Авраам Шифрин, настоящий шпион

Иван Паникаров
Авраам Шифрин, Израиль, 1990-е годы фото из архива Ивана Паникарова

Многие, очень многие отбывали наказание в советских лагерях и тюрьмах незаслуженно. Подтверждение тому – сотни тысяч реабилитированных заключенных ГУЛАГа. Однако бывало, что попадали в лагеря и, как говорится, «за дело». Эти люди знали, в чём заключается их вина, поэтому после освобождения за реабилитацией не обращались. Об одном из них – настоящем шпионе, – и пойдет речь ниже.

Все рассказанное здесь действительно имело место в жизни этого человека. И если кто-то сомневается в достоверности приведенных фактов – может познакомиться с копией приговора, которая имеется в архивах Ягоднинского общества «Поиск незаконно репрессированных»...

«Добрый день, друзья! Ваш адрес я получил от Майи Кофман и порадовался, что кто-то в России все-таки неравнодушен к судьбам бывших заключенных...» Так начинается письмо, написанное гражданином Израиля Авраамом Шифриным, которое было получено мной, председателем Ягоднинского общества «Поиск незаконно репрессированных», 13 февраля 1998 года. А заканчивается оно такими словами: «...Я сам пробыл в Озерлаге, Казахстане и Потьме 14 лет. Мой отец погиб после 10 лет пребывания на Колыме...»

К сожалению, ответов на многие вопросы, поставленные мной в повторном письме, получить не удалось, так как Авраам Исаакович внезапно умер 5 марта того же 1998-го года. Но на некоторые вопросы ответила его супруга Элеонора. Вот её рассказ о муже.

«Отца Авраама, инженера-строителя, арестовали в 1937 году по доносу жившего у них в квартире дальнего родственника, сообщившего органам госбезопасности о том, что Исаак рассказал ему антисоветский анекдот. Вот так и оказался рассказчик на Колыме, где, отбыв десять лет, остался в качестве ссыльного. Вскоре после освобождения умер... К сожалению, другими сведениями о нём я не располагаю...

С момента ареста отца Авраам стал убежденным антисоветчиком. Этому в немалой степени способствовали и сами власти, всячески чинившие препоны ему и его семье.

К примеру, после окончания школы Авраам хотел поступить в лётное училище, но его не приняли как сына «врага народа». Зато почему-то (вне всякой логики!) разрешили поступить в юридический институт.

Через год началась война, и Авраама отправили на фронт в штрафной батальон, где в основном были дети репрессированных. По закону военного времени в штрафбате воевали – как виноватые перед Родиной – до первого ранения или первой награды. 

Авраам был ранен в бою, но и после госпиталя вновь оказался в штрафниках. Снова ранение. Но теперь он поступил по-другому: выбросил свои документы и при опросе назвал вымышленные биографические данные, сохранив лишь фамилию. Вернувшись на фронт, попал в нормальную часть и продолжал воевать.

Грамотных людей в его подразделении было немного, а у Авраама за плечами, как-никак, один курс юридического института. Поэтому неудивительно, что вскоре он стал офицером и был направлен служить в военную прокуратуру.

Войну закончил в звании майора. Многочисленные награды и два ранения – вполне достаточное основание для дальнейшей карьеры на «гражданке».

Авраам Шифрин, 1941 год (фото из архива Ивана Паникарова)

После демобилизации Авраам попадает в Краснодарский край, где работает старшим следователем прокуратуры по уголовным делам. Тогда ему было всего 22 года... Юноша думал, что уж теперь сможет отомстить за отца, но вскоре понял, что до настоящих преступников, которые обладают неограниченной властью, ему не добраться.

Авраам ушёл из прокуратуры, и был принят на службу в систему Министерства вооружения на должность юрисконсульта (тогда оно существовало отдельно от Министерства обороны). Эта должность дала ему наконец возможность отплатить Советской власти за смерть отца.

К этому времени шла война в Корее, а он имел доступ к секретной информации о советском оружии, которая была просто бесценной для американцев. Авраам изобрёл такой способ передачи информации, что получатели и представления не имели о том, кто передаёт им бесценные сведения.

Одного лишь не учел новоявленный шпион – в ЦРУ оказался советский агент, который и сообщил об утечке информации определенного характера...

Арестовали Авраама 6 июня 1953 года. Однако руководители КГБ не были уверены в том, что это именно он является источником разглашения секретной информации, пока две недели спустя не «вышли» на истинную родословную Шифрина.

Когда в один из дней Авраама ввели в роскошный кабинет следователя Кабулова, который лично курировал это дело (еще бы – на сотни тысяч «липовых» шпионов вдруг нашёлся один настоящий), тот встретил его, потрясая папкой с делом отца и криком: «Теперь мы точно знаем, что это ты!»

Но, несмотря на пытки и издевательства, Авраам ни в чём не признался. Тем не менее, был приговорен к расстрелу.

Но, к счастью, в это время со своего могущественного поста «слетел» Берия, а вместе с ним Кабулов, Меркулов и прочие «вершители человеческих судеб». И Аврааму заменили смертную казнь на 25 лет заключения с пребыванием в лагере и 5 лет поражения в правах. Сидел он в Тайшете, Озерлаге, Семипалатинске (участвовал в семи (!) попытках побега)... Всего провел за колючей проволокой 10 лет и еще 4 года отбывал ссылку в Казахстане.

Авраам всегда шутил: «Я везучий: в штрафбат послали на убой – не погиб; приговорили к расстрелу – не расстреляли; дали 25 лет – просидел всего десять...»

Последние три года перед выездом из страны Шифрин прожил в Одессе. В августе 1970 года он добился разрешения на выезд из СССР, сначала на Запад, а потом уже в Израиль, где мы с ним и встретились. У нас разница в возрасте – 25 лет.

Авраам никогда не обращался к советским властям с просьбой о реабилитации: он знал, за что сидел, и гордился тем, что не отбывал наказание, как другие, «ни за что»...» 

 

Ниже приводятся выдержки из приговора (сохранены стиль, пунктуация и правописание документа):

«10 декабря 1953 г. судебная коллегия Московского Военного трибунала…  рассмотрела в закрытом судебном заседании… уголовное дело № 1762-кс по обвинению по ст. 58-1-а УК РСФСР  Шифрина Ибрагима (он же Абрам) Исааковича 1920 (он же 1923) года рождения, уроженца г. Минска БССР, еврея, беспартийного, женатого, имеющего на иждивении одного ребенка, по образованию юриста, ранее не судимого, участника Отечественной войны, военного инвалида 3 гр., временно прописанного в г. Москве… работавшего до ареста ст. юрисконсультом системы Министерства Вооружения СССР, военнообязанного

УСТАНОВИЛА:

что в материалах предварительного следствия и в ходе судебного заседания трибунала нашло подтверждение следующее:

6 июня 1953 г. в г. Москве был арестован бывший юрисконсульт системы Министерства Вооружения СССР Шифрин Ибрагим Исаакович. Основанием для ареста послужило систематическое агентурное наблюдение органов государственной безопасности за преступными действиями Шифрина, а также последующее разоблачение его преступного прошлого: подделки личных документов (с целью скрытия репрессии отца – Шифрина Исаака) и проникновения на работу, где он имел доступ к государственной тайне по коду секретности 1, 2, 3 групп.  

Из показаний подсудимого Шифрина и из архивных материалов… установлено, что находясь на фронте и воспользовавшись своим ранением, Шифрин собственноручно подделал свои личные документы, изменив год рождения с 1923 на 1920 г. и имя с Абрама (Авраама) на «Ибрагима». Этим Шифрин добился того, что его больше не идентифицировали, как сына врага народа Исаака Шифрина, осужденного в августе 1938 г. на 10 лет ИТЛ по ст. 58-10 УК РСФСР  и отбывавшего в 1941 г. наказание в спецлаге на Колыме…

Сознательно обманув органы госбезопасности и заполнив ложными сведениями анкеты отдела кадров и секретного допуска, подсуд. Шифрин продвигался с повышением по службе и имел свободный доступ к секретным документам, связанным с вооружением нашей страны и военной промышленностью.

Органами контрразведки СССР достоверно установлено попадание секретных сведений, которыми располагал подсуд. Шифрин в руки иностранных разведок…

…экспертиза Особого Отдела МВ СССР актом от 14  июля 1953 г. установила, что подбор сведений попавших к врагу мог сделать именно подсуд. Шифрин ведавший специфическими сведениями по заключению межведомственных договоров…

По сведениям контрразведовательных органов ГРУ СССР сведения переданные подсуд. Шифриным стали достоянием разведок США и гос. Израиль, которые используют их для подрыва военной мощи СССР. Таким образом подрывная шпионская деятельность подсуд. Шифрина принесли конкретный ущерб нашей Родине, что является отягчающим обстоятельством по делу.

Органами государственной безопасности СССР установлен конкретный факт встречи подсуд. Шифрина с двумя руководителями шпионской сети США в СССР: Джоном Максвини и Гарвеем – сотрудниками американского посольства в Москве. Эта встреча произошла 6 мая 1953 г. в г. Москве и по ряду особых обстоятельств органам госбезопасности не удалось задержать подсуд. Шифрина на месте преступления – он скрылся, но впоследствии обнаружен и задержан…

Именно этим определялась враждебная внутренняя сущность подсуд. Шифрина, который, скрывая свои враждебные нашему социалистическому строю взгляды, систематически вредил СССР ведя подрывную шпионскую деятельность на протяжении с 1948 г. по 1953  г.

…материалами дела, допросом свидетелей Глейса Б.И., Осина З.А., Прат В.М., а также актом экспертизы Особого Отдела МВ СССР от 14 июля 1953 г. и данными представленными из  ГРУ СССР подсудимый Шифрин А.И. полностью изобличен в систематической шпионской деятельности проводимой им в период с 1948 г. по 1953 год в пользу разведок США и Гос. Израиль.  

На основании изложенного судебная коллегия военного трибунала МВО СССР признает предъявленное подсуд. Шифрину Ибрагиму (Абраму) Исааковичу обвинение в шпионской деятельности доказанным и квалификацию его преступной деятельности  по ст. 58-1-А УК РСФСР правильной…

Руководствуясь изложенным и ст. ст. 308  и 315 УПК РСФСР судебная коллегия военного трибунала МВО СССР признала Шифрина Ибрагима (Абрама) Исааковича виновным в шпионаже в пользу государств: США и Израиля – и, в соответствии с санкцией  ст. 58-1-А УК РСФСР 

ПРИГОВОРИЛА: к высшей мере социальной защиты – расстрелу…»  

Смотрите также

Австрийский узник: три года лагерей за мальчишескую драку

Австрийский узник: три года лагерей за мальчишескую драку

Путешествия бывают разные. В первый раз на Колыму австриец Херберт Киллиан попал еще очень молодым и не по своей воле. Во второй раз в места, где ему пришлось провести лучшие годы, вернулся уже умудренным жизнью. Чтобы вспомнить...

Прохор Прохоров со Стрелки: один на один с тайгою…

Прохор Прохоров со Стрелки: один на один с тайгою…

Семьи он не знал, имя и фамилию получил в детдоме. Потом – война, плен, батрачил сперва в Германии, затем в... Австралии! Мог бы остаться, получить землю и жить безбедно, но тянуло на Родину. Вернулся. Без суда и следствия – 58-я, лагеря и мёртвый поселок Стрелка, как последнее пристанище Колымского робинзона...

Тур по «местам не столь отдалённым». Часть I. «Днепровский»

Тур по «местам не столь отдалённым». Часть I. «Днепровский»

Две тысячи километров по колымскому бездорожью ради того, чтобы посмотреть... лагеря?! Те самые, что составляли «архипелаг» ГУЛАГ... Вот это «тур»! Этот текст – о том, зачем все это было нужно благополучным столичным бизнесменам, и что им пришлось преодолеть на пути к цели. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *

Олег Кожевников

Как же он, воевавший за Родину в годы войны, предал ее после окончания и гордился этим?