Как русские бриллианты стали достоянием Чехии

Ирина Кудимова
Знаменитое колье Надежды Крамарж (урожденной Хлудовой) с самыми крупными в материковой Европе бриллиантами теперь – национальное достояние Чехии фото: muzeum3000.nm.cz

Российские бриллианты семьи Хлудовых в Чехию привела любовь. Когда в 2007 году Прага отмечала 70-ю годовщину смерти известного чешского политика, первого главы правительства Чехословакии Карла Крамаржа, виллу, которая когда-то принадлежала его семье, на короткое время вернули в прошлое. Огромный интерес вызвали ювелирные изделия супруги премьер-министра Надежды Хлудовой (Абрикосовой по первому браку), выставленные здесь в честь юбилея и принадлежащие сегодня чешскому государству. 

Надежда Крамарж, картина на вилле Крамарж в Праге (фото: Ирина Кудимова)

Коллекция фамильных драгоценностей семьи Хлудовых, и в первую очередь, конечно, роскошное колье с самыми крупными бриллиантами не только в Чехии, но и Европе, была представлена не в полном виде. Об этом заявил потомок Надежды Крамарж Дмитрий Абрикосов, который знал, что список драгоценностей его прабабушки при изъятии в 1946 году в банке состоял из пяти листов.

Дмитрий Абрикосов (фото: abrikosov-sons.ru)

Выставка вызвала огромный интерес не только к драгоценностям: может быть, впервые за  долгие годы о Надежде Крамарж говорилось много не только между соотечественниками, но и между представителями чешской общественности. Должное, конечно, не воздали, но, по крайней мере, зародили интерес у любознательных. А история Надежды Крамарж заслуживает особого внимания.  

Надежда Николаевна Хлудова родилась в Москве в 1862 году в семье богатого торговца, отец которого перевёз жену и детей в Москву из Егорьевска. В 17 лет Надежда Хлудова превратилась в настоящую красавицу, а то, что она была единственной наследницей немалого состояния Хлудовых, придавало ей ещё больший шарм. Ей выбрали достойного мужа: Алексей Абрикосов был образован, прекрасно воспитан, хорош собой. Жизнь обещала быть сладкой, ведь Абрикосовы владели кондитерскими фабриками в Москве и Симферополе. 

Семья быстро росла – три дочери и сын были гордостью родителей, в доме которых часто собирались интеллектуалы Москвы, здесь был весьма известный у богемы культурный салон. Может быть, это был брак по расчёту, но на удивление гармоничный. По-своему жизнь их была счастливой и размеренной до того момента, как в ней не появился молодой чешский политик – Карел Крамарж. Для него поездка в Россию оказалась судьбоносной – он был очарован Россией и влюблён в удивительную женщину, хозяйку салона – Надежду Абрикосову. Случилось это в апреле 1890 года. Харизматичный юрист, учившийся в Берлинском, Страсбургском и Пражском университетах, говорил на французском, немецком, английском и, конечно, русском, был хорош собой и… произвёл впечатление на Надежду Абрикосову.

Крамарж был очарован атмосферой, царившей в доме Абрикосовых. Он ездил к ним в гости в Крым, а когда в 1891 году у Надежды возникли проблемы со здоровьем, нашёл ей хорошего врача в Вене. Лечение прошло успешно, а муж, приехавший за женой, узнал, что она любит Карла Крамаржа и в Россию возвращаться не планирует. Алексей Абрикосов вернулся на Родину один. С того момента Надежде стало ясно, что её счастье возможно только с Карлом Крамаржем, вдвоём они сделали всё возможное, чтобы быть вместе.

Супруг Надежды, понимая, что развод ей так просто не дадут, заявил, что у него есть женщина и внебрачный ребёнок. На основании егоизмены их в конце концов и развели. Обвенчались Крамаржи в Крыму спустя 10 лет после первой встречи по православному обряду. За этот брак была заплачена ещё одна высокая цена: четверо детей Абрикосовых остались после развода с отцом в России, а в новом браке детей уже не было. Тем не менее, семья Крамаржей была счастливой. Карел любил свою жену, а вместе с ней и Россию, до последней минуты своей жизни.

Надежда и Карл Крамарж, Прага (фото: abrikosov-sons.ru)

В Крыму же было решено построить виллу, в которой могли бы отдыхать дети Абрикосовых. Вилла Барбо, к строительству которой Надежда Крамарж отнеслась с большим воодушевлением, стала местом встреч для друзей семьи и родственников. 

Средств у русской жены Крамаржа было более, чем достаточно, а без дела ей не позволял сидеть темперамент, и она увлеклась строительством, построив одну из самых роскошных вилл того времени в Праге. Выросшая на одном из холмов Градчан, она видна и сегодня с набережной чешской столицы. Кроме виллы Надежда Крамарж оставила Праге в память о себе часовню на Ольшанском кладбище, которая и стала усыпальницей супругов. Осталась после неё в Праге и коллекция драгоценностей.

С 1998 года вилла Крамаржа является резиденцией главы правительства, поскольку и сам Крамарж в 1918 году возглавил правительство самостоятельной Чехословакии. Гостями здесь бывали Никита Хрущёв и Юрий Гагарин. 

У Надежды Крамарж было архитектурное образование, для проектирования виллы пригласили известного австрийского архитектора Фридриха Омана. Он жаловался на то, что хозяйка не только контролировала его работу каждый день, но и вносила коррективы, с которыми он не мог согласиться. Но деньги делали своё дело. И потому, в частности, на фасаде появилась надпись «За правду против всех». Внутренний интерьер виллы подчёркивал приверженность православию. Не было соблюдено и требование, выдвинутое при продаже участка под строительство: здание не должно быть в панораме Пражского Града. 

Надпись «За правду против всех» появилась «по инициативе» заказчицы строительства – Надежды Крамарж (фото: Ирина Кудимова)

В целом площадь здания составила 700 кв. метров. На его строительство ушло 443 тысячи кирпичей и 968 повозок песка. Вилла строилась 4 года и была закончена в 1915 году. Сам Крамарж даже не успел насладиться уютом своего нового жилища, поскольку через неделю после переезда был арестован и отправлен в Вену, где за пророссийские настроения его обвинили в измене и приговорили к смертной казни. Но смерть императора Франца-Иосифа, к счастью, внесла коррективы и приговор был заменён 15-летним тюремным заключением.

Интерьеры виллы Карла и Надежды Крамарж в Праге (фото: Ирина Кудимова)

Надежда Николаевна в одночасье превратилась в супругу государственного преступника, но силы её не покинули. Она помогала мужу и спасла его и его сокамерников от голодной смерти в тюрьме. После амнистии и освобождения Карла Крамаржа в 1917 году страна принимала его как национального героя. Революция в России и приход к власти большевиков породил новые переживания в семье Крамарж. В октябре 1919 года они в последний раз посетили Крым и простились с Россией.

Карл Крамарж постоянно подвергался жёсткой критике за свои пророссийские настроения, но не переставал оказывать поддержку российским эмигрантам в Чехии. Его называли «отцом русской эмиграции». Крамаржи помогали эмигрантам материально, устраивали их на работу, ходатайствовали о получении гражданства или виз. Свои личные сбережения супруги тратили на помощь русским больным в пражских больницах и поддерживали различные русские организации.

Идея строительства на Ольшанском кладбище в Праге православной часовни Надежду Николаевну захватила полностью. Она стала председателем Братства для погребения православных русских граждан, в обязанность которого входили охрана и содержание могил соотечественников в Чехословакии.

Храм Успения Пресвятой Богородицы на Ольшанах (фото: abrikosov-sons.ru)

Надежда Крамарж скончалась в декабре 1936 года, и попрощаться с ней собралось много благодарных ей людей. Карл Крамарж пережил свою любимую жену всего на несколько месяцев, уйдя из жизни в мае 1937 года.

Если вилла после смерти Крамаржей без сомнения переходила в руки государства, то судьба драгоценностей Надежды Крамарж, в которой большей частью были изделия семьи Хлудовых, привезённые ею из России, вполне могла обернуться по-другому. Сама хозяйка сокровищ мечтала, чтобы их унаследовали её дети, с которыми она постоянно поддерживала связь, насколько это позволяла советская власть. Карел Крамарж, оказавшись вдовцом, драгоценности жены не перевёл в свою собственность, хотя имел на это право и возможности. На ситуацию повлияли объективные условия.

После смерти Карла Крамаржа право на наследие заявил его племянник Карл Воцедалек. Не особо разбираясь в юридических нюансах, он решил, что является законным наследником имущества семьи, в том числе и драгоценностей Хлудовых. Он считал, что, если его дядя умер позже жены, вся её собственность автоматически должна была перейти к Крамаржу, а после его смерти – к нему, племяннику. Но в это же время был подан ещё один иск – от представителя советского посла, который отстаивал права наследников Абрикосовых. Ведь по закону, даже если бы Крамарж вступил в наследство после смерти жены (а он не сделал этого), то её дети имели право на 50 процентов. Шанс, что вопрос решится в пользу родных Надежды, живших в Советской России, был высок, но в процесс вмешалась история: Чехословакия потеряла независимость, подписав Протекторат с Германией, и теперь судьбу наследства решали немецкие юристы.

Вид на город с виллы Крамаржей в Праге (фото: Ирина Кудимова)

Наталья Командорова в своей книге «Русская Прага» написала: «Карл Воцедалек стал ретиво прислуживать новому режиму, судебные инстанции Протектората передали ему всё имущество Абрикосовой, вплоть до счетов в банках, включая принадлежавший Надежде Николаевне счёт хлудовской Кренгольмской мануфактуры. Очевидно в благодарность за «подарок» Воцедалек отписал большую часть богатства фашистской Национал-социалистической рабочей партии Германии (НСДАП). Бриллианты Надежды Николаевны тоже перекочевали в руки прислужника оккупантов».

После войны Карл Воцедалек был признан коллаборационистом, его имущество перешло в собственность государства. В последний раз Народный музей предоставил часть коллекции для выставки в 2007 году. Об остальных сокровищах ничего неизвестно. Фотографии великолепного колье со звездой, сверкающей 99 бриллиантами, появились во всех газетах. Там же появилась скудная информация о женщине, которая оставила Праге столь великолепное наследие. Многие чехи это имя слышали впервые.

Смотрите также

Марина и Прага: роман душ. Часть первая. Адреса

Марина и Прага: роман душ. Часть первая. Адреса

Чехия в жизни Марины Цветаевой – это несколько лет жизни, начиная с августа 1922 года. Здесь – после долгой военной разлуки – она вновь встретилась с любимым мужем. Здесь написала свои лучшие поэмы. Здесь родила единственного сына. Здесь вновь влюбилась – горько и странно...

Анна Конева: «Я бы не хотела, чтобы памятник деду, памятник истории, стал заложником политических проблем современности»

Анна Конева: «Я бы не хотела, чтобы памятник деду, памятник истории, стал заложником политических проблем современности»

Они боролись, чтобы мы жили. Сегодня спасённые ими борются с ними и памятью о них. В Праге «в рамках реконструкции» ратуши сняли мемориальную доску маршалу Коневу. Памятник освободителю Чехословакии тоже чувствует себя все более и более неуютно…

Томаш Боукал – чешский друг сибирских индейцев

Томаш Боукал – чешский друг сибирских индейцев

Этнограф из Чехии Томаш Боукал 20 лет жизни посвятил изучению малых народов Сибири и Алтая. Каждое лето он отправляется в эти края с очередной экспедицией. И сегодня из 250 тысяч представителей малых народов несколько сотен знает лично. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *