ПРИЧИНЫ УСТУПКИ АЛЯСКИ: ОТ МАНГАЗЕИ ДО ДЕЛА «ЮКОСА». Часть I.

Андрей Хлебников
«Подписание договора о продаже Аляски» (1867 г.) Картина Н. Лейтце

Приведенная ниже статья не претендует на научную оригинальность и даже не может быть по целому ряду объективных причин оформлена в качестве научной работы с использованием необходимого аппарата; с другой стороны, заявленный в ней заголовок заведомо полемичен. Единственное ее достоинство – в сборе максимально обширной в подобном формате фактуры, позволяющей оценить роль уступки Российской Империей Соединенным Штатам своих американских владений в т. ч. в контексте освоения юга российского Дальнего Востока.

Возможно, и другие аспекты освоения «Русской Америки» могут быть изучены в подобном научно-популярном формате – во многом это зависит от того, насколько удачно «ляжет» данный формат на страницы «Русского Следопыта».

 

Часть 1. «От Мангазеи…»

Миновал год грустного юбилея, 150-летия продажи (или, правильнее, «уступки») российских владений в Северной Америке Соединенным Штатам. Нельзя сказать, что год этот не означился работами, посвященными анализу произошедшего (см., например, работы А.Ю. Петрова1, М.В.Шиловского2 и некоторые другие).

Карта Российских владений на берегах восточного океана 1861 г. // Историческое обозрение образования Российско-американской компании и действий ее до настоящего времени. Ч.1 / сост. П. Тихменев. – СПб., 1861. – Прилож.

Тем не менее, причины сделки, приведенные два с половиной десятилетия назад Н. Н. Болховитиновым, до сих пор выглядят максимально просто и лаконично: «перенесение внимания на освоение Приамурья и Дальнего Востока, континентальный, а не морской характер русской колонизации, трудности защиты далеких американских владений, желание установить нормальные и даже дружественные отношения с США, исключив саму возможность территориальных конфликтов в будущем и т. д.

Было установлено также, что положение Российско-Американской компании (РАК) в 1860-е годы было трудным, но не критическим (решение о правительственных субсидиях компании к тому же было уже принято). Что касается экспансии США, о которой так много писали советские историки, то в то время она была скорее потенциальной, чем реальной. Тем не менее, этот фактор, несомненно, учитывался (записки вел. кн. Константина Николаевича, А. М. Горчакова, Э. А. Стекля и др.). …Были и более общие причины, закрывавшие перед Русской Америкой будущее, – отсталый самодержавно-крепостнический строй, крайняя малочисленность русского населения в колониях, державшаяся на уровне 600-800 человек, индейский фактор (независимость и сопротивление тлинкитов), бедность жизни и жестокая эксплуатация населения колоний и т. д.»3.

В то же время причины, выдвинутые Н. Н. Болховитиновым, не могли «появиться из воздуха»: сами по себе источники и личность исследователя нельзя рассматривать вне контекста исторического процесса, а общая тональность его выводов о том, что решение Александра II было «стратегически мудрым»4 и дальновидным, и что признание его международных последствий должно лежать в основе российско-американского диалога, сейчас, 25 лет спустя, в условиях крайнего упадка взаимоотношений обеих стран, способно вызвать в массовом сознании чуть ли не истерию.

Даже если не брать во внимание целый ряд произведений псевдоисторической и, зачастую, псевдопатриотической же, литературы, все чаще появляются и в научных изданиях экстравагантные версии, согласно которым, в частности, «…продаже Аляски предшествовала многолетняя деятельность узкой группы высших правительственных сановников, носившая характер заговора, целью которого было разорение колоний и создание искусственных предпосылок для ликвидации северо-американских территорий России и передача их США. …Осознавая, какое колоссальное сопротивление в обществе вызовет эта сделка, инициаторы уступки подготовили почву для ее реализации; для этого они, во-первых, добились умаления экономического значения Русской Америки в глазах общественности, во-вторых, они приняли меры по дискредитации деятельности РАК, в-третьих, направили усилия на подрыв системы колониального правления …Договор об уступке принадлежавших России Северо-Американских колоний Соединенным Штатам Америки нарушал действующие законы Государства Российского, и его условия до конца не выполнены»5, и т. д.

Alaska Purchase Cartoon is a painting by Granger

При этом анализ источников и литературы, изданной за прошедшее время с момента очередного «высокого момента» в циклических российско-американских отношениях, в чем-то подтверждает правоту подобных заявлений, несмотря на весь их экспрессивный характер.

Что же, в итоге, можно выделить к настоящему моменту в качестве движущих сил состоявшейся сделки, минуя весь диапазон оценочных суждений – от подозрений в стратегической мудрости царя до обвинений его в национальном предательстве? Проведенный анализ позволяет выделить ряд скорее объективных причин, приведших к сделке, и скорее субъективных. В первой части этой статьи мы хотели бы сосредоточиться на «объективных», т. е. – на естественно-исторических факторах, сложившихся к середине XIX века и обусловивших геополитическую и экономическую канву, в которой принималось решение царского правительства.

 

Итак, первая из «объективных» причин – география и население

Как правило, главным всегда называют географический фактор – речь обычно идет о «суровом арктическом и субарктическом климате и огромных расстояниях, отделявших колонии от метрополии»6. Но нужно учитывать, что внутренние области полуострова с резко континентальным климатом русские промышленники на постоянной основе почти не осваивали, а Ново-Архангельск как раз был выбран в качестве столицы РАК во многом благодаря воздействию на местность, в которой он находился, теплых течений, играющих в северной части Тихого океана эффект, в чем-то напоминающий действие Гольфстрима на северо-востоке Атлантики, в Северной Европе. На самом деле, климат в российских американских владениях, скорее, не соответствовал формам хозяйствования, которые пытались привить из центральной России и даже из освоения сибирского края.

Далее: действительно, немаловажным был демографический фактор, «крайняя малочисленность русского населения на огромных территориях Аляски, составлявшая в течение всего периода Русской Америки в среднем всего 550 человек»7 (точнее, с 1821 по 1867 гг. – в среднем, от 400 до 669, максимум – 823 человека8).

В. Латынцев. Русские корабли у берегов Аляски. Холст, масло // Великий Устюг : краеведческий альманах. – Вологда, 2009. – Вып. 5. – С. 324.

Понятно, что на этом фоне особенно сильно работал «индейский фактор»: туземное население осваиваемых территорий, по самым скромным подсчетам, превосходило численность российских колонистов в десятки, если не в сто раз (по некоторым данным, в 1855 году население Аляски составляло от 50 до 72 тысяч человек9). Многочисленные конфликты (только в XIX веке – несколько «русско-индейских войн» с воинственными и хорошо оснащенными тлинкитами, см. работы А. В. Гринева10, А. В. Зорина11 и др.) постоянно создавали в глазах царского правительства ощущение слабой управляемости территории (по мнению С. Б. Окуня, «в глазах правительства компания дискредитировала себя тем, что не смогла справиться с туземным населением»12).

Русский военный шлюп «Нева», принимавший участие в Битве при Ситхе

На деле постоянно на сдерживание тех же тлинкитов до самого последнего момента у РАК уходили значительные непроизводственные ресурсы, а поддержка со стороны правительственных регулярных вооруженных сил была по большей части не систематической и также находилась на полном обеспечении у РАК. Как отмечал в своих записках К. Т. Хлебников, «предосторожность от враждебных соседей заставляет содержать излишний гарнизон в Ситхе, и сей излишек есть уже превышающий меру потребностей в людях; и следовательно, составляет перевес со стороны убытка. Можно сказать, что сто человек составляют сей излишек, и содержание их в убыток»13. А ведь сто человек – это 20% от общего постоянного населения, считая даже женщин и «непроизводственный персонал».

Луис С. Гланцмен, «Битва за Ситку, 1804 г.». (Экспозиция музея Ситкинского национального исторического парка)

Но «добили» компанию два демографических, скорее даже, миграционных фактора: долгосрочный запрет на поселение и получение статуса «колониальных граждан», с одной стороны; с другой же – как только начали объективно складываться условия для получения подобного «гражданства» после либеральных реформ начала 1860-х гг., РАК лишилась легальной возможности привлекать туземное население на, фактически, обязательные работы14, а постоянное переселение российских подданных не рисковало разрешать правительство.

Билл Холм, «Воин-ворон». Флотилия боевых каноэ (кухдахигин-яку), наполненных воинами в боевых доспехах, приближается к спящему вражескому поселению

И тут впору задуматься даже не столько о выделяемом в нашей литературе государственно-монопольном («политарном»15) характере РАК, сколько о хронической неспособности российской власти идти на концессии, разрешать широкое частное предпринимательство собственных подданных и регулировать активность иностранных концессионеров – т. е., два века спустя в искаженном виде фактически во многом повторились события, приведшие до этого к упадку Мангазеи (разговор об этом особый и явно заслуживающий отдельного рассмотрения).

Мангазея. Реконструкция

 

Вторая «объективная» причина – цена сделки и ее якобы «целевой характер»

Формально по заключенному 18 (30) марта 1867 г. в Вашингтоне договору об уступке российских американских владений США должны были перечислить сумму в $7,2 млн золотом, или, по некоторым данным, 11,5 млн руб. серебром по тогдашнему курсу16.

По другим данным, поступившая в государственное казначейство Министерства финансов России сумма в рублях составила несколько меньше: «За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке, поступило от означенных Штатов 11 362 481 р.[уб.] 94 [коп.]» …Из числа 11.362.481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 р.[уб.] 4 к.[оп.] Остальные же 390 243 руб. 90 к.[оп.] поступили наличными деньгами»17.

Вопрос о несоответствии суммы отправления и поступления рассмотрим чуть ниже, но главное – что 11 млн 362 тыс. 481 руб. 94 коп., на 96,6%, прошли целевым характером на принадлежности для строительства железных дорог.

Даже если согласиться с версией18 согласно которой сам Великий князь Константин Николаевич и все помогавшие ему лоббировать продажу Аляски высшие сановники являлись акционерами и интересантами строящихся железных дорог, в любом случае, речь идет о «переброске активов» из одного, попавшего в стагнацию, полугосударственного АО, в другое, выглядевшее более перспективным и явно гораздо интенсивнее влиявшее на ускорение развития России.

Чек на 7,2 млн долларов США на покупку Аляски. Выписан на имя Эдуарда Андреевича Стекля

Много это или мало – вопрос не патриотичный, но довольно интересный. Дело в том, что всего государственных доходов России в 1867 году поступило 428 млн 643 тыс. 876 руб., а расходов было сделано на 480,5 млн руб. при запланированных 440,7 млн руб.19. Т. е., дефицит бюджета составил около 52 млн руб., что неудивительно на фоне размеров тогдашнего госдолга. 11,3 млн руб. (2,6% от доходов) дефицита не покрывали, но во многом именно их «сквозное прохождение» на заранее оговоренное с французским правительством20 оснащение железнодорожного строительства стало одним из тех ресурсов в режиме «ручного управления», чуть ли не государственной тайной, который позволил ускорить модернизацию транспортной системы центральной России.

Перов, В. Г. «Сцена у железной дороги». 1868 г. Государственная Третьяковская галерея

Сумма, поступившая на железные дороги, объективно была весьма значительной (по внушающим доверие расчетам21 – около $16 млрд на нынешние деньги). По курсу «на наши деньги» это почти 0,9 трлн руб., или около 6% нынешнего годового бюджета РФ (хотя по тогдашнему курсу, напомним, было всего 2,6%). Тем самым, в сопоставлении с курсовой разницей, за 150 лет накопилось расхождение в 2-3 тогдашней «справедливой цены» с ее нынешним «эквивалентом», что даже с этой точки зрения позволяет называть сделку «лучшей из когда-либо заключенных Америкой»22.

Но тезису о том, что уступка российских владений в Америке США была стратегически направлена на переориентацию на освоение юга Дальнего Востока, эта информация в экономическом плане не соответствует уже потому, что полученные ресурсы были использованы на выгодное участникам, полезное для страны, но никак не связанное с освоением Дальнего Востока дело.

 

Третья «объективная» группа причин – геополитические факторы

Основываясь на одном из использованных самим Великим князем Константином Николаевичем в служебной переписке аргументов (а их влияние на историографию вообще оказалось гипнотическим), в литературе восторжествовала точка зрения, согласно которой любая «ответственность за гибель или отторжение колоний неминуемо легла бы на Морское министерство во главе с Константином»23.

С военно-технической стороны подобные события были, конечно, теоретически возможны, живой пример – фактическая оккупация о-ва Урупа англо-французскими силами, использовавшими его в качестве плацдарма при выдвижении на Камчатку, а также вынужденное затопление у Константиновского поста по решению военного губернатора Камчатки, генерал-майора В. С. Завойко, знаменитого фрегата «Паллада», первым капитаном которого являлся П. С. Нахимов.

Фрегат «Паллада» в Нагасаки. Рисунок японского художника

В целом, Крымская война и героическая оборона Петропавловска-на-Камчатке 18-22 августа 1854 года при попытке отряда из шести кораблей англо-французской эскадры захватить город показали слабость российского военного флота на второстепенном театре военных действий.

Однако имущество и инфраструктура РАК были признаны англичанами нейтральными в связи с достигнутым посредством Компании Гудзонова залива (КГЗ) соглашением о взаимном неучастии в войне (кроме того, был и еще один, запасной вариант с фиктивной передачей имущества РАК в аренду Американо-Российской компании, базирующейся в Сан-Франциско, но вариант с КГЗ, учитывая официальный нейтралитет США, был явно предпочтителен).

И хотя англо-французские военные корабли побывали на рейде Ново-Архангельска, вступать в бой не стали не только английские, но и французские военные (а ведь именно французы на крымском театре военных действий в целом ряде случаев сильнее всех «жаждали реванша» и вели наиболее активные наступательные действия). То есть дипломатические усилия РАК позволили ей выйти из Крымской войны в целом без участия в военных действиях (правда, компания все же потеряла одно судно в море и один пароход – на стапелях в Аяне, как и часть конфискованного имущества). Но главным последствием Крымской войны для компании стал вовсе не убыток в размере 130 тыс. руб., а то, что по ее итогам в 1856 г. «владение РАК остров Сахалин» передается «в непосредственное ведение и управление главного и местного начальства Восточной Сибири и Камчатской области»24.

Как видим, исконные собственные владения компания могла и умела защищать по дипломатическим каналам, на «купеческом слове» (более того, имея даже «запасные варианты»), вполне могла она справляться и с восстаниями туземного населения или действиями морских разбойников; а вот в больших геополитических конфликтах участвовать не умела и не желала. Именно эта фактически независимость от негибких интересов военного флота, очевидно, и стала одним из факторов, по которым высшее руководство отрицательно оценивало «дееспособность» РАК, ожидая от формально частной торговой компании, в общем-то, несвойственных ей функций. Правда, Крымская война к тому времени давно осталась в прошлом, но угроза вновь возросла в связи с Польским восстанием 1861-1864 гг. и соответствующей враждебной к России позицией Великобритании и Франции25.

По большому счету, только интересы Великобритании долгое время реально и угрожали владениям РАК (о чем давно и настойчиво говорят и американские исследователи26), но если даже ввиду явной возможности, в т. ч., в интересах КГЗ, аннексировать их, Великобритания ею не воспользовалась, стоит ли всерьез говорить о том, что подобная возможность в обозримом времени могла появиться вновь и быть использована?

Другая сторона геополитической игры, а именно, желание разжечь продажей территории «противоречия между Великобританией и США», в какой-то мере можно рассматривать как следствие штампов марксисткой историографии – недаром А. В. Гринев приводит цитату из К. Маркса: «…с экономической стороны приобретение это пока не стоит ни цента, но – янки благодаря этому отрежут с одной стороны Англию от моря и ускорят присоединение всей британской Северной Америки к Соединенным Штатам. Вот где собака зарыта! [Маркс: 542]»27 и логично отмечает, что К. Маркс в это время жил в Лондоне и едва ли объективно мог в своем анализе ситуации абстрагироваться от логики британских газет, а они подавали ситуацию именно в таком контексте.

К. Маркс в 1850-е годы

И хотя нельзя не признавать, что «переход Аляски к США существенно ослаблял позиции Великобритании, создавая непосредственную угрозу сохранению ее господства в Канаде»28, едва ли подобная цель могла рассматриваться как достаточная в сложившихся на тот момент международных условиях, ведь никаких концессионных уступок тем же США в освоении Амура для аналогичного «ослабления позиций Великобритании» в Китае никто не предпринял.

Что же касается США, то очевидно, что потенциальная аннексия и колонизация с их стороны владений РАК в момент продажи были маловероятны в связи с внутренним ослаблением страны в результате Гражданской войны29, но главное – по причине отсутствия экономической целесообразности (напомним, что систематическое освоение края фактически началось лишь спустя 30 лет и на первом этапе – лишь благодаря «золотой лихорадке», предполагавшей сверхприбыли, без которых американский бизнес инвестировать в «ледяную пустыню» не желал, а для колонистов, осваивавших американский Запад, территория эта была практически бесполезна в связи с дефицитом плодородных почв).

Политических же условий для отторжения владений РАК американцами также не существовало. К моменту уступки США уже более 40 лет официально признавали границы русских владений на севере, и по целому ряду вопросов русские и американцы действовали если не согласованно, то во всяком случае старались друг другу не мешать

(характерны обстоятельства подписания обеими странами, соответственно, Симодского трактата и Канагавского договора с Японией). Российские эскадры поддержали северян в годы Гражданской войны, не позволив выступавшей за конфедератов Великобритании организовать их континентальную блокаду, по итогам Гражданской войны состоялась миссия морского министра Г. В. Фокса в Россию, и даже еще в ходе Крымской войны, несмотря на официальный нейтралитет, медицинский персонал из США активно помогал русским при обороне Севастополя30.

Одним словом, централизованной военной экспансии США, которая только и могла реально позволить им закрепиться на Аляске и на архипелаге Александра, в ближайшие десятилетия точно можно было не ждать, а что касается «ползучей колонизации», незаконных промыслов и контрабандной торговли31 «бостонцев» с прибрежными тлинкитами и берингоморскими эскимосами, то они проводились уже многие десятилетия и к этому фактору РАК, несмотря на свое вполне объяснимое недовольство, давно уже «привыкла», как к неизбежному злу.

Казалось бы, даже простое соотношение населения двух стран (Россия в 1858 году – 74 млн чел., США в 1860 году – 31,4 млн чел.) демонстрирует значительно больший накопленный к тому моменту демографический потенциал России. В то же время, ситуация быстро менялась: и в экономическом плане, и по бюджетным возможностям, и по приросту населения США развивались более динамично, Россия местами уже сильно зависела от американских военных технологий (например, в интересах морского министерства рассматривались поставки для военного флота артиллерийских орудий, винтовых пароходов, а также провианта для снабжения Камчатки32; любопытна и недостаточно изученная история с передачей чертежей винтовки Бердана якобы в качестве «бонуса» к оплате территорий Русской Америки).

Транспортная доступность Аляски пароходами из Сан-Франциско уже была очевидна (первая трансконтинентальная железная дорога США была введена в эксплуатацию 10 мая 1869 г.; в 1880-е гг. трансконтинентальная железная дорога появилась и в Канаде – Канадская тихоокеанская железная дорога была введена в строй в 1885 году; напомним, что российская железная дорога на Дальний Восток появилась только полвека спустя – участок от Миасса до Владивостока строился с 1891 по 1916 годы, а навигация до Аляски даже из акватории Охотского моря в любом случае гораздо проблематичнее, чем из Сан-Франциско).

Т.Хилл. «Последний костыль» // Thomas Hill, 1881, California State Railroad Museim (United States) 

Справедливости ради следует заметить, что и фактор транспортной доступности Аляски из южных штатов сильно преувеличен. Использованный в 1853 году генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым-Амурским, который первым неофициально предложил продать владения РАК, тезис о том, что США с развитием железных дорог «неминуемо распространятся по всей Северной Америке... рано или поздно придется им уступить североамериканские владения наши»33, не представляется состоятельным хотя бы потому, что США до сих пор не имеют железнодорожного сообщения южных штатов с Аляской, а первое шоссе они вынуждены были строить экстренно, в условиях Второй мировой войны и не считаясь с издержками.

Наконец, нельзя не учитывать возникшего за 20 лет до уступки Аляски роста интереса России к освоению юга Дальнего Востока, разграничению территорий с Китаем, ослабленным Опиумными войнами и длившимся полтора десятилетия восстанием тайпинов, и с Японией, чья военная и геополитическая слабость стала в 30-40-е годы XIX века особо очевидной.

Средством освоения края на первых порах являлись все довольно ограниченные ресурсы империи, которые могли быть туда стянуты. Помимо военных и экономических методов, на территории Приамурья использовались, как это сейчас называется, и методы «гибридной войны», в частности, РПЦ переместила архиерейскую кафедру из Ново-Архангельска в Благовещенск-на-Амуре34. РАК в первые годы играла в этом процессе чуть ли не ключевую роль, но не осознала значимости и перспективности данной миссии.

Восстание тайпинов в Китае

P.S. Во второй, заключающей части этой статьи мы остановимся на «субъективных» факторах уступки российских владений в Северной Америке. Кратко их можно аннотировать следующим образом: сложившаяся к тому моменту управленческая отсталость Российско-Американской компании и ее хроническое «нецелевое» задействование в качестве ресурса для других нужд империи, в т. ч. для освоения юга российского Дальнего Востока.

Отдельного внимания достоин и «человеческий фактор», в т. ч. – позиция брата Александра II, Великого князя Константина Николаевича: и она, и ее изменение, неплохо изучены. Едва ли следует искать в его лице «злого гения» – достаточно напомнить, что еще в 1850 году он давал РАК возможность перейти на новую экономическую модель при освоении Сахалина и устья Амура. Но сделать этого руководству компании по целому ряду причин не удалось, и к моменту сделки об уступке территорий США ее ресурсная база на российской стороне Тихого океана свелась к активности на Курильских островах.

 

Источники и литература

 

  • 1 Петров, А.Ю. – Уступка Аляски: дискуссионные вопросы российско-американской сделки 150-летней давности. Новый исторический вестник, 2017, №2 (52), – С.103-120.
  • Шиловский, М.В. – Почему Россия продала Русскую Америку? (К 150-летию подписания конвенции от 18(30) марта 1867 г. об уступке Северо-Американским Соединенным Штатам Российских Северо-Американских колоний) // Вестник Томского государственного университета. История. 2017. № 50. – С. 24-30.
  • История Русской Америки. М: Международные отношения, 1997. – С. 490.
  • 4 Гринев, А.В. – Причины продажи Аляски США на страницах отечественной историографии. Клио. 2000. №2. – С. 17-26.
  • 5 Палкин, А.Г. – К вопросу о территориальных претензиях к США // Вестник Челябинского государственного университета, 2009. №40 – С.42-43.
  • 6 Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2012. С. 105-109.
  • 7 Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2012. С. 105-109.
  • 8 Федорова, С.Г. – Русская Америка – от первых поселений до продажи Аляски (ИГЭ) – 2011. – С. 106.
  • 9 Там же. – С. 119.
  • 10 Гринев, А.В. – Индейцы тлинкиты в период Русской Америки (1741-1867 гг.). Новосибирск, Наука, 1991, 320 с.
  • 11 Зорин, А.В. – Индейская война в Русской Америке. Русско-тлинкитское военное противоборство (1741-1821). М, Квадрига, 2017, 360 с.
  • 12 Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2012. – С. 105-109.
  • 13 История русской Америки (1732-1867). В трех томах. Под общей редакцией академика Н.Н.Болховитинова. Т. III. Русская Америка: от зенита к закату (1825-1867). М, «Международные отношения». 1999 – С. 320-321.
  • 14 Гринев, А.В. – Причины продажи Аляски США на страницах отечественной историографии. Клио. 2000. №2. – С. 17-26.
  • 15 См.: Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2012, №19. – С. 105-109; Беляков, Д.А. – Политаризм как один из основных факторов отчуждения Аляски//  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2013, №22. С. 76-80; Гринев, А.В. – Причины продажи Аляски США на страницах отечественной историографии. Клио. 2000. №2. – С. 17-26.
  • 16 Гринев, А.В. – Отношение Ф.П. Врангеля к продаже Аляски Соединенным Штатам. Американский ежегодник. 2004. – М., 2006. – С. 303-305.
  • 17 Петров, А.Ю. – Уступка Аляски: дискуссионные вопросы российско-американской сделки 150-летней давности. Новый исторический вестник, 2017, №2 (52), – С.103-120.
  • 18 Миронов, И.Б. Аукцион «Россия». Как продавали Аляску. – М: Алгоритм, 2010. – С. 211-233.
  • 19 https://www.minfin.ru/ru/historylib/.
  • 20 Петров, А.Ю. – Уступка Аляски: дискуссионные вопросы российско-американской сделки 150-летней давности. Новый исторический вестник, 2017, №2 (52), – С.103-120.
  • 21 Там же.
  • 22 https://www.welt.de/geschichte/article163239391/Der-beste-Deal-den-Amerika-jemals-machte.html.
  • 23 Гринев, А.В. Причины продажи Аляски США на страницах отечественной историографии. Клио. 2000. №2. – С. 17-26.
  • 24 Шиловский, М.В. Почему Россия продала Русскую Америку? (К 150-летию подписания конвенции от 18(30) марта 1867 г. об уступке Северо-Американским Соединенным Штатам Российских Северо-Американских колоний) // Вестник Томского государственного университета. История. 2017. № 50. – С. 24-30.
  • 25 Гринев, А.В. Великий князь Константин Николаевич и продажа Аляски. Петербургская историческая школа. 2004. №3. – С. 157-179.
  • 26 Агранат, Г.А. Новые американские работы о Русской Америке // Летопись Севера. – М., 1957. – [Т.] 2. – С. 247-255.
  • 27 Гринев, А.В. Еще одна версия продажи Аляски. Рец.: Фетисов С.В. Первая Антанта. Как мы потеряли Аляску. М.: Библио-Глобус, 2014. 244 с.
  • 28 Болховитинов, Н.Н. Зарубежные исследования о Русской Америке / Н.Н.Болховитинов // США. Экономика, политика, идеология. – 1985. – № 4. – С. 87-95.
  • 29 Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России – 2012. – С. 105-109.
  • 30 Петров, А.Ю. Уступка Аляски: дискуссионные вопросы российско-американской сделки 150-летней давности. Новый исторический вестник, 2017, №2 (52), – С.103-120.
  • 31 Беляков, Д.А. – Исследование и анализ причин продажи Аляски США в 1867 году //  Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, – 2012. – С. 105-109.
  • 32 Гринев, А.В. Великий князь Константин Николаевич и продажа Аляски. Петербургская историческая школа. 2004. №3. – С. 157-179.
  • 33 Петров, А.Ю. Уступка Аляски: дискуссионные вопросы российско-американской сделки 150-летней давности. Новый исторический вестник, 2017, №2 (52), – С.103-120.
  • 34 Гринев, А.В. Причины продажи Аляски США на страницах отечественной историографии. Клио. 2000. №2. – С. 17-26.

Смотрите также

Причины уступки Аляски. Часть II. …До дела «ЮКОСа»

Причины уступки Аляски. Часть II. …До дела «ЮКОСа»

Анализ «субьективных» причин уступки Аляски приводит к неожиданному выводу: царское правительство продавало не столько Аляску, сколько Российско-Американскую компанию. Зачем? Чтобы таким образом получить необходимые для нужд империи ресурсы за счет... частной компании.

Невельской. Глава III. Наперекор империи, во славу Отечества!

Невельской. Глава III. Наперекор империи, во славу Отечества!

История жизни Невельского – пример того, как историю может делать один человек. Конечно, дело не обходится без сподвижников, покровителей, просто сочувствующих. Однако в начале начал – воля, энтузиазм, упертость, бесстрашие одного человека. Одного-единственного. 

Невельской. Глава IV. Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен!

Невельской. Глава IV. Где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен!

Летом 1849 года Невельской сделал два открытия, которые уже обессмертили бы его имя. Он доказал, что Сахалин – это остров и что устье Амура не теряется в песках, а вполне пригодно для судоходства. Однако это было лишь началом долгой, тяжелой, настоящей мужской работы, в результате которой к России была присоединена огромная территория. 

Комментарии

Комментарии публикуются на сайте только после предварительной модерации. Это может занять время...

Добавить комментарий *