Хатыннах: отсюда начиналась «золотая Колыма». От рождения до забвения

Иван Паникаров
Здание Северное ГПУ в Хатыннахе, 1939 г. фото из архива Ивана Паникарова

Поселок Хатыннах сыграл важнейшую роль в развитии северо-востока СССР и в частности, треста «Дальстрой». Трудовой подвиг тех, кто самоотверженно осваивал этот суровый, безлюдный и богатый край, сегодня незаслуженно забыт потомками. По сути, этот населенный пункт являлся главнейшим форпостом освоения северо-восточной окраины Советского Союза, так как именно отсюда, образно говоря, начиналась «золотая Колыма». 

Первое золото на Колыме (центральная часть Магаданской обл.) в районе нынешнего посёлка Среднекан было найдено старателями-одиночками ещё в нулевых – десятых годах прошлого века. 

Однако именно с Хатыннаха, после образования в «Дальстрое» Северного ГПУ (Хатыннах) и Южного ГПУ (Оротукан), начиналось планомерное, целенаправленное освоение территории, посёлок стал главной геологической базой. Отсюда во второй половине 1930-х гг. уходили десятки геологических партий на территории нынешних районов Магаданской области: Тенькинского, Хасынского, Среднеканского, Сусуманского и даже Омсукчанского, а также на Чукотку и в северо-восточную часть Якутии. 

Геологи, 1940 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

К концу 1930-х гг. в «Дальстрое» были образованы Западное (Сусуман), Тенькинское (Усть-Омчуг), Юго-Западное (Сеймчан), Индигирское (Усть-Нера), Янское (Яна) горнопромышленные управления. Геологами были открыты (и успешно добывались потом) золото, олово, серебро, вольфрам, молибден, кобальт, уран, сера и десятки других полезных ископаемых, до сих пор залегающих в недрах земли колымской...

 

ХАТЫННАХ... Словно эхо 

Поколению колымчан, родившихся в девяностые годы ХХ века, это слово абсолютно ни о чём не говорит. Да и люди постарше знают лишь то, что так назывался небольшой посёлок, находившийся в верхнем течении одноименной речки правого притока реки Таскан. Немногие знают и то, что именно с этого посёлка начиналось освоение нашего, Ягоднинского, района (5 сентября 1935 г. в Хатыннахе было образовано Северное горнопромышленное управление). И отсюда же в конце 1980-х – начале 1990-х гг. начиналась... разруха. Сам посёлок был ликвидирован одним из первых в районе и области – в 1990 г. А в следующем, 1991-ом, неравнодушные к прошлому люди района установили в полутора километрах от бывшего посёлка – на Хатыннахском перевале – памятник жертвам политических репрессий. На этом месте в конце 1930-х гг. «официально» расстреливали заключенных...

И уж совсем немногим известно, что в нескольких километрах от Хатыннаха, вниз по течению одноименной речки, находился прииск им. Водопьянова... О его существовании сегодня абсолютно ничего не напоминает, кроме кладбища... бывшего кладбища, а если точнее останков некогда похороненных здесь людей. «Город» мертвых ликвидировали подобно посёлку Хатыннах, только с большей жестокостью. Людские останки, как какой-то хлам, бульдозерами и погрузчиками вывезли в сторону, то есть вскрыли полигон для добычи золота. И благополучно отработали кладбище, а черепа и кости сегодня разбросаны по долине речки. Их вывозили сначала на берег реки, а потом вырыли около десятка неглубоких траншей, куда и свалили останки вместе с переломанными крестами и гробами-ящиками, в которых некогда были захоронены люди: заключённые и вольные. Находится этот страшный погост, точнее, находился до 2003 г., в устье ручья Рыжий, правого притока речки Хатыннах, где когда-то был посёлок и прииск им. Водопьянова... 

Рыжий ручей, прииск им. Водопьянова (на верхнем фото). На фото внизу: останки, кладбище, 2003 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Об этом кладбище в конце ХХ века, когда на него наткнулись старатели артели «Пума», шёл разговор и в Ягоднинской районной администрации – «мыть или не мыть!?» Решили мыть, и мыли вместе с золотом человеческие кости, радуясь богатому содержанию драгоценного металла...

У читающего всё это может возникнуть вопрос: а где же были люди, живущие в колымских посёлках, где был ты – «писатель», то есть я… Увы, мы ничего не могли сделать – власть никак не реагировала на этот беспредел, газеты не публиковали информацию об этом. Главным было ЗОЛОТО!..  

 

Хатыннах – значит «березовый»

Хатыннах – поселок; речка, правый приток реки Таскан. Ягоднинский район; якутское Хатыннаах – «изобилующий березами», «березовый»... (В. В. Леонтьев, К.А. Новикова. Топонимический словарь Северо-Востока СССР. 1989. С. 398).

Впервые россыпи золота в бассейне речки Хатыннах были обнаружены в 1929 г. одним из отрядов экспедиции С. В. Обручева. Непосредственное исследование бассейна началось через пять лет полевой партией геолога К. А. Шахварстовой, входившей в Тасканский горнопромышленный разведрайон.

Обручев С. В., геолог, 1930-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

«...Нижне-Тасканская геолого-поисковая партия входила в состав партий, организованных геологоразведочным управлением «Дальстроя» Среднекана весной 1934 года, – рассказывает Ксения Александровна, в материале Б. Щербинина «На Мылгу и Хатыннах», опубликованном в 27-м номере «Северной правды» за 1984 год. – 20 июня выехали караваном на восьми лошадях в район речки Хатыннах. Полевые работы продолжались до 23 августа... В процессе поискового опробования нами выявлен золотоносный участок по речке Хатыннах... Золото связано с 5-6-метровой террасой...».

Далее автор статьи пишет: «...Подытоживая результат работы К. А. Шахварстовой, хотелось бы добавить, что в зиму 1934-1935 годов началось строительство стана Хатыннах...».

Так, в 38 километрах от устья речки Хатыннах возник одноименный посёлок, в нескольких километрах от которого заработал прииск имени Водопьянова. Первое золото в валютную кассу страны горняки этого прииска сдали 14 августа 1934 года. А 5 сентября 1935 года в Хатыннахе было образовано Северное горнопромышленное управление, вошедшее в состав «Дальстроя» и относившееся административно к Среднеканскому району Хабаровского края. Его возглавил М. М. Кандер. 

Кандер Меер Моисеевич, 1930-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

С образованием СГПУ в этом богатом залежами золота районе началось развитие горной промышленности. Правда, в первые годы здесь использовали самую примитивную технику: тачку, лом, кайло, лопату, лоток. Производительность составляла всего 1,5 кубометра песков на человека в день.

На прииске тогда ещё не знали, что такое экскаватор, бульдозер. Не было и электроэнергии, пользовались свечами и коптилками. Транспорт в те годы был в основном гужевой. На Хатыннахе находилась конбаза на полтысячи лошадей...

Вот что рассказывает А. Мерк, свидетель становления горной промышленности в нашей области, в 1960-е гг. работавший заместителем директора Ягоднинского ремонтно-механического завода: «...Начало трудового дня возвещали ударами кайла по массивному куску стального рельса, подвешенному на проволоке у въезда в поселок. Разносившийся по долине звон поднимал людей, звал в забой. К золотоносным полигонам тянулись бригады колоннами. Шли они по несколько километров, а затем в «инструменталках» вооружались лопатами, кайлами, ломами. Трапы и тачки ждали их в разрезах забоев от ночной смены... 

Промывка (фото из архива Ивана Паникарова)

Каждый человек имел задание добыть кайлом и лопатой определенную норму золотоносных песков.

Тут же проходила узкоколейная «железная дорога», над полотном которой возвышался деревянный приемный бункер. Возле него сидел человек-учетчик. На разграфленной фанере он отмечал против фамилии каждого рабочего количество вывезенных им тачек с грузом... Чтобы промыть за сутки 250-300 кубометров песков, только в забое должны были непрерывно работать 100 – 150 человек с тачками, кайлами, лопатами и ломами...».

Речь в воспоминаниях, конечно же, идет не о вольных рабочих, а о заключенных, которые в те годы являлись основной рабочей силой на Колыме.

Вот как характеризует Хатыннах Владислав Константинович Прокопенко, работавший в шестидесятых годах начальником участка «Хатыннах», а в 1990-х живший в Краснодаре: «...Именно с Хатыннаха началось бурное развитие Ягоднинского и соседнего Сусуманского районов. Какое-то время он служил форпостом разведки и освоения недр, а в дальнейшем и эксплуатации месторождений золота.

Прокопенко Владислав Константинович, геолог, Хатыннах, 1965 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Здесь располагался штаб геологов и горняков Северного горнопромышленного управления. Отсюда направлялись поисково-разведочные партии в разные районы центральной Колымы...

 Во второй половине 30-гг. Хатыннах представлял собой административную единицу политической и хозяйственной власти, охватывающую огромную территорию с развитой инфраструктурой в самом центре: НКВД, горным управлением, механическими мастерскими, базами, типографией, редакцией газеты, больницей, школой, клубом, столовой и т. д. Здесь была создана мощная конная база, обитатели которой использовались на транспортировках многочисленных геологических грузов, а также на горных работах...».

С возникновением посёлка, образованием в нём горного управления началось целенаправленное, интенсивное развитие золотодобывающей промышленности в этом районе Колымы.

В 1935 году рядом с центром СГПУ работал прииск имени Водопьянова, а в нескольких километрах вниз по долине – прииск «Нижний-Хатыннах». В этом же году в бассейне речки Малый Ат-Урях образовались прииски «Верхний Ат-Урях» и «Партизан», позднее прииск «Нижний Ат-Урях». В 1936 году в устье левого притока речки Хатыннах, ручья Шах, возник прииск «8-е Марта». В 1937 году в среднем течении ручья Туманный образовался одноименный прииск. В 1939 году недалеко от Хатыннаха начал работать прииск «Ледяной».

В 1930-40-е гг. обязательным атрибутом любого колымского посёлка был ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь). Иначе и быть не могло, ибо основной рабочей силой в то время были заключенные.

Вера Аркадьевна Козина, приехавшая из Москвы семнадцатилетней девушкой по объявлению «Дальстроя» более полувека назад, вспоминает: «...Через три дня после прибытия в Магадан я получила направление на прииск «Туманный» Северного горнопромышленного управления, которое в 1940 году еще располагалось в Хатыннахе. Через сутки в грузовой машине приехала в центр СГПУ...

Козина Вера Аркадьевна, 1990-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

Небольшой серый посёлочек Хатыннах мне показался жалким. Около двух десятков деревянных черных строений. Одно двухэтажное, п-образной формы, в котором размещалось управление. В поселке были клуб, магазин, сберкасса, дом дирекции (так именовался небольшой домишко из трех комнат, построенный из местной лиственницы. Служил он гостиницей).

Вольных людей было мало. Мужчины – в основном в военной форме. Особенно бросалась в глаза малочисленность женщин и детей, хотя в поселке был детский садик...»

Поселок Хатыннах. Центр Северного ГПУ, 1939 год (фото из архива Ивана Паникарова)

Основное внимание в то время на Колыме уделялось золотодобыче, поэтому не всегда (как, к сожалению, и сегодня в колымских посёлках) должное отдавалось порядку и благоустройству.

В 1939 году в одном из майских номеров газеты «Красный горняк» была опубликована заметка-обращение врача хатыннахской больницы К. Хазовой. Автор писала: «...Куда ни оглянись, не найдешь зеленого кустика или дерева. Вокруг серый рельеф сопок и болотистые кочки. Все это, конечно, не радует глаз и не дает возможности отдохнуть...

Я предлагаю озеленить поселок и сделать его хоть в какой-нибудь степени похожим на соседний поселок Ягодный... Нужно позаботиться, чтобы управленческий центр – Стан Хатыннах был действительно благоустроенным...»

Обращение врача не осталось незамеченным. К середине мая закончили вывоз мусора из тех мест, где его было особенно много. Были завезены саженцы. Массовый субботник провели 21 мая...

В 1939 г. ко дню 7 ноября в Хатыннахе был сдан в эксплуатацию дом связи, в котором разместились почта, телеграфная и телефонная связь. Была смонтирована аппаратура автоматической телефонной связи на 400 номеров. Все телефонные линии были проложены под землей. 

Хатыннах, Дом ИТР. Построен в 1940 г. (фото слева – 1940 г.). На фото справа то же здание в 1970-х гг. (фото из архива Ивана Паникарова)
 
...и год 2015-й (фото из архива Ивана Паникарова)

В этом же году в октябре в центре СГПУ был установлен котел центрального отопления. Им отапливались здание управления и несколько жилых и производственных объектов.

За пять лет существования горного управления регулярной транспортной связи центра с приисками не было. В канун 1940 года приказом начальника СГПУ Г. А. Мендзержицкого организованы постоянные рейсы автобусов между посёлками. Три раза в сутки начал курсировать автобус между Хатыннахом и прииском «Нижний Ат-Урях» с заездом на прииски «Партизан» и «Верхний Ат-Урях». Линию Хатыннах – Штурмовой поручено обслуживать автобусом прииска. Один рейс, перед выходным днем, совершался между Хатыннахом и домом отдыха на Стрелке Ат-Урях (находился в районе слияния речек Большой и Малый Ат-Юрях. И. П.)

 

На деньги народные

1 декабря 1939 года в СССР был выпущен второй заем третьей пятилетки. Вот как отзываются о нем трудящиеся Хатыннаха: 

«...Советские займы являются надежным местом сбережений трудящихся и могучим средством укрепления обороноспособности и хозяйственной мощи Советского Союза... Подписываюсь на новый заем третьей Сталинской пятилетки на 5000 рублей и погашаю эту сумму полностью сегодня. Раковский. Начальник геолого-разведочного отдела».

«Я инженер технического отдела СГПУ с большой радостью подписываюсь на месячный оклад – 1400 рублей. Я знаю, что этот заем пойдет на строительство школ, больниц, жилых домов, усовершенствование нашей техники, а основное – на оборону страны, на усиление мощи Красной Армии и Военно-Морского Флота... Буряков. Инженер-гидролог».

«Я горячо приветствую постановление правительства о выпуске Государственного займа... В капиталистических странах займы идут для наживы богачей, на еще большую эксплуатацию трудящихся, на вооружение, для захватнических войн.

Мы свидетели могущественного роста нашей Родины... Я подписываюсь на этот новый заем и отдаю государству свой месячный заработок в размере 1300 рублей. М. Слуцкий. Инструктор политотдела СГПУ по комсомолу».

Облигация 1939 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Но именно Колыма в те годы была местом эксплуатации трудящихся. В сталинских лагерях в ужасных условиях находились многие тысячи безвинных граждан – «врагов народа». К тому же и осуждённых за дело – настоящих преступников – здесь было немало, по крайней мере, намного больше (в два, три, а то и в четыре раза). Уже тогда (конец 1937 г. – 1938 г.) по соседству с посёлком Хатыннах исправно работала следственная тюрьма, печально известная в народе как «Серпантинка». Находилась она в полутора-двух километрах от посёлка в сторону Ягодного, как раз в том месте, где сегодня, поднимаясь на перевал, дорога извивается, как серпантин (тогда дорога шла по другой стороне сопки, но тоже серпантином, данную же дорогу построили в 1950-60-е гг.). В ручье Снайпер, что протекает здесь, до сих пор можно увидеть человеческие кости и пули...

Подневольный труд здесь был обычным явлением. Благодаря Военному Трибуналу, действовавшему в Северном управлении, регулярно пополнялись ряды рабочих-заключённых. Вот одно из его постановлений, о котором писала газета «Красный горняк» в декабре 1944 года: «...В прошлом лотошник прииска имени Водопьянова Медведев В. Е. после отбытия меры наказания не желал заниматься полезным трудом, вновь встал на пусть преступления... Медведев 1 ноября этого года без причин, самовольно оставил работу на прииске... Военный трибунал приговорил его к 8 годам заключения... За дезертирство с производства также осуждены бывшие забойщики этого прииска Беляк, Теряев, Шишов...»

А работники Северного ГПУ в то время посылали в Кремль вот такие телеграммы: «...Дорогой отец, друг и учитель Иосиф Виссарионович! Мы, работники СГПУ «Дальстроя», награжденные орденами и медалями, обращаемся к Вам, наш родной, горячо любимый товарищ Сталин, с чувством великой благодарности, безграничной любви и преданности Вам и нашей прекрасной социалистической Родине...

В борьбе за выполнение государственного задания металлодобычи, в суровых климатических условиях Колымы Ваше имя, Ваша неустанная забота о нас вселяли в наши сердца уверенность в победе, желание еще больше работать на благо Родины, на укрепление ее обороноспособности...

По поручению собрания: начальник управления СГПУ Флоров, секретарь партийной организации Виноградов, начальник прииска «Партизан» Анисимов, начальник прииска «Штурмовой» Лаврентьев, начальник прииска «Туманный» Свиркин»...

 

Подвесная железная дорога

К началу 1940 г. Хатыннах связывали грунтовые дороги с приисками «Партизан», «Верхний Ат-Урях», «Нижний Ат-Урях», «Штурмовой», с поселком Ягодный через Дебин. К этому времени уже существовали колхоз «Красный богатырь» и совхоз «Эльген», посёлок Усть-Таскан. Связь с ними осуществлялась лишь по зимнику, а летом – по тропам.

Строительная и производственная деятельность Северного ГПУ нуждалась в развитии надежной транспортной связи с этим районом, богатым лесными массивами, топливом, залежами  известняка, сельхозпродуктами.

В связи с этим отдел капитального строительства (ОКС) управления поставил перед собой задачу транспортной связи с совхозами и предложил построить однорельсовую подвесную железную дорогу из промышленного и административного центра СГПУ Хатыннаха в район села Мылга, где находилось несколько сельхозартелей (колхозов и совхозов).

ОКС представил руководству горного управления документацию, связанную со строительством железной дороги, и краткое её описание.

«...Трасса будет проходить по долине речки Хатыннах и пересекать Тасканскую долину до устья речки Мылга по местности, изобилующей топкими болотами, речками и оврагами, то есть местам, весьма неблагоприятным для строительства наземной дороги.

Конструкция представляет собою деревянную эстакаду, средней высоты 2,8 метра, с опорами через шесть-восемь метров и верхним межрельсовым строением пути. Протяженность дороги между конечным и начальным пунктами составит 38 километров с двумя станциями, тремя разъездами и электродорожным депо на станции Мылга. 

Мотовоз (фото из архива Ивана Паникарова)

12 пар поездов, с вагонами особой конструкции, ежегодно будут перевозить в направлении указанной трассы 12000 кубометров делового леса, 6000 тонн сена, 1000 тонн извести, 10000 тонн сельхозпродуктов и другие грузы.

Таким образом, построенная дорога даст возможность сократить количество автомашин, занятых на транспортных перевозках, на 68 штук, лошадей на 120 голов и сэкономить ежегодно 700 тонн горючего. Стоимость дороги окупится в течение года...»

Строительство подвесной железной дороги было начато в середине 1939 года. Вся техническая документация была выполнена исключительно силами ОКСа. В центральных ремонтных мастерских прииска им. Водопьянова приступили сразу же, с началом строительства дороги, к изготовлению двух вагонов-лесовозов. Силами отдела капитального строительства был спроектирован мотовоз. Для этой цели приспособили мотор автомашины «ЗИС-5».

К декабрю 1939 года планировалось закончить строительство железной дороги на участке Мылга – Мылгинское зимовье протяженностью 8,3 километра. На этом участке работало 28 плотников, 90 горнорабочих, 17 лесорубов и 28 возчиков. Но этих рабочих не хватало. Для завершения строительства дороги на данном участке требовалось дополнительно еще 70 плотников, 10 лесорубов и 32 возчика с подводами.

К намеченному сроку было выполнено работ: земляных из общего количества 4800 кубометров – 4078, включая 426 ям под опоры стопроцентной готовности; по наземной части из общего количества опор (1350), необходимых на 8,3 километра дороги, заготовлено мачт на 5,1 километра пути, из них уложено на место 0,3 километра; по заготовке леса – 1742 кубометра, из которых вывезено к месту строительства 965 кубометров...  

Строительство подвесной железной дороги вскоре было прекращено в связи с тем, что центр горного управления, вместе со всеми его структурами, в 1941 году перебазировался в посёлок Ягодный. Этот посёлок по месту своего расположения как центр управления был более удобен, чем Хатыннах. Через него проходила Колымская трасса, по которой осуществлялась прямая связь с управлением «Дальстроя». К тому же вдоль трассы образовался ряд поселков, входивших в состав Северного ГПУ...

Несколько зданий бывшего центра Северного ГПУ были разобраны по бревнышку и перевезены в Ягодный, а здесь снова смонтированы. Как рассказывают те, кому приходилось это делать, нужно было каждое бревно пронумеровать краской, причем так, чтобы при монтаже без труда положить его, как оно лежало прежде.

 

Теперь здесь опять глухомань...

Так в Ягодный были перевезены бывший кинотеатр «Комсомолец» и здание бывшего управления, которое располагалось рядом с районной поликлиникой. 18 сентября 1995 года оно сгорело.

Кинотеатр «Комсомолец» (на фото отмечен красным крестом), перевезённый из Хатыннаха в Ягодное, 1960-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

Однако Хатыннах не прекратил своего существования. Он стал центральной усадьбой прииска имени Водопьянова.

В начале сороковых годов разведочными работами, проводимыми на золото, были обнаружены запасы россыпного и рудного олова. В начале 1941 года в верховьях речки Хатыннах был открыт прииск «Хатыннахский». В этом же году началось строительство обогатительной фабрики, но в связи с началом войны прекращено.

В 1937 г. в прииск имени Водопьянова влились прииски «8-е Марта» и «Нижний Хатыннах», в начале сороковых годов – прииск «Ледяной», располагавшийся в 12 километрах вниз по течению речки Хатыннах.

В пожелтевших документах, хранящихся в Ягоднинском районном архиве, есть такие, на мой взгляд, интересные сведения о добыче золота: «...За период с 1934 года по 1945 год включительно прииском имени Водопьянова добыто 66 тонн 800 килограммов золота...». 

Ещё более интересную информацию удалось найти в Магаданском областном архиве (ГАМО). Оказывается, в 1936 г. прииск им. Водопьянова, включавший в себя долину речки Хатыннах, протяжённостью 30-40 километров, добыл 12 397,2 кг золота, а в следующем, 1937 г., – 15 тонн 411 кг (!)... Внушительные цифры, не правда ли? 

В 1952 г. прииск имени Водопьянова вошёл в состав прииска «Верхний Ат-Урях» (позже прииск имени Э. Берзина). Хатыннах стал участком последнего.

Но и после ликвидации прииска в Хатыннахской долине велись работы по добыче золота.

В 1950-70-х гг. здесь появились новые высокопроизводительные промприборы, мощная землеройная техника, была смонтирована драга № 186, которая до 1995 года работала в Хатыннахской долине. В 1995 г. она была остановлена и... разграблена.

 

Хатыннах: имена

Но продолжим рассказ о поселке Хатыннах. Вот что вспоминает бывший горняк В. К. Прокопенко: «...В 1961 году я приехал на Хатыннах. Поднявшись на перевал, увидел в долине россыпь огней (дело было ночью) и вообразил красоту поселка. Проснувшись утром, обнаружил, что это захудалый поселок, укутанный в шубу из снега и посыпанный сверху сажей от котельной. Метров 400 на 150 – таковы были его размеры. Около пятидесяти строений разного назначения... Как узнал позже, в нем жило три сотни человек...»

Шило Н. А. (фото из архива Ивана Паникарова)

С Хатыннаха начинали свою трудовую деятельность такие известные люди, как академик Н. А. Шило, член-корреспондент Академии наук Е. И. Богданов. Горняки Колымы хорошо знают имена И. К. Хороненко, который долгие годы возглавлял прииск имени Водопьянова, Л. М. Муляра, директора прииска имени Э. Берзина.

Богданов Евгений Иванович (фото из архива Ивана Паникарова)

В течение десятилетий добросовестно трудились на Хатыннахе начальник карьера В. В. Петров, горный мастер Б. Г. Романов. Те, кто жил в Хатыннахе, с благодарностью говорят об энергетике Н. Г. Горобце, горном мастере С. Г. Кондакове, учительнице С. И. Терехиной. Можно было бы назвать и многие другие имена...

Хороненко Иван Кондратьевич (фото из архива Ивана Паникарова)
Муляр Лаврентий Михайлович, 1930-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

Своими воспоминаниями поделилась и С. И. Терехина, приехавшая в Хатыннах в середине 1970-х годов: «...Когда я приехала в посёлок, то он показался мне ухоженным. К некоторым зданиям вели дорожки из гравия. Была здесь водоколонка. Вода подавалась из родникового озера. Из жилых строений – три двухэтажных деревянных дома, около двадцати одноэтажек, большинство – барачного типа, старых построек. Сараи, теплицы, производственные здания. Были столовая, баня, старенький клуб, начальная школа, почта, сберкасса, детский сад, общежитие для рабочих...»

Хатыннах, Терёхина Серафима Ивановна с учениками, 1980-е гг. (фото из архива Ивана Паникарова)

Всего этого теперь нет, да и сам посёлок в 1990 г. прекратил своё существование. Жителей переселили в соседний Верхний Ат-Урях (которого сегодня тоже нет). Часть строений была разобрана на дрова и теплицы и перевезена в другие посёлки, а оставшиеся переданы старательской артели «Колыма», которой тоже уже нет. К 2016 году здесь находился лишь участок старательской артели «Новый путь», базирующейся на месте бывшего посёлка Штурмовой... 

Хатыннах, строение 1940-го года, ныне гараж для техники старателей, 2015 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

В 1991 году 22 июня недалеко от бывшего посёлка Хатыннах, на том месте, где когда-то находилась «Серпантинка» – тюрьма для заключенных, приговоренных к смерти, был установлен первый на Колыме (и один из первых в России) памятник жертвам политических репрессий. Установили его члены Ягоднинского общества ПНР («Поиск незаконно репрессированных»)...

 

 «Серпантинка»

Более четверти века назад (1991 г.) узкую, как ущелье, долину ручья Снайпер, правого притока речки Хатыннах, нарушили выстрелы. В отличие от гремевших здесь в конце 1930-х гг., это были выстрелы памяти – салют в честь тех, кто в этом глухом (как тогда, так и сейчас) распадке нашёл свой последний приют – общую (братскую) могилу.

На протяжении многих лет этот странный погост оставался безымянным, так как ни в каких архивных документах не фигурировал, и до сих пор бы оставался неизвестным, если бы не инициатива нескольких неравнодушных к прошлому жителей Ягоднинского района, установивших здесь 22 июня 1991 г. скромный памятник жертвам политических репрессий. Кстати, один из первых (если не первый) в СССР и, соответственно, в России.

Это место в народе, как в прошлом, так и сегодня называется «Серпантинка» – через Хатыннахский перевал серпантином петляет серое полотно грунтовой дороги. Но в суровые 1930-е гг. эта «лента» обрывалась у подножия перевала, где находилась тюрьма для приговоренных к смертной казни. А дорога-серпантин лежала по другую сторону сопки – левее метров на 500-700 от тюрьмы... 

«Серпантинка», 22.06.2011 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Сегодня о «Серпантинке» знают многие не только в Магаданской области, но и в… мире. Да, да, не удивляйтесь, что это место известно многим и что сюда стремятся попасть не только российские граждане, но и подданные ближнего и дальнего зарубежья. Приехать и отдать дань памяти бесследно сгинувшим в суровую годину…

Кто и зачем установил на первой петле серпантина полутораметровую гранитную глыбу в виде формы «верхонки» – брезентовой рабочей рукавицы (впрочем, смотря с какой стороны смотреть – человеческая фантазия не имеет предела)? Об этом я, как один из инициаторов и строителей памятника, и хочу рассказать.

***

В мае 1991 г. пришли на место бывшей тюрьмы для смертников несколько неравнодушных к прошлому человек во главе с журналистом Святославом Тимченко (к сожалению, сегодня покойным). И закипела работа... И никто тогда из жителей Ягоднинского района не знал и не подразумевал, что затеяла эта горстка людей. Скорее всего, думали, что «хищники», то есть нелегально «копающие» золото…

Выгон М. Е., Тимченко С. В. «Серпантинка», открытие, 22.06.1991 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Святославу удалось разыскать нескольких бывших заключенных колымских лагерей, хорошо знавших расположение тюрьмы смертников на «Серпантинке». Больше года он переписывался с А. И. Черновым и М. Е. Выгоном, которые многое поведали ему о массовых расстрелах заключенных в 1937-1938 гг. Более того, один из них, Александр Иванович Чернов, приезжал в Ягодное в 1989 г. и вместе со Святославом побывал на тогда ещё никому неизвестной «Серпантинке», подтвердив место расположения тюрьмы смертников, описанной Михаилом Евсеевичем Выгоном...

Чернов А. И., 1990 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

А в мае 1991 года Святослав вместе с Сергеем Романовым, в то время руководителем одного из строительных кооперативов села Эльгена, решили воплотить в реальность нашу идею (я был в командировке на прииске «Бурхала»). Святослав в это время уже работал корреспондентом областной газеты «Территория» (была такая в Магаданской области), где и опубликовал информацию о том, что в Ягоднинском районе установлен памятник жертвам репрессий, открытие которого состоится в воскресенье, 22 июня.

Целый месяц мы обустраивали место вокруг памятника – бетонировали, асфальтировали, строили беседку и т. п. В этом благом деле принимали участие Анатолий Суздальцев, Александр Федченко, Юрий Вишняков, Дмитрий Петровский и др. 

«Серпантинка», 15 июня 1991 г. Анатолий Суздальцев, Святослав Тимченко, Иван Паникаров, Александр Федченко (фото из архива Ивана Паникарова)

Когда до открытия оставалось недели две, инициаторов «несанкционированного» строительства вызвал к себе тогдашний первый секретарь РК КПСС и строго «отчитал» за самодеятельность, примерно так: «Кому и зачем вы открываете памятник? Да ещё в такой день – день начала войны с фашистами. Кто дал вам такое право? Запрещаю!»... и так далее. (А через несколько лет именно этот день стал Днём памяти).

А ещё через неделю мы узнали, что в районе поселка Дебин (75 км от Ягодного) на одном из прижимов реки Колымы вырос, как из-под земли, еще один памятник жертвам политических репрессий – умершим в Дебинской больнице заключенным. И каково было наше удивление, когда мы узнали, что инициатором его создания является не кто иной, как Ягоднинский РК КПСС.

Произошло это в связи с тем, что областные боссы КПСС, прочитав в «Территории» информацию об открытии памятника на «Серпантинке», были удивлены, что районный комитет партии остался в стороне от этого мероприятия. И, видимо, дали указание принять участие в открытии памятника. Но каким образом РК КПСС мог стать причастным к памятнику на «Серпантинке», если первый секретарь РК КПСС неделю назад был категорически против этого? Поэтому и был установлен в срочном порядке альтернативный памятник, на сооружении которого работала мощная техника такой крупной организации, как «Колымагэсстрой» и, естественно, рабочие-строители...

22 июня на площади у здания Ягоднинского поссовета (ныне здесь находится церковь) собралось много народа. Приехали люди из Оротукана, Спорного, Дебина, Синегорья, Бурхалы, Магадана (заранее в районных и областных СМИ были даны объявления об открытии памятника). В 11 часов колонна из нескольких десятков автобусов и личных автомашин, в сопровождении работников ГАИ, тронулась к «Серпантинке», находящейся в 36 км от Ягодного.

Но прежде чем отправиться на «Серпантинку» (часов в 10), к нам (ко мне и Святославу) подошел первый секретарь РК КПСС A. M. Кошевой и предложил, мол, давайте сначала откроем памятник в Дебине, а потом на «Серпантинке» (в Дебине открытие было назначено на 11 часов, а открывал памятник тогдашний председатель районного Совета В. И. Силаев). Мы, естественно, не согласились. В 12 часов на «Серпантинке» состоялся митинг, главными действующими лицами которого были так называемые демократы (в это время в Ягодном была создана ячейка демократической партии РФ). Они клеймили позором всех и вся, тем самым, повышая свой рейтинг... 

«Серпантинка», открытие, 22.06.1991 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

А мы втроём, Святослав, Сергей и я, остались как бы не у дел. Но не пали духом и не растерялись – отошли в сторонку, сели под лиственницами, вытащили бутылку водки, скромную закуску, выпили за упокой погибших здесь. Потом ещё по одной. И, конечно же, наблюдали за всеми (а что ещё делать в данной ситуации?). Видим, первый секретарь РК КПСС готовится выступать. Я, осмелев после второй рюмки, подошёл к Алексею Михайловичу и сказал, что ему не нужно ничего говорить, что люди его не поймут.

Увы, он счёл мое предупреждение напрасным и всё-таки решил сказать слово. И когда подошел к микрофону, толпа всколыхнулась, загудела, послышались слова проклятия в адрес КПСС и её руководителей, и первому, по тем временам, лицу пришлось ретироваться.

Затем, дабы охладить кипевшие страсти, слово взял епископ Магаданский и Камчатский отец Аркадий, начавший призывать к примирению и вере в Бога, при этом отвергая все другие религии, кроме христианской. И вновь толпа загудела, не со всем, что говорил епископ, соглашаясь...

Спокойствие настало лишь тогда, когда микрофон взял Михаил Евсеевич Выгон, тот самый, которого разыскал Святослав Тимченко, и который, будучи приговоренным к расстрелу в 1937 году, находился несколько месяцев в тюрьме на «Серпантинке», дожидаясь своей участи. Потом выступали руководители Магаданского «Мемориала», бывшие заключенные, ныне покойные, А. С. Сандлер и М. М. Этлис...

Часа через два митинг закончился, к подножию памятника возложили цветы и все желающие сфотографировались на память...

С тех пор прошло четверть века. Святослав покинул Колыму, уехав в Санкт-Петербург в 1993 году, и, к сожалению, несколько лет назад погиб. Сергей Романов также выехал за пределы Ягоднинского района. Лишь автор этих строк живёт в Ягодном и по мере возможности следит за состоянием памятника, требующим теперь ремонта. Да ещё школьники ягоднинских школ ежегодно, накануне дня открытия, приезжают сюда, чтобы навести порядок на территории, прилегающей к памятнику, и поклониться праху безвинно погубленных.

Особое внимание уделяет памятнику на «Серпантинке» председатель старательской артели «Кривбасс» Сергей Семенович Базавлуцкий (на фото).

В течение многих лет он осуществляет текущие ремонты, а лет пять-шесть назад по его инициативе и на его средства здесь была построена беседка. 

«Серпантинка». Беседка, 2007 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

К сожалению, районная власть не имеет никакого отношения к этому историческому памятнику. А жаль. Историю ведь нужно знать всем, и все должны помнить о былом, в том числе (если не «особенно») представители власти. 

 

Иван ПАНИКАРОВ, председатель Ягоднинского общества
«Поиск незаконно репрессированных», 
участник строительства памятника.

Смотрите также

«Дальстрой». Часть III. Они были первыми: сборник судеб

«Дальстрой». Часть III. Они были первыми: сборник судеб

До начала 1930-х Колыма и прилегающие к ней земли были почти что сплошным белым пятном. Но в 1932 году все изменилось, в бухту Нагаева прибыл пароход «Сахалин», и на нем – те, кто начнет освоение богатств этих необъятных территорий. Кем же были эти первые?  

Первое колымское золото, или Повесть о Бориске на новый лад

Первое колымское золото, или Повесть о Бориске на новый лад

Колыма – что русский Клондайк. Даешь освоение Колымы! – и все вот эти широкие лозунги, а потом лагеря – во много из-за и потому что – золото. Иван Паникаров начинает рассказ о русской золотой лихорадке с самого начала. Кто нашел первые золотые жилы? У кого в руках оказался первый золотой самородок? История, уже превращающаяся в легенду...

Юрий Розенфельд: жизнь и судьба «крестного отца» первого колымского золота

Юрий Розенфельд: жизнь и судьба «крестного отца» первого колымского золота

Поначалу ему как будто бы сказочно везло: он первым открыл золотоносные жилы, нашел первый золотой самородок. Но... так и не смог никого убедить в необходимости серьезной геолого-разведочной экспедиции и перспективах промышленной добычи золота. На Колыме? Золото? в промышленных масштабах? Не может быть...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *