушка в белом платье – Бадерниса Сабирзянова – внучатая племянница Сафи Гайфуллина (ее отец Сабирзян и Сафи были двоюродными братьями). Бадернисы уже нет в живых, но в деревне живут сын и внуки, и старожилы помнят, что Бадерниса с гордостью любила рассказывать, что ее дядя нашел золото. Кроме того, нашлись татарские костюмы тех лет. По какому адресу Вам выслать посылки? Или, быть может, Вы предложите какой-то другой способ доставки костюмов?

Фото №2. Деревня Мирзян, 1940-50-е годы

Теперь что касается истории деревни и её названия. Как я уже писала в первом письме, деревня была основана в середине XVIII века переселенцами из деревни Марджан (в татарском языке пишется и произносится как Мәрҗән, слово имеет два значения: 1. коралл  2. бусы) Атнинского района Республики Татарстан. Здесь были непроходимые леса и 27 мужчин пришли в эти края рубить лес. Сначала была лесная делянка – и называлось это место Мәрҗән пучинкәсе (в переводе Починок Марджановский – как известно, в древнерусском и русском языках починок обозначает 1. Расчищенное под пашню место в лесу. 2. Выселок, небольшой новый поселок). Старшинами среди этих 27 мужчин были братья Миргали (Миргам) и Миргаян. Затем на месте делянки выросла деревня. Как свидетельствуют архивные материалы, полученные из Центрального архива г. Кирова, в разные годы зафиксированы разные фонетические варианты названия деревни (этому, как я думаю, еще способствовали транслитерация и перевод названия с татарского на русский). Так, мы видим: 

1782 г. – дер. Мерга

1859 г. – дер. Мерзань, 48 дворов, 165 мужчин, 160 женщин, есть мечеть,

1870 г. – дер. Мирзан, 165 мужчин, 158 женщин,

1905 г. – дер. Мерзянь,  94 двора, мечеть, 228 мужчин, 240 женщин, водяная мельница, мечеть

1930 г. – дер. Мирзям, 123 двора». 

По-татарски деревня называлась Мирҗәм, но русские варианты написания разнятся (как слышали, так и записывали)… 

Копии архивных материалов у нас имеются, одну из них я Вам вышлю (под номером 200). Кроме того, мы попытались найти метрические книги того периода, когда предположительно могли родиться наши земляки – это 1880-1890-е годы. Но, к сожалению, метрическая книга, которая хранилась в нашем архиве, сгорела. Нам посоветовали обратиться в архив Духовного управления мусульман в г. Уфе (как оказалось, метрические книги велись в двойном экземпляре: один оставался в местном архиве, другой отсылался в архив духовного управления по конфессиональному признаку), что мы и сделаем в самое ближайшее время…

Фото № 4. Молодежь 1950-х годов: третья справа (от гармониста вторая) – Бадерниса Сабирзянова, внучатая племянница Сафи Гайфуллина

Еще до войны в деревне знали, что мирзямские парни золото на Колыме нашли (старики помнят такие разговоры), получается, что Сафейка как-то поддерживал связь с родиной? Или это уже были потомки? Как умер Бари? Что значит умер «с мешком»? Как Сафи и Бари попали на Колыму (из деревни многие уезжали в Читу, Челябинск, Оренбург, а это совсем другое направление)?

Вот пока так. Надеюсь, что совместными усилиями нам удастся собрать по крупицам материал о Сафи и Бари для вашей и нашей книги. Очень жду от Вас ответа.

С уважением Лейсан Садыйковна Мингазова.

17 декабря 2012 г.

 

К сожалению, те государственные структуры, которые имеют сведения, или, по крайней мере, могут существенно помочь (УВД, ФСБ), завуалированно отказывают в их предоставлении, мотивируя чуть ли не государственной тайной. И в то же время готовы предоставить данные, если будут разрешения разыскиваемых (на сегодняшний день им должно быть лет по 130-140), или согласие родственников, которых найти практически невозможно, так как нужна уйма бумаг, подтверждающих прямое родство. А вот Государственный архив Магаданский области и Национальный архив Республики Татарстан идут навстречу. В Магаданском архиве удалось почерпнуть кое-какую информацию о первых старателях, архив Татарстана прислал некоторые сведения о Сафи Гайфуллине…  

 

*   *   *

В этом материале фамилия моего героя – Сафиуллы – пишется то с одной буквой «л», то с двумя, так же, как и деревня, где он родился – несколько вариантов. Да и год рождения тоже разнится. Что касается деревни, то она, действительно, в разные годы называлась по-разному, а вот фамилию и год рождения нужно воспринимать, как я считаю, по архивным данным, которые приводятся ниже.   

Гайфулин Сафи Гайфулин (так написано в протоколе допроса Сафи Гайфуллина, проходившего по делу Ю. Я. Розенфельда в качестве свидетеля 15 ноября 1934 г.) родился в 1874 году в селе Мирзан Малмыжского уезда Вятской губернии; образование – низшее; холост, родственники – неизвестно где…

В августе 2012 года я (И. П.) предпринял поиски сведений о татарах-земляках Бари Шафигуллине (Бориске) и Сафи Гайфуллине, обратившись в Национальный архив Республики Татарстан. И вскоре получил ответы по каждой персоне.

В первой архивной справке говорится: «В метрических книгах, родившихся в д. Мирзям Малмыжского уезда Вятской Губернии за 1881 – 1900 годы сведений о рождении Шафигуллина Бари не обнаружено...»

В другой справке: «В метрических книгах, родившихся в д. Мирзям Малмыжского уезда Вятской Губернии значится Сафиулла (имя так в документе), родился 16 марта 1883 г. (по старому стилю). Отец: крестьянин Гайфулла Гайнуллович (фамилия не указана). Мать: Хаерниса (отчество и фамилия не указаны)».  (НАРТ: ф.204, оп.9 доп., д. 88а, л. 117).

…Гайфуллин С. подвергался аресту в 1923 году в связи с тем, что зная, где есть золото, отказывался сотрудничать с Советской властью. Он также в качестве свидетеля привлекался по делу Ю. Я. Розенфельда, осужденного в ноябре 1934 года.

Фото №  3. Курбанов Замалетдин Курбангалеевич, 1930-е годы, жил по соседству с родственниками Сафи Гайфуллина

Сразу после приезда Ю. Я. Розенфельда в Магадан в конце 1933 года (ему предложили участвовать в экспедиции по поиску его «Гореловских жил»), Сафей приходил к нему и просился в состав Дегдянской рудопоисковой партии без какого-либо денежного вознаграждения… Увы, Гайфуллин ранее арестовывался и не мог быть допущен в район золотодобывающих приисков. На допросе он подтвердил существование «Гореловских жил», которые, как указал, видел в 1914 году вместе с М. И. Кановым и Ю. Я. Розенфельдом…

Вот что об этом рассказывает Сафей Иванович (отчество Сафею было придумано кем-то или им самим): «Приехав на Хапкачан, Розенфельд предложил нам посмотреть на открытые им месторождения золота. Оставив на Хапкачане Бориса Шафигуллина с лошадьми, я, Розенфельд и Канов на плоту стали спускаться по реке Буюнде, а затем вышли на реку Колыму, всего проплыли около 200 км. Остановившись на ключе Дегдякан, Розенфельд показал нам рудную жилу, о которой сказал, что она должна быть золотоносной... Как я сейчас помню, жила выходила с правого берега реки Колымы и ширину имела более 2 метров. Место расположения жилы находится не доезжая ключ Дегдякан 20 километров... В районе Дегдякана шурфовали на россыпное золото, находили знаки. По нашему в то время определению, места эти должны быть золотоносными... В районе ключа Дегдякана мы с Розенфельдом были сутки, откуда после вернулись в Хапкачан... вышли на морской берег в район Тахтоямы, выше Ямска 140 км. Канов и Шафигуллин остались на Хапкачане…».

И. Е. Гехтман, автор книги о первых золотоискателях «Золотая Колыма», вышедшей в 1937 году в Хабаровске, был знаком с Гайфуллиным. Вот что он рассказывает:

«Старик Сафи уронил седую бритую голову на руки, посмотрел на меня своими печальными восточными глазами и глубоко вздохнул:

– Не пришлось мне больше видеть Бориски: пропал он той лютой зимой... Таково-то оно, товарищ, это самое золото – даром в руки не даётся. Вот и мою жизнь оно забрало. Тридцать лет я за золотом, как собака, бегал, а только первые три года живу хорошо, спокойно, не голодуя….

 Я оглянулся на помещение, в котором жил Гайфуллин. Это была небольшая избушка с земляным полом. В ней были нары, табуретки и простой деревянный стол; на нем стояли чай, сахар и хлеб. Гайфуллин доживал здесь свой век, работая сторожем при Ольской почте.

Фото № 1. Деревня Мирзан, 2012 г., на  переднем  плане  свиноводческая  ферм

– Недобрый человек, – говорит Сафи, – кто роет золото для себя. Не будет ему счастья… Вот я, товарищ, убил свое здоровье, закопал свою жизнь в тайге. Нет у меня ни жены, ни детей, ни доброго человека-друга…»

Золото, действительно, отняло половину жизни Сафи Гайфуллина. Он и после смерти своего товарища Бориски не прекратил охоты за золотом. И искал его еще много лет, вступая в соглашение с купцами, неутомимо странствуя по колымской тайге и ее золотоносным речкам. В 1926 г. в Среднекане Гайфуллин нашел богатое золото. Но он скрыл его от Советской власти, не указал открытых районов, припрятал несколько килограммов золота. Золото было конфисковано у Сафи по закону. За скрытие золотоносных районов и намытого золота он подлежал наказанию. Но, приняв во внимание возраст Сафи, ему представили возможность на свободе доживать свой век… Много лет он прожил на Оле, работал в хозчасти Ольского сельскохозяйственного комбината и сторожем почтового отделения...   

Умер Сафиулла Гайфуллин почти одновременно с Ю. Я. Розенфельдом – в 1940 году…

Смотрите также

Юрий Розенфельд: жизнь и судьба «крестного отца» первого колымского золота

Юрий Розенфельд: жизнь и судьба «крестного отца» первого колымского золота

Поначалу ему как будто бы сказочно везло: он первым открыл золотоносные жилы, нашел первый золотой самородок. Но... так и не смог никого убедить в необходимости серьезной геолого-разведочной экспедиции и перспективах промышленной добычи золота. На Колыме? Золото? в промышленных масштабах? Не может быть...

Первое колымское золото, или Повесть о Бориске на новый лад

Первое колымское золото, или Повесть о Бориске на новый лад

Колыма – что русский Клондайк. Даешь освоение Колымы! – и все вот эти широкие лозунги, а потом лагеря – во много из-за и потому что – золото. Иван Паникаров начинает рассказ о русской золотой лихорадке с самого начала. Кто нашел первые золотые жилы? У кого в руках оказался первый золотой самородок? История, уже превращающаяся в легенду...

«Дальстрой». Часть I. Колыма – особый остров ГУЛАГа

«Дальстрой». Часть I. Колыма – особый остров ГУЛАГа

Созданный в 1930-х годах, «Дальстрой» был по сути государством в государстве. Он включал нынешнюю Магаданскую область, Чукотку, частично – Якутию, Приморский и Хабаровский края... Здесь добывали золото и олово. Сюда почти никто не приезжал добровольно, даже сотрудники НКВД...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *