Евгения Гинзбург и Антонина Аксенова, или О матери и дочери, прошедших «Крутым маршрутом»

Иван Паникаров
Евгения Гинзбург, 1976 г. (справа) и ее приемная дочь Антонина Аксенова, 2014 г. (слева) Фото из архива А.П. Аксеновой и И.А. Паникарова

Сегодня об авторе книги «Крутой маршрут» Е. С. Гинзбург знают многие не только в России, но и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Соответственно, и о Колыме – «Чудной планете», названной так поэтом лагерной песни «Ванинский порт».

И всё же я в очередной раз кратко поведаю об этой мужественной женщине, хлебнувшей сполна горя-горюшка. И не только о ней, но и о её приёмной дочери Антонине Аксёновой, о судьбе которой я знаю подробности, известные немногим в… мире. Я разыскал ту девчонку, которую в конце 1940-х годов удочерила Е. С. Гинзбург, и много раз встречался с нею как на Колыме, куда она приезжала не раз, так и на «материке». В 2015 году я основательно «допросил» Антонину Павловну… Но об этом позже. Пока же – о главной героине.

...Родилась Евгения Соломоновна (именно такое отчество, а не Семёновна, как называют её многие) Гинзбург в 1904 г. в Москве. Отец Соломон Натанович (1875-1938) – фармацевт, мать Ревекка Марковна (1880-1949) по профессии учительница, но после рождения детей – домохозяйка. Когда Жене исполнилось лет пять-шесть, её родители переехали жить в Казань, где девочка успешно училась сначала в женской гимназии, затем в обычной школе...

Е.С. Гинзбург, 1920 г. (фото из архива А.П. Аксёновой)

В 1920 г. Евгения поступила в Казанский пединститут на словесно-исторический факультет, который закончила через четыре года. В 1925 г. преподавала на тюркско-татарском рабфаке, в экспериментальной школе при пединституте, работала также ассистентом кафедры истории Западной Европы в Татарском коммунистическом университете. 

В середине 1920-х гг. вышла замуж за Павла Васильевича Аксенова (1899 г. р.). В 1926 г. у четы Аксеновых родился сын Алексей.

С сентября 1925 г. по январь 1930 г. работала ассистентом на кафедре истории в Казанском педагогическом институте. Потом исполняла обязанности доцента кафедры истории ВКП(б). Через два года – член ВКП(б). С 1933 г. – доцент на кафедре истории и ленинизма Казанского государственного университета... 

 В 1932 г. у четы Аксеновых родился второй сын Василий (в будущем известный писатель). 

Евгения Гинзбург с мужем Павлом Аксеновым, 1936 г. (фото из архива А.П. Аксёновой)

С 1934 г. по 1936 г. Евгения Соломоновна Гинзбург учится в Институте марксизма-ленинизма в Казани. В 1935-37 гг. – руководит русской секцией Союза советских писателей Татарии. В эти же годы заведует отделом культуры областной газеты «Красная Татария». Хорошо владеет немецким и французским языками, более или менее – татарским…

 

*   *   *

В начале 1937 г. были арестованы родители Евгении Соломоновны, но вскоре их освободили. А 7 февраля 1937 г. решением бюро Молотовского райкома КПСС города Казани за связь с троцкистами Евгения Соломоновна была исключена из партии. Через неделю, 15 февраля, её арестовали. Предъявили обвинение в связях с троцкистами, в осуществлении террористической деятельности, в подготовке покушения на жизнь «товарища Сталина». 

1 августа 1937 г. заседание Военной Коллегии Верховного Суда СССР приговорило Евгению Гинзбург по ст. ст. 58-8 и 58-11 к 10 годам тюремного заключения со строгой изоляцией, с поражением в правах на 5 лет и с конфискацией всего личного имущества. 

Такая же кара постигла и её мужа П. В. Аксенова, работавшего председателем городского совета Казани, члена Центрального исполнительного комитета (ЦИК) СССР – только срок наказание ему был отмерен на пять лет больше (в 1955 г. он реабилитирован).  

С августа 1937 г. по июль 1939 г. Е. Гинзбург содержалась в ярославской тюрьме, где ей объявили об изменении меры наказания, – «тюремное заключение со строгой изоляцией»заменили на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. После изменения приговора заключенную отправили этапом во Владивосток, где в дороге она познакомилась с будущими солагерницами Т. Станковской, З. Тулуб, П. Швырковой, Е. Кочуринер, Е. Кручининой, Н. Гвиниашвили, Т. Варазашвили, М. Мальской и другими. 

Ярославская тюрьма, 2002 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

Осенью 1939 г. из Владивостока пароходом «Джурма» этапирована на Колыму. Некоторое время работала в Магаданской лагерной больнице, потом на общих работах по мелиорации, судомойкой в лагерной столовой мужской зоны. Затем была переведена в женский сельскохозяйственный лагерь «Эльген» (600 км от Магадана на север) Северного горнопромышленного управления (ныне Ягоднинский район, село прекратило своё существование в начале нулевых годов. И. П.). 

В годы войны трудилась на сельскохозяйственных работах на таёжной командировке «Полевой Стан», валила лес в «Тёплой Долине» (долина реки Таскан. И. П.), была лекарем на командировке «Судар», участвовала в сенокосных работах, ухаживала за скотом на ферме, работала медсестрой, затем завхозом на таёжной командировке «Змейка», медсестрой в амбулатории лагеря «Эльген»… 

Эльген, барак лагеря, в котором была Е.С. Гинзбург, 2002 г. (фото Ивана Паникарова)

«Провинившись» перед начальницей лагеря Дорой Циммерман, Евгения Гинзбург была отправлена на штрафную командировку «Известковая». После отбытия штрафного срока переведена медсестрой в больницу лагеря «Усть-Таскан», где познакомилась с заключенным доктором Антоном Яковлевичем Вальтером (будущим мужем). 

В 1944 г. Е. С. Гинзбург получила известие о смерти сына Алексея. 

В 1945 году её переводят медсестрой в центральную больницу «Севлага» в пос. Беличья Северное ГПУ (посёлок ликвидирован в середине 1950-х гг.). Через год вновь возвращают в лагерь «Эльген». Из этого лагеря она и освободилась 15 февраля 1947 г…

 

*   *   *

Некоторое время жила в п. Усть-Таскан, работала по вольному найму в детском саду. Потом переехала в Магадан, где жили её хорошие знакомые по лагерю Юлия Карепова и Елена Тагер. Устроилась работать воспитательницей в круглосуточный детский сад. 

В Магадане встретила тасканского доктора А. Я. Вальтера. Обивала пороги различных инстанций, чтобы получить разрешение на приезд к ней сына Василия. Получила такое разрешение, и в 1948 г. сын приехал к матери. В это же время Евгения Соломоновна удочерила девочку Тоню (о ней пойдёт речь ниже. И. П.)...

25 октября 1949 г. – повторный арест. Содержится в магаданской тюрьме – «Дом Васькова». 19 ноября освобождение под подписку о невыезде.

4 марта 1950 г. Особое Совещание МГБ при «Дальстрое» вынесло решение о ссылке в Красноярский край, но позже, 21 октября 1950 г., постановление было изменено – оставить в ссылке на поселении на Колыме. 

В 1950-60-е гг. Евгения Соломоновна работает педагогом-музыкантом в детском саду, затем учительницей в средней школе № 1 Магадана. Её сын, Василий Аксёнов, учится в магаданской средней школе № 1. 

Е. С. Гинзбург за пианино, Магадан, детский сад, 1940-е гг. (фото из архива А.П. Аксёновой)

В начале 1950-х гг. Е. С. Гинзбург и А. Я. Вальтер регистрируют брак. С ними живут Василий и Антонина. После окончания школы Василий уезжает на «материк»... 

В первой половине 1950-х гг. Е. С. Гинзбург узнает, что первый её муж П. В. Аксёнов жив...

25 июня 1955 г. Евгению Соломоновну Гинзбург реабилитировали… 

В 1959 г. Евгения Гинзбург и Антон Вальтер вместе с дочерью Тоней уезжают навсегда в Москву. В этом же году, 27 декабря, умирает Антон Яковлевич. 

В начале 1960-х гг. Е. С. Гинзбург получает отдельную кооперативную квартиру в Москве, продолжает работать над книгой «Крутой маршрут». Пытается опубликовать её в московских журналах, но, увы... Тем не менее, в 1960-70-х гг. книга выходит за границей – в Милане, Париже, Лондоне, Мюнхене, Нью-Йорке, Стокгольме и других городах зарубежья. В Швеции по «Крутому маршруту» даже был поставлен фильм.

А в советских журналах в 1960-е гг. печатались другие её работы, не имеющие отношения к прошлому. Такие, к примеру, как очерк «Студенты» («Юность», 1964. № 8), документальная повесть «Юноша» («Юность», 1967. № 9). 

Из дела Е.С. Гинзбург (фото из архива Ивана Паникарова)

Лишь через много лет, в конце 1980-х, главная книга Е. Гинзбург «Крутой маршрут» пришла к советскому читателю публикацией в журнале «Даугава». В Московском театре «Современник» по ней поставлен спектакль. После поездки за границу Гинзбург успела написать большую часть своих путевых заметок «Колыма – Париж», которые задумывались как продолжение «Крутого маршрута». Но, увы, 25 мая 1977 г. Евгения Соломоновна Гинзбург умерла. Похоронили её на Кузьминском кладбище.

 

*   *   *

В апреле 2003 года я первый раз встречался с Антониной Аксеновой, той самой девочкой, которую Евгения Соломоновна удочерила в конце 1940-х гг., дав ей фамилию и отчество своего первого мужа. Она на пару дней прилетала из Минска в Магадан по вопросу свидетельства о рождении. В Минск Антонина Павловна переехала после смерти матери и работала актрисой в Минском русском драматическом театре им. М. Горького...

13 апреля решила посмотреть места, где ей пришлось жить и учиться, вспомнить свою колымскую жизнь. Экскурсию мы начали от гостиницы Магадан, и первым знакомым Антонине Павловне объектом оказалось здание бывшего треста «Дальстрой».

– Хорошо помню это громадное сооружение, – говорит моя спутница. – Для меня, десятилетней девчушки, оно тогда казалось грандиозным...

Дальнейший наш маршрут пролег до универмага «Восход» и далее по улице Карла Маркса в сторону театра. Это здание Антонина узнала издали по скульптурам. Оно, по мнению гостьи, совсем не изменилось, если не считать цвета, в который было окрашено. Внутри тоже почти все знакомое – гардероб, входные двери, сцена... 

Магаданский драматический театр, 2018 г. (фото Михаила Пимонова)

На следующий день Антонина Павловна планировала побывать в архиве Магаданского УВД, где хранится дело Е. С. Гинзбург по второй судимости. Визит её в это заведение оказался более чем удачным – ей разрешили познакомиться с делом матери, снять кое-какие копии с некоторых документов. Более того, начальник архива С. Н. Березовский оказал существенную помощь и в решении главного вопроса – без каких-либо проволочек нужная печать в свидетельстве о рождении Аксеновой была поставлена в областном ЗАГСе...

15 апреля А. П. Аксенова вылетела в Москву. Этим же рейсом в столицу летел и я, и в самолете мне наконец-то представилась возможность поговорить с попутчицей. Разговор, конечно, получился очень длинный и интересный. Моя собеседница подробно рассказывала о себе, о своих приёмных родителях – Евгении Гинзбург и Антоне Вальтере, – об их родных и знакомых.

К сожалению, всю нашу беседу вот так сразу опубликовать невозможно, поэтому я приведу лишь ответ Антонины на мой главный вопрос: 

Что вы знаете о своих истинных родителях? 

– Почти ничего. О том, что я удочеренная, Евгения Соломоновна сказала мне незадолго до смерти – году в 1976-77 (умерла в 1977 г.). Так вот, когда она после освобождения из лагеря работала воспитательницей в одном из детских садов Магадана, к ней как-то с мольбой и со слезами на глазах обратилась незнакомая женщина: мол, возьмите под присмотр на час-другой пару малышей, ибо с ними никак не успеть решить какой-то жизненно важный вопрос. И Евгения Соломоновна не отказала в просьбе. Всё произошло так быстро, что мама даже не успела спросить фамилию женщины (а может быть, и знала, да не хотела мне говорить, чтобы я не искала). А когда та убежала – успокоилась, подумав: «Ничего страшного, не бросит же она своих детей...» Но прошел час, другой, третий, потом сутки, двое, недели, месяцы... В общем, за детьми никто не приходил, и оформили меня и брата как подкидышей. Возможно, с той женщиной случилась какая-то беда, и она не смогла нас забрать. С тех пор Евгения Соломоновна и привязалась ко мне, а я – к ней. Рассказывала, каким бойким и способным ребенком я росла. Через год-полтора она меня удочерила. Брат же по-прежнему оставался в детском доме. Когда она мне рассказывала об этой истории, то плакала и извинялась за то, что разлучила нас с братом, объясняла своё положение ссыльной, говорила, что двоих детей не смогла бы поднять на ноги. И я понимала её, вспоминала, как приходилось нам вместе с ней голодать, как после её ареста в 1949 году я жила у её знакомых лагерниц... В общем, мы понимали друг друга. Потом к Евгении Соломоновне приехал её сын Василий Аксенов (ныне известный писатель, живущий во Франции), которого я считала братом, а он меня сестрой. Жили, конечно, в нужде. Некоторое время я училась в первой школе, той, что находилась напротив театра. Летом 1955 года маму реабилитировали, а через два года мы переехали жить в Москву. После смерти мамы, в 1977 году, я перебралась в Минск, где много лет работала актрисой в республиканском театре...

 

(Продолжение истории читайте здесь).

 

Материал подготовил Иван Паникаров,
пос. Ягодное Магаданской обл.
(Главный источник информации – беседа с А. П. Аксёновой и 
архивно-следственное дело Е. С. Гинзбург № 327184).

Смотрите также

Антонина Аксенова (Хенчинская): закаленная Россией и Колымой

Антонина Аксенова (Хенчинская): закаленная Россией и Колымой

Продолжение истории Ивана Паникарова. Здесь и сейчас – уникальные подробности биографии Антонины Аксеновой – сводной сестры писателя Василия Аксенова, приемной дочери Евгении Гинзбург и, как сумела выяснить она сама, племянницы Михала Моше Хенчинского – узника Освенцима, впоследствии ставшего профессором. 

Жизнь и смерть комсомолки Маландиной, или Цена освоения Колымы

Жизнь и смерть комсомолки Маландиной, или Цена освоения Колымы

Она мечтала посвятить свою жизнь музыке, но пришлось пойти на завод, чтобы помочь бабушке вырастить младших братика и сестренку: они рано остались сиротами. А потом... отправилась на Колыму. Не по этапу, но ведомая лишь комсомольским задором и энтузиазмом. И здесь ее жизнь оборвалась. Очень рано...

Прохор Прохоров со Стрелки: один на один с тайгою…

Прохор Прохоров со Стрелки: один на один с тайгою…

Семьи он не знал, имя и фамилию получил в детдоме. Потом – война, плен, батрачил сперва в Германии, затем в... Австралии! Мог бы остаться, получить землю и жить безбедно, но тянуло на Родину. Вернулся. Без суда и следствия – 58-я, лагеря и мёртвый поселок Стрелка, как последнее пристанище Колымского робинзона...

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *