Экспедиция в прошлое: лагерь «Кинжал»

Иван Паникаров
Возвращение фото из архива Ивана Паникарова

Об эпохе ГУЛАГа на Колыме за последние четверть века ох как много рассказано в российских и зарубежных СМИ, особенно в сети Интернет. Причём начитаться можно такого, что голова кругом пойдёт. И в основном авторами материалов являются «залётные» журналисты – «материковские» и иностранные. Для них северо-восток – как правило просто клад ужасов. И многие пишут, что хотят, то есть безбожно врут, при этом не неся никакой ответственности за ложь…

Колымчане же, по крайней мере большая часть взрослого населения, худо-бедно знают историю своей малой родины из книг и публикаций в местной прессе магаданских историков и журналистов, которые стараются говорить правду, в том числе и горькую правду. Этому бы – знанию истории малой родины, да и правды, – нужно учить и наших детей. И чтобы в будущем они говорили правду, а не ссылались на Интернет, где, как было сказано выше, ох как много информационного мусора.

Такую проблему в Ягоднинском районе в последние пару-тройку лет пытаются решить администрация городского округа и общественность. И ранее эта работа велась, но без участия муниципальной власти. К примеру, на протяжении последних 15-20 лет школьники Ягоднинского района (особенно пос. Ягодное) более десяти раз побывали в экспедициях по заброшенным посёлкам и остаткам исправительно-трудовых лагерей. Кое-что узнали и увидели своими глазами и запомнили на всю жизнь. Увиденное запоминается куда лучше, чем прочитанное или услышанное…

Очередная экспедиция со школьниками в один из бывших исправительно-трудовых лагерей Колымы «Кинжал» состоялась 30 июня 2018 года. Раньше никак не получалось, так как реки и ручьи были полноводными из-за таяния снега, который до сих пор лежит полуметровым, а то и метровым пластом в горных распадках, да и дожди зачастили. Организована эта поездка ягоднинским обществом «Поиск незаконно репрессированных» и управлением образования Ягоднинского городского округа. Общество в лице автора этих строк выступало как гид и частично финансировало затраты, связанные с поездкой. Управление образования – как клиент-экскурсант в лице учеников и педагогов ягоднинских школ. Кстати, между упомянутыми структурами давно существует договорённость о совместной работе, и мероприятия с участием общества ежегодно вносятся в образовательную программу…

Перед отъездом, 30.06.2018 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

 29 июня в 16 часов все участники запланированной экспедиции встретились в управлении образования. Прослушали информацию о месте, куда решено ехать, прошли инструктаж по технике безопасности в дороге и на маршруте по остаткам лагеря, определились, что надевать из одежды и обуви и что взять с собой, что брать в дорогу из пищи. В общем, беседа в течение часа проходила, скажу так, на высшем уровне. Ребята понимали, что отправляются не на какое-то там веселье, а в серьёзную, даже, можно сказать, опасную поездку, где запросто можно встретиться с хозяином тайги – медведем.  

После обстоятельной беседы ответственная за поездку от управления образования Лилия Керимовна Сергеева обратилась ко всем с вопросом: «Все готовы принять участие в экспедиции? Если кто-то передумал – говорите, не стесняйтесь». Одна из девчонок решила не ехать, за что её никто из сверстников не осудил. Но на её место сразу же нашлась другая школьница. Также в заключение беседы обсудили ещё один вопрос, пожалуй, самый важный – ехать или не ехать, если будет непогода? Ребята чуть ли не в один голос ответили, что готовы отправиться в путь в любую погоду – и в дождь, и в снег (случается, что и летом в нашем краю бывает зима). Кстати, лет пять назад где-то в начале сентября я также с учениками ездил в этот лагерь, и в Оротукане нас завалило снегом. Но от маршрута никто не отказался…

 

***

Аналогичная ситуация, только не со снегом, а с хорошим дождём, произошла и на этот раз. С 29 на 30 июня он лил всю ночь. И утром не переставал. К 7 часам все были на отправной точке – в управлении образования. Последний раз ребят проинструктировали, сфотографировались в помещении, потом возле машин – и в путь. В Оротукане к нам должны были присоединиться ученики поселковой школы.

Кроме автора этих строк и сопровождающей Л. К. Сергеевой в экспедицию отправились егерь В. Н. Масалков с оружием и разрешением из УВД на его применение в случае нападения хищника и медсестра Л. Ф. Капитанова с полным набором лекарств и медикаментов на случай, если кто-то вдруг занедюжит в пути.  

Всю дорогу шёл дождь. С одной стороны, такая погода была благоприятной для движения по трассе – не было пыли, да и жара/духота никого не донимала. С другой стороны, все молили Бога, чтобы дождь перестал, когда мы выйдем на маршрут к лагерю. Не очень-то приятно, когда мокрые ветви таёжных деревьев будут хлестать тебя по лицу и одежде. 

Дорога на «Кинжал» (фото из архива Ивана Паникарова)

В посёлок Оротукан, что от Ягодного почти в 150 километрах, прибыли в начале одиннадцатого. Нас ожидали, приготовили чай, и мы слегка подкрепились. К великому сожалению, учащимся из Оротукана не повезло с машиной, точнее с водителем, у которого в канун поездки возникли проблемы, и он не смог ехать. 

Позавтракав и поблагодарив директора школы О. Б. Агапитову за оказанное внимание, мы продолжили путь. До места назначения оставалось километров 40 по хорошей дороге, потом километров пять по заросшей, но зато прямой, как стрела старой дороге, далее километра полтора до начала рабочей зоны – по абсолютному бездорожью пешком по камням и кустарнику, и ещё с километр, а то и более, в сопку по крутым отвалам, ручью и снежным заносам на высоту около 1200 метров над уровнем моря, где стоял чёрно-серый густой туман.

Наши машины остановились у края размытой дороги – дальше не проехать. Оставив рюкзаки в машинах и взяв с собой самое необходимое – питьевую воду, мазь от комаров, фотоаппараты, – мы двинулись по заросшему склону сопки к намеченной цели. Впереди, в зарослях лиственниц, возвышалось довольно высокое бетонное сооружение, которое сразу же привлекло взоры ребят и они начали спрашивать, что это. 

У бывшей электроподстанции (фото из архива Ивана Паникарова)

– Это была подстанция, – ответил я и услышал очередной удивлённый вопрос:

– А что, здесь в то время был свет? 

– Конечно! Здесь, правее, – указал я на долину небольшого ручья, – находился посёлочек, где было электричество. А там, куда мы пойдём, стояли электрические лебёдки, которыми опускали вагонетки с оловянной рудой вниз, а пустые поднимали вверх. Там, выше, мы увидим и рельсы, и вагонетки, и сломанные деревянные тачки, и шахты, и строения. А электричество вырабатывали дизельные установки, которые и обеспечивали посёлок и рабочую зону электроэнергией. Конечно, и тяжёлой ручной работы, без применения электричества, здесь было много…

Вагонетка (фото из архива Ивана Паникарова)

Вскоре дошли до подстанции, где сделали привал и сфотографировались. Дальше ребята вместе с егерем В. Н. Масалковым и сопровождающей Л. К. Сергеевой пошли сами – я со своими 120 килограммами и 63-мя годами просто не мог за ними успеть. Но и не остановился, а упорно шёл вперёд, абсолютно не реагируя на жару и тучи комаров, которые в полном смысле пили мою кровь. И мазь от них совсем не помогала.

Поднявшись по отвалу (большущая гора грунта – шахтная выработка) метров на 60-70, я остановился и решил дожидаться ребят на площадке, где слегка даже дул ветерок, отгоняя крылатых кровососов. Вереница ходоков разделилась сначала на две группы, потом на три. Подъём был довольно трудным – градусов 40-45 – с мелкими осыпями, крупными камнями и кое-где с кустарником…

Вперед! (фото из архива Ивана Паникарова)

Через некоторое время мне составила компанию Катя Яшина, которая вынуждена была вернуться ввиду того, что недавняя травма во время занятий спортом могла дать знать о себе. С ней мы и коротали время, ведя разговор о тайге, о медведях, о природе, и восхищались неописуемой красотой вокруг. Положив на камни дощечки, мы уселись поудобнее и стали наблюдать за теми, кто стремился к вершине сопки.

Катя Яшина (фото из архива Ивана Паникарова)

Их было пятеро: упоминавшиеся выше егерь Виктор Николаевич, сопровождающая Лилия Керимовна Сергеева и трое ребят – Владимир Лисинский, Дмитрий Нестеренко и Александр Корющенко. Ещё четверо ребят, поднявшись на очередной отвал, осмотрев шахту и рухнувшее строение, решили возвращаться обратно. А те пятеро по моей просьбе должны были посмотреть, что находится на другой стороне сопки – вот и были целеустремленны… Когда они спустились на нижний отвал, где их ожидали, то все узнали интереснейшую новость – Виктор Николаевич и Владимир Лисинский, находясь на сопке, разговаривали по мобильнику с Ягодным. Вот это да! 

Слева направо: Дмитрий Нестеренко, егерь Виктор Масалков, Александр Корющенко, Владимир Лисинский (фото из архива Ивана Паникарова)

– Я маме звонил, – говорит Владимир. – Докладывал, что всё в порядке. А она всё спрашивала, поел ли, не уморился? Переживала. Но я её успокоил…

Руины кузницы в рабочей зоне лагеря «Кинжал» (фото из архива Ивана Паникарова)

Стрелка часов приближалась к цифре три, а те, наверху, кажется, не собирались возвращаться. Мы то видели их, то теряли из виду, так как густой туман окутывал сопку. Четвёрка спустившихся начала играть в снежки, а мы с Таней стали кричать тем, на сопке, что пора спускаться и выбираться из этой глухомани. Минут через двадцать все были в сборе. Дмитрий Нестеренко и Владимир Лисинский даже принесли несколько экспонатов для музея «Память Колымы». Первый нашёл кайло, а второй миску и железнодорожный костыль.

Дмитрий Нестеренко держит в руках главное орудие труда заключенных – кайло (фото из архива Ивана Паникарова)

Сфотографировавшись на память в… сугробе, мы гуськом начали спускаться вниз, к месту, где стояли наши автомашины. Этот путь занял более получаса. Перекусив и немного отдохнув, отправились в обратный путь. Все очень переживали за дорогу – в одном месте она была серьезно размыта вешними водами, и наши машины, следуя сюда, с трудом преодолели этот участок, некоторое время буксуя. К счастью, опасения наши были напрасны. Водители-асы И. А. Яковлев и Д. М. Кузнецов мастерски преодолели преграду, и мы спокойно продолжили свой путь до основной трассы…

На Колыме и летом бывает... зима! (фото из архива Ивана Паникарова)

 

***

Перед выездом с территории лагеря посоветовались о дальнейшем маршруте. И хотя он был ясен – по Колымской трассе до самого Ягодного – всё же решили сделать пару остановок. 

Первая – в заброшенном лет 10-15 назад посёлке Спорное, о котором я рассказывал ребятам накануне экспедиции. Некогда это был крупный населённый пункт, где в 1984 году проживал 3 271 человек. Здесь размещались Спорнинский авторемонтный завод (САРЗ) и Спорнинская торговая контора. К сожалению, в начале нового века посёлок прекратил своё существование.

Поселок Спорное. Забвение... (фото из архива Ивана Паникарова)

Однако в нём сохранились уникальные жилые двухэтажные дома сталинской планировки, построенные в 1939 и 1940 годах (даты выложены кирпичом на лицевой стороне выше входа в подъезды). Кстати, основной строительный материал – кирпич – местного производства. В районе посёлка Дебин в 1930-40-е годы существовал небольшой кирпичный завод, на котором и делали кирпич заключённые спорнинского лагеря.

Поселок Спорное, дом сталинской планировки, построенный в 1940 году (фото из архива Ивана Паникарова)

Одного из них, М. Н. Рюмина, я разыскал в Челябинске ещё в начале 1990-х гг. В своих воспоминаниях «Именные кирпичи», присланных мне и опубликованных в ягоднинской районной газете «Северная правда» 24 апреля 1992 года, Михаил Никитич рассказал, как работал на этом заводе и в форме для кирпича сделал углубление в виде букв «Р. М.» – первые буквы его фамилии и имени. Из таких кирпичей потом он же и строил верхний этаж одного из домов… И я теперь жду, когда эти древние строения рухнут, чтобы найти для музея «Память Колымы» уникальный кирпич. Но, наверное, не дождусь, так как дома меня переживут. Но Владимир Лисинский, с которым мы общались всю дорогу, пообещал мне, что он дождётся того времени, когда можно будет найти такой экспонат…

Сегодня вокруг этих домов множество современных руин, а напротив – несколько добротных пятиэтажек, построенных в 1970-80-е годы. Ещё здесь довольно-таки интересное здание двухэтажной блочной школы, которое все участники экспедиции обследовали капитально.

Здание бывшей средней школы (фото из архива Ивана Паникарова)

В коридорах на стенах сохранились рисунки колымской природы, в нескольких комнатах-классах много учебников и художественной литературы, различные стенды, ещё добротные шкафы, столы и уйма иной школьной атрибутики и хозяйственной утвари. Кто-то что-то нашёл нужное для себя, я, к примеру, – плакаты советской эпохи. Гидом по школе была наша сопровождающая Лилия Керимовна Сергеева, которая жила в этом посёлке и училась здесь…

В коридоре бывшей школы (фото из архива Ивана Паникарова)

Вторая остановка – километров через 25 от Спорного – на въезде в посёлок Дебин, точнее на левом берегу реки Колымы, через которую года три-четыре назад был построен новый современный мост. Старый же, «быки» которого так и остались в русле реки, разобрали на металлолом, хотя жители Дебина, да и района просили департамент дорожного хозяйства Магаданской области оставить хоть один пролёт как память. Увы, тогдашнее руководство вышеназванной структуры ответило примерно так: «Сооружение не имеет никакой архитектурной и исторической ценности…». И невдомёк главному дорожнику, жившему на Колыме без году неделя, что именно этот мост в течение более полувека являлся главным связующим звеном между золотой Колымой и Магаданом, который, по сути, жил и развивался благодаря добытому золоту в центральных районах области, то есть на той стороне реки…

После краткого моего рассказа об истории моста все сфотографировались на фоне реки Колымы и возле памятника – части металлической конструкции бывшего моста…

За спиной река Колыма, Дебин, 30.06.2018 г. (фото из архива Ивана Паникарова)

И здесь перед всеми я извинился за свой просчёт в начале пути следования к лагерю «Кинжал». На каких-то метров 500-700 мы свернули с трассы вправо ранее, чем нужно было, и, блуждая по тайге, потеряли часа полтора. По настроению ребят и взрослых я видел и понимал, что обиды на меня никто не держит. 

Тут же, следуя к машинам, решили на будущий год отправиться на остатки лагеря «Днепровский» или в посёлок-призрак Кадыкчан, что в Сусуманском районе…

 

P.S.Эта поездка-экспедиция стала возможной благодаря гранту Президента Российской Федерации, выигранному ягоднинским обществом «Поиск незаконно репрессированных» осенью 2017 г., и предназначенному на развитие гражданского общества в рамках социально-важного проекта «Память Колымы». 

 

ИВАН ПАНИКАРОВ, 
организатор и участник экспедиции на остатки лагеря «Кинжал».                       

Смотрите также

Тур по «местам не столь отдалённым». Часть II. «Каньон»

Тур по «местам не столь отдалённым». Часть II. «Каньон»

В лагере-руднике «Каньон» добывали кобальт. Здесь до сих пор сохранилась обогатительная фабрика – уникальное четырехъярусное строение из дерева. Раньше к руднику вела хорошая дорога с мостами, теперь сюда едва можно добраться...

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Днепровский»

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Днепровский»

Наш автор Иван Паникаров провел очередную «сталкерскую» экспедицию в лагерь «Днепровский», в которую с ним отправились его земляки-колымчане. Благодаря этому (и президентскому гранту) у всех читателей РС есть возможность увидеть знаменитый объект ГУЛАГа и оценить его нынешнее состояние...

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Бутугычаг»

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Бутугычаг»

Прямо сейчас наш автор Иван Паникаров и московский предприниматель Андрей Петрин «сочиняют» очередную экспедицию по колымским лагерям. Мы же представляем вниманию читателей РС рассказ о прошлогоднем их «восхождении» к лагерю «Бутугычаг».

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *