Командировка
По следам Невельского

Подробности
slide-item

Ирландия:
Письма с изумрудного острова

Подробности
slide-item

Трасса «Колыма»
Дорога к Охотскому морю

Подробности
slide-item

марина и прага:
роман душ

Подробности
slide-item

Египет'2007
Сквозь Сахару

Подробности
slide-item

Последние обновления

Владимир Лемберк: «У каждого своё место, где он может найти нирвану»

В это лето на Алтае сошлись дороги шести русских и шести чешских туристов. И так сложилось, что чехи помогли русским преодолеть самый сложный перевал маршрута – Абыл-Оюк. Этот текст о Владимире Лемберке, зоологе, публицисте и путешественнике, который как раз вел чешскую группу. 

Белорусский ноябрь. Ночь в Катынском лесу

Беларусь все ближе. Но, доехав до поворота на Смоленск, мы сворачиваем. Чтобы увидеть Катынь. Ночью. Невероятно, но нам это разрешают. Более того, один из охранников становится добровольным экскурсоводом. 

Белорусский ноябрь. После бала. Там, где жили Воланд, Коровьев и Бегемот. Там, где Маргарита «работала» королевой

Здесь жил сам Булгаков. Сразу, как перебрался в Москву. После, в своей великой книге «Мастер и Маргарита» он сюда же поселил Воланда со всей свитой. И в этой же коммунальной квартире №50 жила женщина – прототип Аннушки, что разлила масло... Добро пожаловать в «нехорошую квартиру»!

Белорусский ноябрь. Прелюдия. Как пройти к Воланду, теория фур и Адам Смит от Пушкина

Любое путешествие – это не просто сели-поехали-приехали-посмотрели-вернулись. Нет. Это еще и цепочка предшествующих ассоциаций и событий. Так и в тот раз. Прежде, чем оказаться в Белоруссии, мы сходили... на бал к Воланду. А после еще перечитали Пушкина. Перед ночью в Катынском лесу...

Корю Нисикава Пятый: хранитель кукольных душ из Хатиодзи

Всю свою жизнь он играет в куклы. В куклы, самой младшей из которых – уже за 40. А старшая – ровесница театра, основанного его предками более полутора веков назад. И признанного теперь избранной нематериальной национальной ценностью Японии... 

Итальянские привычки, от которых закипает кровь. Часть вторая

Невероятно. Невозможно. Но... Наталья Миронова, этот безжалостный критик, беспощадный и внимательный наблюдатель, по сути... признается в любви! Итальянцам! Нет, не сразу, конечно. Сперва она с сарказмом препарирует их любовь к... сарказму. Осудит говорливость. Проклянет приверженность здоровому образу жизни. Анатомически разложит страсть к курению. Пристыдит и... 

Тропы Рериха: в Санкт-Петербурге появился путеводитель по местам Николая Рериха

Парадокс, но наследие автора пакта о защите культурного наследия сейчас само оказалось без защиты. Так считает наш земляк Слава Янке, объясняя почему он решил создать (и создал) интерактивный путеводитель по местам Николая Рериха в Санкт-Петербурге...

Колыма, Ягоднинский район: так начиналась история…

История упадка и разрушения... нет, не Римской империи. Всего лишь – одного района Колымы. Ягоднинского. Ставшего родным для нашего автора Ивана Паникарова. Некогда форпост освоения богатств этой земли, теперь едва-едва дышит. На пике, в 1985-м году здесь жили и трудились более 50 тысяч человек. Теперь – семь...

Алтай: тропа Димитрии. Чуйским трактом от Горно-Алтайска до перевала Чике-Таман

Чуйский тракт – дорога, у которой есть собствнный музей. В Бийске. Хотели зайти, но не сложилось. Зато по самому тракту намотали немало. Этот фоторепортаж – о коротком сравнительно отрезке между столицей Республики Алтай и перевалом Чике-Таман, где нас накрыли сумерки. Мы мчались в горы...

Все нормально, мама, я на краю света!

До обидного короткий рассказ о грандиозном путешествии. Путешествии длиною в год. Без малого. За это время простые ребята из Азовского района Омской области посетили столько стран, что, расскажи они о каждой всего одну историю – и хватило бы на месяц публикаций... 

Алтай: тропа Димитрии. Аяс – значит ясный и другие откровения последней грозы…

Вот и всё. Мы возвращаемся. Окончательно. Бесповоротно. Последний отрезок пути – сквозь Курайскую степь – ничуть не менее прекрасен, чем все предыдущие. И событий-происшествий еще хватает... Настолько, что на другой день мы уже... просто отказываемся (интуитивно, подсознательно) что-либо впитывать.

Собираясь на расстрел, он завязывал галстук, стараясь, чтобы узел вышел красивым. И ушел, напевая…

Это обыкновенная история об обыкновенном человеке. О том, как можно жить. О том, почему нельзя мириться с тем, что происходит вокруг. И о том, как нужно уходить. Это последнее – пожалуй, главное. По крайней мере, именно то, как он собирался на свидание со смертью, запомнилось тем, кто тогда был с ним рядом, ярче всего...

Алтай: тропа Димитрии. The end. Сны кедрового леса, или Последняя пешая бесконечность…

Как заканчивается поход? Да по-разному. Но нам снова повезло: здоровый сон под сенью кедрового леса, на утро – не менее здоровая банька с высокогорными (а это да, все еще выше двух тысяч метров над уровнем моря) ваннами. И – вместо зарядки – восьмерочка, петля-бесконечность последнего пешего перехода...

Итальянские привычки, от которых закипает кровь

К чему привыкли итальянцы? Причем настолько, что уже сами этих привычек не замечают? В чем они по сравнению с нами – как люди с другой планеты? Наш автор составила хит-парад проявлений итальянского менталитета, от которых у «чужих» с непривычки буквально закипает кровь, да.

Шаолинь: как мечта детства стала делом жизни

Кем ты будешь, как правило, становится ясно уже в детстве. У Жени Эрмана мечта была обычной и экзотической одновременно. Не всякий «очаровавшись» мастерством Брюса Ли, доберется до монастыря Шаолинь и уж тем более – до изучения подлинных практик. Евгений Эрман стал мастером, и сейчас у него – своя школа.

Тухачевские: судьбы членов семьи расстрелянного маршала

47 процентов россиян в возрасте до 26 лет НИКОГДА ничего не слышали о сталинских репрессиях. Статистика. Этот и другие материалы – чтобы слышали. Чтобы знали. Только вдумайтесь: по ложному обвинению расстрелян был не только маршал СССР, но и его жена, родные братья, мужья его сестер. А женщин – в лагеря или ссылки. За недоносительство. 

Алтай: тропа Димитрии. С Купола в Актру, или Минус тысяча пятьсот

У нас не было ни одного пустого, простого, неинтересного дня. И вот предпоследний – казалось бы, просто спустись. С Купола (отметка 3556 м) в альплагерь, что на 2150. Да, почти полтора километра, но это же – вниз. Мы смогли, без вопросов, но... к концу оставшись уже не вполне в живых...

Алтай: тропа Димитрии. Утро на 3556

Все прелести утра на высоте 3 556 метров над уровнем моря. Самого высокого и... самого последнего утра в горах. Следующее мы встретим уже «на равнине», в альплагере «Актру». А пока... пока мы взбираемся на Купол Трех Озер. Верхнюю точку нашей Тропы Димитрии. 

Грузия, Кахетия. Поместье для счастья

Конечно, это утопия. Но почему не попробовать? Обустроить уголок пространства так, чтобы на нем было хорошо и уютно, собрать людей, которые сумеют жить рядом друг с другом в мире, понимании, взаимоуважении... Стоит попробовать. Это как минимум. Тем более, если местом для этого будущего рая выбрана Кахетия...

Монтенегро – страна седых гор и московской речи. Часть третья

Королевские пляжи и остров-отель св. Стефана, где отдыхали Софи Лорен и Сильвестр Сталлоне, панорамы Будванской ривьеры и колорит горных деревенек из фильмов великого Кустурицы, аскетизм монастырей и изобилие местных рынков: маленькая, но такая огромная Черногория, часть третья, заключительная...

Верона. Письмо к Джульетте

Отбирая хлеб у нашего постоянного итальянского корреспондента, Валерия Калашникова вторгается в Верону. Где, кажется, бывает чаще, чем в омских Нефтяниках – настолько хорошо ориентируется в городе. А виновата в том, оказывается... Джульетта! В чем Валерия и признается. Эпистолярно. Хотя девушке уместнее было бы переписываться с Ромео...

Алтай: тропа Димитрии. Купол, перевал-невидимка

Купол. Последний перевал. Он нас нисколько не страшил: покорив Абыл-Оюк, мы думали, что все самое интересное – позади. Напрасно. Этот подъем тоже удался. Или не задался. Во всяком случае, когда мы все же «оседлали» Абыл-Оюк, в обморок никто не падал. А тут...

Вадим Туманов: моряк, заключённый, старатель, строитель… Человек! Часть вторая

Во второй части краткой (очень краткой) биографии Вадима Туманова – несколько эпизодов. О том, как вдруг жесточайшие враги превращаются в задушевных друзей. О том, как Туманов создал из заключенных ударную бригаду золотодобытчиков. О том, как встретил свою любовь. И о том, как получил хрустальную перчатку чемпиона...

Вадим Туманов: моряк, заключённый, старатель, строитель… Человек! Часть первая

О нем пишут книги, снимают фильмы. И есть о чем: осужденный по политической статье, он в итоге наладил артельную золотодобычу на Колыме, заслужил досрочное освобождение с погашением судимости. Нажил много врагов. И много друзей, среди них – и сам Владимир Высоцкий! Сейчас В. И. Туманову уже за 90. 

Монтенегро – страна седых гор и московской речи. Часть вторая

Монтенегро, она же Черногория. Во второй части путевых заметок, во-первых, исследование пляжей (и не только с позиций «песочек или галечка»), а во-вторых – знаменитой балканской кухни (причем в жанре «испытано на себе»). Отпуск у моря. Удовольствия продолжаются...

Алтай: тропа Димитрии. Хороший человек был этот Эренбург

Огромный десятый день: от ледяной ночи на Ледяном озере до ледяных струй Джело на вечерней переправе. Между ними – перевал Эренбурга со снежниками, будто пропитанными угольной пылью, маковое плато, где цветы пробиваются сквозь скальник и лошади в долине Джело на фоне одноименного ледника... 

Мадрид: медведи, балалайки и литература под ногами

Испания. Мадрид. Прогулка. Одна большая, но... короткая. Точно специально, чтобы, оставив город недо-показанным, недо-рассказанным, побудить вас к путешествию, в котором вы сможете открыть его для себя – свой, особенный, неповторимый... «Слоняясь» по Пиренеям, Валерия Калашникова, наконец, добралась до столицы Испании. 

Заставь итальянца богу молиться

Верят или не верят итальянцы? У нашего автора и на этот счет – собственное мнение. Что есть бог для рядового жителя Апеннинского полуострова и кто для него папа римский? Почему еще совсем недавно ни один брак не обходился без венчания и... с чем итальянцы встречают Пасху... 

Монтенегро – страна седых гор и московской речи. Часть первая

Лучший отпуск – тот, что не был запланирован. Тем более, если это отдых с друзьями. Тем более, если повезло очутиться в Монтенегро – крошечной стране на берегу Адриатического моря. Первая часть путевых заметок выстроена «по классике»: как добирались, куда заселились, что более всего поразило с ходу, на первый взгляд...

Алёна, помнящая родство…

Немец, преданный член ВКП(б), Эрих Виттенберг приехал в СССР из Германии в 1931 году. Работал обычным слесарем. Активист, общественник, член литературного кружка, он вел просветительскую работу... Был арестован, признан шпионом, репрессирован... Но речь не столько о нем, сколько о его правнучке Алёне. И о памяти... 

Три чуда Гранады, или Домик для Путина

Гренада, Гренада, Гренада моя... – кто не помнит? Романтично-пролетарская песня на стихи... Светлова. Но – о Гранаде. Как бы. Испанской. Однако здесь, в Гранаде, есть свой поэт – Лорка. И своя музыка – фламенко. Они здесь и родились. И здесь же – легендарная и прекраснейшая Альгамбра... 

Алтай: тропа Димитрии. Песнь Ледяного озера (только фото)

Озеро, прозванное нами Ледяным, на самом деле таковым и было. По зеркалу его носило льдины, льдом веяло от него, в него впадали ручейки ледяной воды, несущиеся с ледников, лед в нем отражался, и невозможно было отличить – где отражение, а где «оригинал»... Все это – завораживало... Озеро было холодно прекрасно.

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Омичи на Томиче, или Как мы наконец встали на тропу Димитрии

Это был знаменательный день: тропа, которой мы шли вот уже девятые сутки, наконец-то обрела имя. Причем герой (героиня) все это время скромно следовала с нами. Но лишь на Томиче, на самом седле, после очередного преодоления, снизошло озарение. Возможно, из-за невыносимой красоты, царившей на этой высоте...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. День восьмой: без троп, или Восхождение к Томичу

Если на перевал – это серьезно, это – дааа... Но «межперевальный прогон» – это ж статистика, некатегорийно... Ну-ну. А когда с утра – речка, в которую и медведь не везде сунется, за ней – бурелом с осыпями и болотцами, после – нехилый набор высоты по ребру пирамиды и на сладкое – ночевка на плато, «уложенном» камнями...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Сага о Карагеме, или Как к нам все-таки пришел медведь

Если желать чего-то долго, упорно и страстно, то все случится... Мы хотели пройти Перевал – прошли. Мы жаждали отдыха и тепла – утро выдалось поистине райским, а солнце целый день палило, превращая все почти что в сауну... А после, на рассвете, явился гость, которого мы ждали несколько ночей кряду.

Таежные «робинзоны»

Заброшенных поселков – тьма и тьма. Приговоренные, они всегда умирают медленно, долго. И почти всегда в них остаются до последнего один-два старожила... О таежных «робинзонах» поселка Пищевой – эта история... Здесь, в Пищевом, они когда-то встретились. Здесь же, уже окруженные тайгой, и ушли. Не в один день, но в один год...

Загадочный манускрипт Войнича «рожден» в Чехии?!

Книги создают для того, чтобы их читали. Все, но только не эту. Загадочный, непостижимый манускрипт Войнича люди не могут расшифровать уже не первое столетие... Одна из многочисленных его тайн – место, где он был создан и личность создателя... Наш автор пытается найти наиболее вероятные ответы на эти вопросы. 

Каталонская обитель Сальвадора Дали

Сальвадор Дали: каким он был? Эксцентричным, вызывающим, шокирующим, или... Или! Дотаточно сравнить две «обители» художника – Фигерас и Кадакес, два городка, украшенных его пребыванием в них, его жизнью. Фигерас – это Дали напоказ. Кадакес – Дали «домашний», Дали-художник и... обычный человек. 

Опубликовать после моей смерти…

Уехав из родной Калуги по путевке треста «Дальстрой» еще совсем девчонкой, Лена Зайцева рассчитывала поработать на далекой и манящей Колыме три года. Таков был контракт. Но прожила здесь... более семидесяти лет. Всю жизнь. Долгую. Родила пятерых детей, двоих успела похоронить... Ей было о чем рассказать.

Люди, прочтите эти стихи!..

Судьба поэта... Судьба поэта – говорить о любви. Даже если сердце заледенело от боли, тоски, бесысходности. Даже если пальцы не могут держать карандаш. Даже если ты – на Колыме. В лагерях. По надуманном, нелепому обвинению. Надолго, кажется – навсегда... В тяжелые, лютые послевоенные, когда и на воле-то не сладко...

Camino de Santiago: три дня дорогой пилигримов

Camino de Santiago. Тропа Сантьяго. Издавна – путь паломников. Сеть маршрутов с единой финальной точкой: храм на месте погребения святого. Кто-то проходит этот путь ради веры. Кто-то – ради того, чтобы получше узнать страну, ее людей, ее традиции. А кто-то всего лишь ради... себя. Ради познания самого себя...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Как попадают в рай

Самое сложное – не подняться. Самое сложное – спуск. В том числе и потому, что спускаешься после эйфории подъема. А это опасно. Расслаблен. Счастлив. Рано. Вот когда спустился до самого конца, дошел до стоянки, тогда – радуйся. Тогда – ты в раю. Просыпайся! 

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Перевал

День шестой. Перевал. Все просто: мы поднялись… Подробности – читайте. Их много. Одно скажу, вспоминать это все заново… и радостно, и страшно. Радостно – потому, что мы это сделали. Страшно – потому, что теперь понимаешь то, чего тогда не понимал…

Тува: под крылом коршуна, под присмотром духов

Тува. Земля, покой которой стерегут коршуны, шаманы и... Будда. Край, просторный настолько, что он смог вместить... тишину, и она так плотна, тяжела, материальна, что ее можно потрогать руками. Так кажется... Воспоминания о Туве. Все точки силы. Все оттенки красоты. Всё, что здесь считают богатством.

Лагерь «Каньон»: пропавшая экспедиция…

Они не вернулись. Ни в назначенный день, ни на следующий, ни позже... Колыма не отпускала. Экспедиция в лагеря ГУЛАГа обернулась отсидкой. Почти по-настоящему. Вы хотели полного погружения – так вот оно! Дошло до того, что обсуждали (как бы в шутку) – кого первым рациональнее съесть, когда совсем закончатся припасы... 

Экспедиция в прошлое: лагерь «Кинжал»

Для Ивана Паникарова лето – пора интенсивных экспедиций. Снова и снова он с очередной группой отправляется в бывшие лагеря ГУЛАГа, год за годом документально фиксируя изменения в состоянии страшных руин сталинской эпохи. Сегодня – рассказ о школьниках, решивших своими глазами увидеть, что такое лагерь «Кинжал».

Португальский дневник. Часть третья. Песня Лиссабона

Португалия: столица. Что можно спеть о Лиссабоне? Конечно, фаду... Автор этих заметок считает, что ее песня о городе как-то не сложилась, ушла не в те выси, за борт пришлось выплеснуть все-все важное и интересное. И все – ради фаду. Но... так захотел Лиссабон. Так о чем речь? Что за фаду такое?! 

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Куда заводит одно-единственное неверное решение

На пятый день мы добрались до ледника Абыл-Оюк и – пока налегке, – поднялись по нему до перевала. Перевал произвел должное впечатление, мы разбили лагерь под самым ледником и, по сути, весь вечер спорили – идти или не идти. Но до утра так и не определились...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Когда дождь забывает закончиться

Мы не собирались бежать с Шавлинского озера стремглав. Однако и задерживаться так долго – тоже. Но не отпускал дождь. В конце концов, мы решили уйти. А он остался. Озеро как будто заранее ревновало, как будто знало, что увиденное выше поразит нас еще больше. Верхние Шавлинские озера еще красивее...

Португальский дневник. Часть вторая. Азулежу: цветная геометрия

Ну что сложного – синенькой красочкой по кафельной плиточке. Обжёг – и лепи на... да куда угодно. Можно на фасады зданий, можно внутри. Можно просто геометрические узоры, а можно – целые панно. В Португалии это называется азулежу. Родилось несколько веков назад. Теперь считается национальным достоянием...

Португальский дневник. Часть первая. Запах Порту

Порту. Северная «драгоценность» Португалии, не избалованная вниманием туристов. Родина подлинного портвейна и... Гарри Поттера. Да-да, прототип библиотеки Хогвардса – это здесь. И здесь же – музей (простите, вокзал) с азулежу, культурного достояния Португалии. Чем пахнет этот город? И в чем таится его обаяние? Рассказываем...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. За бирюзой Шавлинских озер

Зачем случаются встречи? О старых и новых, странных и привычных. Дождь, который умеет вовремя закончиться, но не хочет совсем прекратиться. Сколько характеров у реки? И где начинаются Шавлинские озера? Третий день пути: мы дошли! Здравствуй, Озеро!

Алтай, Северо-Чуйский хребет. Чешское утро, американский полдник, предобеденная Швейцария и вечерний Новосибирск

Как, путешествуя по Алтаю, побывать в разных странах и городах. Как, отдыхая, устать. Как с удивлением и восторгом обнаружить, что организм учится всё – и даже усталость – превращать в энергию. Как потерять сон от всего увиденного за день. Как осознать, что такое на самом деле – радость...

Прага: на пороге между сказкой и реальностью

Откуда есть пошла... Прага. Все версии, легенды и предания, превратившиеся в... реальность. Город, которому его основательница – княгиня Либуше – предсказала великое будущее и славу. Прага – как порог между сказкой и действительностью, нашим миром и миром потусторонним...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. От Чибита до… первого июля

Первое утро. Первый завтрак. Первый опыт упаковки рюкзака в походных условиях. Первые шаги. Первые километры. Первая усталость. Первый горный ручей. Первый крутой подъем. Первая лесная тропа. Первая жажда. Первый вечер. Первый костер. Первое июля. Самый первый, тяжелый, долгий, счастливый день...

Алтай, Северо-Чуйский хребет. А зачем в горы?! (Вместо предисловия)

Зачем люди ходят в походы. Тем более – в горные? Зачем, зачем... Науке это по-прежнему неизвестно. Есть такая довольно распространенная, но абсолютно не научная версия – за запахом тайги... Что это? Неясно... Ничего не объясняет, согласитесь. Так и этот текст – тоже не объясняет ничего...

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Днепровский»

Наш автор Иван Паникаров провел очередную «сталкерскую» экспедицию в лагерь «Днепровский», в которую с ним отправились его земляки-колымчане. Благодаря этому (и президентскому гранту) у всех читателей РС есть возможность увидеть знаменитый объект ГУЛАГа и оценить его нынешнее состояние...

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Египет-2007. Глава III. Торг уместен!

Восточный базар – это и есть рыночные отношения. В подлиннике. Безо всяких теорий, додумок и псевдо-научных объяснялок аналитиков от экономики. Торг по-восточному: как это делается? Зачем? Почему? Инструкция по применению. Только личный опыт. Только реальные сделки!

Тифлис: мертвый Авлабар и детство Сергея Лаврова

Самое удивительное и нежное воспоминание о Тифлисе… История о покинутом квартале, детстве министра иностранных дел, расстрелах и подпольной типографии в сердце Грузии. Теплой кавказской ночи вам!

Костёл, доставшийся в наследство духам

...В одном из полуразрушенных и заброшенных костёлов Чехии в местечке Лукове несколько лет назад вдруг поселились... духи. Они никому не мешают, никого не трогают, они лишь молятся. Очень тихо. Но трепетно и... вечно. И, как ни странно, это вселяет надежду...

Антонина Аксенова (Хенчинская): закаленная Россией и Колымой

Продолжение истории Ивана Паникарова. Здесь и сейчас – уникальные подробности биографии Антонины Аксеновой – сводной сестры писателя Василия Аксенова, приемной дочери Евгении Гинзбург и, как сумела выяснить она сама, племянницы Михала Моше Хенчинского – узника Освенцима, впоследствии ставшего профессором. 

Евгения Гинзбург и Антонина Аксенова, или О матери и дочери, прошедших «Крутым маршрутом»

Евгения Гинзбург, «Крутой маршрут». Любой, кто интересовался Колымой, историей ГУЛАГа, вообще страны, знает эту книгу. Куда менее известно, что её автор – мать писателя Василия Аксенова. Главная же героиня этой истории – Антонина Аксенова, приемная дочь писательницы. Итак, мать и дочь: уникальные подробности биографии.

Италия: культ еды против культа тела

Что едят итальянцы? Как едят итальянцы? Где едят итальянцы? Почему, о боже (!), они так много едят?! Потому что – так вкусно! Настоящий, подлинный, можно даже сказать – глубинный путеводитель по... еде? пище? блюдам итальянской кухни? ...не то... «Итальянская трапеза». Энциклопедия. Набросок. Так точнее. ...и да – осторожно! нереально аппетитно! 

Там, где последний маяк: Португалия в набросках

Море, чайки, трамвайные трели... Запах жареных сардин и свежевыстиранного белья, что полощется над головами туристов... Железнодорожные вокзалы, больше похожие на галереи искусств, и – уличные художники, которых едва ли не больше, чем чаек... Маленькая страна в объятиях океана. Португалия. Быстрая прогулка...

Письмо шестое. Как поверить в легенду о камне красноречия и что бывает с теми, кто прошел через Ведьмино логово

Сегодня из Ирландии – не письмо даже, а сказка. Сказка старая, но для легкости восприятия в современном переложении. Чтоб уж прониклись все скептики. Ну а кто на слово не поверит, всегда может проверить: путь-дороженька указана, вперед! Главное – в ведьмино логово не угодить, хотя и в том есть своя польза...  

Жизнь и смерть комсомолки Маландиной, или Цена освоения Колымы

Она мечтала посвятить свою жизнь музыке, но пришлось пойти на завод, чтобы помочь бабушке вырастить младших братика и сестренку: они рано остались сиротами. А потом... отправилась на Колыму. Не по этапу, но ведомая лишь комсомольским задором и энтузиазмом. И здесь ее жизнь оборвалась. Очень рано...

Экспедиция в… прошлое: лагерь «Бутугычаг»

Прямо сейчас наш автор Иван Паникаров и московский предприниматель Андрей Петрин «сочиняют» очередную экспедицию по колымским лагерям. Мы же представляем вниманию читателей РС рассказ о прошлогоднем их «восхождении» к лагерю «Бутугычаг».

Капитаны свободного плавания

Путешествовать можно по-разному. Но чем выше степень свободы, тем больше впечатлений, тем интересней. А куда уж выше, если у тебя – собственная яхта! Яхта? – удивитесь вы, – ну это точно не про меня. Артем Москвин, простой «сухопутный парень» из Омска, рушит стереотипы: яхта – это доступнее, чем кажется. 

Быт и нравы итальянской провинции

...Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря... Вряд ли итальянские родственники Натальи Мироновой читали Бродского, однако выбор сделали ровно такой. Так какая же она – глухая провинция у моря – не в поэтической фантазии, а в самой что ни на есть реальности? Знакомьтесь: все просто, подробно, наглядно.

Вот так вот, запросто – в Америку, или Колымский странник, герой поэмы Евгения Евтушенко

Чтобы добраться до Колымы, он оседлал... мотоцикл. Чтобы остаться здесь – развелся с молодой супругой. Чтобы увидеть «русскую землицу» – Аляску – махнул в Америку, да и «пробежал» ее всю автостопом. В 70 лет всерьез собирался в кругосветку. Жил счастливо и полно... Может быть, потому и стал героем поэмы Евгения Евтушенко.

Вильнюсу вместо прощания

Аня возвращается домой из «плена», дорисовывая на ходу картинку прощания с «местом заточения». Немного очень вкусного Вильнюса вам перед встречей – чуть горького поначалу, слегка ванильного после, вдруг местами сладкого и приторно-… соленого под конец. Но всегда – очень вкусного. Неповторимая Анина кухня слов... 

Одна итальянская свадьба. Как это бывает на самом деле

Только сегодня и только у нас! Настоящая итальянская свадьба: прямой репортаж. Серенада под балконом невесты, венчание в соборе, званый вечер в усадьбе итальянских аристократов... Что принято дарить, в чем принято приходить, что принято подавать на стол... Все мифы, традиции и реальность. Только для вас!

Антирыбалка, или Почти библейская история о возникновении видов…

Это история о возникновении жизни. Ни много, ни мало. Вот так вот скромно. Приехали странные люди, выпустили Стадо, а получился – Народ. И ожил пруд... Ничего не напоминает?.. Да, в процессе этой антирыбалки ни один карп не пострадал...

Хиппи, «эльфы» и Джон Леннон. Питер наизнанку

Погружение продолжается. Автор обнаруживает самоуправляемую и независимую коммуну художников, хочет подняться по улице Джона Леннона – единственной в мире, уходящей строго вертикально, пытается сыграть на утюгоне, горюет, что Эльфийский садик уже не тот, и под занавес пропускает рюмочку «Боярского».

Боярский, Друзь и Пушкин. Питер «не с того» ракурса

За много-много посещений северной столицы насытившись ее парадными видами, автор наконец-то сказала себе: хватит! И решила взглянуть на город с изнанки. Или, более культурно – «с другого ракурса». Нашла достойных проводников и... ползком по Питеру... по подворотням, рок-кафе и там, где Пушкину стоять не велели.

Покорители колымских высот

Наверное, последнее, с чем ассоциируется Колыма – это туризм. Все ж не Багамы, не Сейшелы, не Кавказ. И тем не менее, об энтузиастах-туристах, о первопроходцах-альпинистах, первых покорителях горных вершин этого сурового и красивого края, – в очередном материале Ивана Паникарова. 

Как русские бриллианты стали достоянием Чехии

Супругой первого главы независимой Чехословакии Карла Крамаржа была русская – Надежда Абрикосова (урожденная Хлудова). Вилла, построенная на ее деньги в Градчанах, сейчас имеет статус государственной резиденции. А ее фамильные брилланты – украшение чешского «алмазного фонда». 

Письмо пятое. О фольклорном компоте, жертвенном алтаре, адском отрыве на Oxygen’е, радуге для мэра и… что же такое «Гиннес», если не пиво

...когда смолкают волынки и свирели, на сцену торжественно выходит старый добрый рок-н-ролл... Сегодня – Ирландия на слух, на цвет и... вкус. О том, как слышат, что видят и в какой компании предпочитают ужинать на самом изумрудном острове планеты...

Кино про Исландию, или обычные истории «золотого кольца»

Это – кино. В нем пять серий, и каждая – история, равная жизни. Это несомненный арт-хаус, потому что в кадре – ни одного лица, только исландские пейзажи, от которых веет меланхолией дождей и туманов, и закадровый голос, чаще авторский, с редкими репликами персонажей... 

Санторин: серп Атлантиды

Сперва – на вулкан. Тот самый, что погубил Атлантиду. Оттуда, пока подошвы еще не остыли, – в столицу заката, прощаться с солнцем. Запиваем все это вином с привкусом пепла. А утром – подъем на скалу, в гости к потомкам дорийцев. Здесь только море на обе стороны и ветер солью оседает на губах...

Львы Аполлона острова Делос и прочая жизнь

Нереальные делосские львы, остров тысячи храмов – Тинос, столица Киклад греческих – Сирос и Парос, где держал флаг граф Орлов, когда архипелаг принадлежал России. Четыре острова за пять дней: скоропись Эгейского моря...

Миконос: осколок покоя

Я не помню сколько и где путешествовал. Иногда считаю, но после забываю опять. Немного. Очень немного. Мир больше. Но каждую осень, где-то в начале сентября, где б ни был, я начинаю чувствовать совершенно особый запах – запах островов. Это запах Киклад. Он не выветривается уже 13 лет. Никакими иными странствиями...

Крит: аура места

Кто не был на Крите, поднимите руки. Опустите. Все были на Крите. Ну почти. Мы – раза три. Но первый взгляд, первые впечатления – неповторимы и незыбываемы. Тем более, что они были щедро «приправлены» Кикладами. И тем более, что не все они повторимы: остров меняется, аура места тает...

Дмитрий Маликов в Марокко: маленькая победа над большой пропастью

Последняя из первой серии историй о путешествиях Дмитрия Маликова. На этот раз – Марокко. Дюны и барханы пустыни, заснеженные горные перевалы, пропасти водопадов, от которых захватывает дух... Все это и еще чуть-чуть в (как всегда к сожалению) коротком рассказе.

Авраам Шифрин, настоящий шпион

Его отца признали «врагом народа». Но даже после этого он старался стать достойным гражданином страны Советов. Воевал, дважды был ранен, стал прокурором. Думал – вот уж теперь сумеет покарать тех, кто незаслуженно осудил отца. Но быстро понял, что до них не добраться. И тогда он решил отомстить...

Прохор Прохоров со Стрелки: один на один с тайгою…

Семьи он не знал, имя и фамилию получил в детдоме. Потом – война, плен, батрачил сперва в Германии, затем в... Австралии! Мог бы остаться, получить землю и жить безбедно, но тянуло на Родину. Вернулся. Без суда и следствия – 58-я, лагеря и мёртвый поселок Стрелка, как последнее пристанище Колымского робинзона...

Армения: почему русские любят зеленый чай и фантомный папа

Когда в Москве – холодно, а в Париже – дорого, то в самый раз – Ереван. Особенно, если до дня рождения всего пара недель... О спонтанном путешествии к «бывшим нашим» – в очередном воспоминании-сне Анны Акимовой. 

Невельской. Глава XV, заключительная. На Петровской косе: в сердце свершений

«...И ты, вот уж действительно, на вершине счастья! – с улыбкой восклицает Воробчуков. – И в тот момент тебе вообще больше ничего не нужно. Абсолютно. Мечта сбылась. Ты – на вершине. Это как взойти на пик». Главный этап экспедиции: Николаевск-на-Амуре – залив Счастья – Петровская коса...

Там, где все это было: из Де-Кастри мимо озера Кизи в Николаевск-на-Амуре и далее – на Петровскую косу. Фотопоток

В этом репортаже – уникальные фото. На Петровской косе, конечно, бывают, но чтобы зимой – отважных мало. Тем более издалека. Тем более – с фотоаппаратом. Сергей Анатольевич Воробчуков, как собственный фотокорреспондент «Русского следопыта» – из залива Счастья!

В поисках итальянских сокровищ

«Вот за это я люблю свою жизнь в Италии: здесь сокровища на каждом шагу. Только найдешь одно, порадуешься, как тут же натыкаешься на другое»... Наталья Миронова вместе со своими итальянскими родственниами... наслаждается окрестностями Генуи. 

Причины уступки Аляски. Часть III. Кто это сделал: поименно

В 2017 году Россия отметила (не отмечая) 150-летний юбилей уступки Аляски Соединенным штатам. Подробно разобрав все причины этой странной сделки, в третьей части своего исследования мы отвечаем на вопрос: кто это сделал? Кто предложил, кто провел в жизнь, кто благословил?

Дмитрий Маликов в Марокко: маленькая победа над большой пропастью

Последняя из первой серии историй о путешествиях Дмитрия Маликова. На этот раз – Марокко. Дюны и барханы пустыни, заснеженные горные перевалы, пропасти водопадов, от которых захватывает дух... Все это и еще чуть-чуть в (как всегда к сожалению) коротком рассказе.

Невельской. Глава XIII. Сергей Воробчуков: одиночный пробег сквозь космос всей страны

Если одну мечту мечтать всю жизнь, то жизнь получится довольно тусклой. Мечты нужно стремиться исполнить. Чтобы освободиться, вздохнуть и раскрыться навстречу новым. Этот текст – по сути, о том, как исполнять собственную мечту. Просто. Спокойно. До конца. И продолжение следует...

Невельской. Глава IX. Гордое: «Я решился действовать вне повелений!» И расплата за дерзость

Взять всю ответственность на себя – на это способен не каждый. Противостоять всем могут немногие. Сохранять абсолютную уверенность в себе среди любых бурь – дар на грани безумия. Что же спасает и бережет? Лишь знание, твердая убежденность, вера в то, что все тобою творимое – правильно, пойдет во благо твоей стране и потомкам. 

Синий йод – эликсир, спасавший жизни…

Если ты – Человек, то в любых условиях им останешься. Жизнь и судьба доктора Владимира Мохнача – тому подтверждение. Блестящий врач, высокообразованный человек, оказавшись по навету в колымских лагерях, даже здесь оставался верен клятве Гиппократа и изобрел лекарство, спасавшее жизни...  

Оазис Сива: Шали – город, расплавленный дождем

Шали – это центр Сивы. В свое время город постигла та же участь, что и Агурми – здесь все расплавил дождь. Но со временем, захватывая и окраины руин, вокруг выросла современная столица оазиса – Сива-сити. 

Дзен по-грузински, или сны о Тбилиси

В чем волшебство Грузии? Помните, как Мэри Поппинс давала детям выпить лекарство, и каждый из них чувствовал вкус того, что любит больше всего на свете? Так и с Грузией: она дает именно то, что ты ищешь в данный момент жизни. И если ты ей доверишься, она удивит щедростью своего подарка.

Кадыкчан: закат, или Очень стойкие руины

Кадыкчан – не единственный мертвый город. Просто один из наиболее известных. Потому что – потрясает. Здесь было все. Остались только руины. Взрыв на шахте стал как будто сигналом. После того, как ее закрыли, город был обречен...

Семь островов: путешествие по Криту и Кикладам

Сокращенная версия этого фоторепортажа – уже классика жанра. Много-много лет собирает просмотры на «профильном» сайте greek.ru. Пришла пора вернуться домой... Только у нас! Смотрите большой фотоотчет о действительно большом плавании. Подробности следуют...

Тот самый Ангел, что построил Airbus

Его зовут Анджело. Он итальянец. Сейчас в свои 34 – ведущий аэрокосмический инженер в Европе. Учился в Милане, в Калифорнии и… в Омске. И да, он в самом деле проектировал Airbus. И еще спутники. И не только… 

Омск: о мысленных клубках и родимых пятнах

Воспоминания начинаются... с запахов. Ты сам это знаешь давно, поэтому автору веришь – сразу. Веришь, а после удивляешься: ты ведь сам живешь в этих самых воспоминаниях, можешь все их проследить – ниточка за ниточкой. Потому что речь – об Омске. Ее и твоем родном Омске. Но в ее воспоминаниях он – волшебен...

Свой мёд Артема Москвина

Артем Москвин уверен, что пчеловодство – перспективный кластер малого (и не только малого) бизнеса. А омский мед вполне достоин того, чтобы стать отечественным брендом.

Марина и Прага: роман душ. Часть первая. Адреса

Чехия в жизни Марины Цветаевой – это несколько лет жизни, начиная с августа 1922 года. Здесь – после долгой военной разлуки – она вновь встретилась с любимым мужем. Здесь написала свои лучшие поэмы. Здесь родила единственного сына. Здесь вновь влюбилась – горько и странно...

Письмо первое. Как найти то, что искал, и как понять, что именно это тебе и было предначертано. Или же попросту – где находится рай

Каждый в этой жизни ищет свою любовь, ищет свой дом, ищет смысл жизни. Автор писем с изумрудного острова все это нашел. Для этого, правда, понадобилась целая жизнь. 

Каир. В гостях у Аладдина, или хранитель мечети Сулеймана-паши

Одно из сокровищ Каира – Цитадель, в которой никак не пропустишь главную мечеть – Мухаммеда Али. Но за ней, во двориках, настоящая жемчужина – мечеть Сулеймана-паши. И главная ее «достопримечательность», конечно, – сам хранитель...

Миражи Абу-Даби, или По другую сторону от нуля

Что может быть хуже холодного мая в Сибири? Только 50-градусная жара, накрывающая сразу на трапе самолета, приземлившегося в Абу-Даби... Какими еще недостатками и чудесами наполнен этот «дивный жаркий мир», эта утопия во плоти, воплощенная на крошечном кусочке суши на берегу Персидского залива?..

Алтай, Северо-Чуйский хребет: дорогою сердец

Здесь – речь про камни. В форме сердца. Их было много. Наверное, сотни. И они нас как бы «вели» по тропе. Как стрелки. Как указатели. От перевала Абыл-Оюк и до самой Курайской степи. Некоторые (многие) были так хороши, что расстаться с ними мы не смогли. Поэтому рюкзаки к концу похода стали не легче, а совсем наоборот...

Все нормально, мама, я на краю света!

До обидного короткий рассказ о грандиозном путешествии. Путешествии длиною в год. Без малого. За это время простые ребята из Азовского района Омской области посетили столько стран, что, расскажи они о каждой всего одну историю – и хватило бы на месяц публикаций... 

Манифест Ивана Паникарова

Иван Паникаров хорошо известен не только в России, но и в мире. Известен благодаря своему увлечению, ставшему его жизнью. Пожалуй, мало кто знает больше него об истории Колымы, о ГУЛАГе. И эту историю, которую рисуют главным образом черной краской, он – в силу своих знаний, опыта, многолетних изысканий – может писать в полноцветной гамме. 

Минск. Ночь. Мокрый снег

Белорусская столица необычайно уютна, красива и чиста. Как будто завтра здесь должна начаться какая-нибудь Олимпиада или другой международный форум подобного же ранга. Однако если уже несколько дней провел в этой стране, то понимаешь – никаких особых приготовлений и припудриваний: здесь всегда так. 

Тифлис: мертвый Авлабар и детство Сергея Лаврова

Самое удивительное и нежное воспоминание о Тифлисе… История о покинутом квартале, детстве министра иностранных дел, расстрелах и подпольной типографии в сердце Грузии. Теплой кавказской ночи вам!

Сахалин. Мыс Жонкиер, или Как мы в кривой тоннель ходили

Мыс Жонкиер и скалы Три брата как бы прикрывают собою гавань Александровска-Сахалинского. Сквозь скалу пробит знаменитый тоннель, из-за ошибки в рассчетах получившийся кривым. Побывать в Александровски и не сходить в тоннель – как минимум странно. И мы пошли. В самую пургу. 

Капитаны свободного плавания

Путешествовать можно по-разному. Но чем выше степень свободы, тем больше впечатлений, тем интересней. А куда уж выше, если у тебя – собственная яхта! Яхта? – удивитесь вы, – ну это точно не про меня. Артем Москвин, простой «сухопутный парень» из Омска, рушит стереотипы: яхта – это доступнее, чем кажется. 

тонапа – раз, два...
или как добраться до анапы на сереньком мыше

Подробности
silk-way.jpg

Сердце Белоруссии
Минск. Ночь. Ноябрь. Мокрый снег

silk-way.jpg

Хатынь
Место молчания

Подробности
silk-way.jpg

греческие острова
по Криту и Кикладам

Подробности
silk-way.jpg