Ирландия:
Письма с изумрудного острова

Подробности
slide-item

марина и прага:
роман душ

Подробности
slide-item

Командировка
По следам Невельского

Подробности
slide-item

Последние обновления

Владимир Лемберк: «У каждого своё место, где он может найти нирвану»

В это лето на Алтае сошлись дороги шести русских и шести чешских туристов. И так сложилось, что чехи помогли русским преодолеть самый сложный перевал маршрута – Абыл-Оюк. Этот текст о Владимире Лемберке, зоологе, публицисте и путешественнике, который как раз вел чешскую группу. 

Белорусский ноябрь. Ночь в Катынском лесу

Беларусь все ближе. Но, доехав до поворота на Смоленск, мы сворачиваем. Чтобы увидеть Катынь. Ночью. Невероятно, но нам это разрешают. Более того, один из охранников становится добровольным экскурсоводом. 

Белорусский ноябрь. После бала. Там, где жили Воланд, Коровьев и Бегемот. Там, где Маргарита «работала» королевой

Здесь жил сам Булгаков. Сразу, как перебрался в Москву. После, в своей великой книге «Мастер и Маргарита» он сюда же поселил Воланда со всей свитой. И в этой же коммунальной квартире №50 жила женщина – прототип Аннушки, что разлила масло... Добро пожаловать в «нехорошую квартиру»!

Белорусский ноябрь. Прелюдия. Как пройти к Воланду, теория фур и Адам Смит от Пушкина

Любое путешествие – это не просто сели-поехали-приехали-посмотрели-вернулись. Нет. Это еще и цепочка предшествующих ассоциаций и событий. Так и в тот раз. Прежде, чем оказаться в Белоруссии, мы сходили... на бал к Воланду. А после еще перечитали Пушкина. Перед ночью в Катынском лесу...

Корю Нисикава Пятый: хранитель кукольных душ из Хатиодзи

Всю свою жизнь он играет в куклы. В куклы, самой младшей из которых – уже за 40. А старшая – ровесница театра, основанного его предками более полутора веков назад. И признанного теперь избранной нематериальной национальной ценностью Японии... 

Итальянские привычки, от которых закипает кровь. Часть вторая

Невероятно. Невозможно. Но... Наталья Миронова, этот безжалостный критик, беспощадный и внимательный наблюдатель, по сути... признается в любви! Итальянцам! Нет, не сразу, конечно. Сперва она с сарказмом препарирует их любовь к... сарказму. Осудит говорливость. Проклянет приверженность здоровому образу жизни. Анатомически разложит страсть к курению. Пристыдит и... 

Тропы Рериха: в Санкт-Петербурге появился путеводитель по местам Николая Рериха

Парадокс, но наследие автора пакта о защите культурного наследия сейчас само оказалось без защиты. Так считает наш земляк Слава Янке, объясняя почему он решил создать (и создал) интерактивный путеводитель по местам Николая Рериха в Санкт-Петербурге...

Колыма, Ягоднинский район: так начиналась история…

История упадка и разрушения... нет, не Римской империи. Всего лишь – одного района Колымы. Ягоднинского. Ставшего родным для нашего автора Ивана Паникарова. Некогда форпост освоения богатств этой земли, теперь едва-едва дышит. На пике, в 1985-м году здесь жили и трудились более 50 тысяч человек. Теперь – семь...

Алтай: тропа Димитрии. Чуйским трактом от Горно-Алтайска до перевала Чике-Таман

Чуйский тракт – дорога, у которой есть собствнный музей. В Бийске. Хотели зайти, но не сложилось. Зато по самому тракту намотали немало. Этот фоторепортаж – о коротком сравнительно отрезке между столицей Республики Алтай и перевалом Чике-Таман, где нас накрыли сумерки. Мы мчались в горы...

Все нормально, мама, я на краю света!

До обидного короткий рассказ о грандиозном путешествии. Путешествии длиною в год. Без малого. За это время простые ребята из Азовского района Омской области посетили столько стран, что, расскажи они о каждой всего одну историю – и хватило бы на месяц публикаций... 

Алтай: тропа Димитрии. Аяс – значит ясный и другие откровения последней грозы…

Вот и всё. Мы возвращаемся. Окончательно. Бесповоротно. Последний отрезок пути – сквозь Курайскую степь – ничуть не менее прекрасен, чем все предыдущие. И событий-происшествий еще хватает... Настолько, что на другой день мы уже... просто отказываемся (интуитивно, подсознательно) что-либо впитывать.

Собираясь на расстрел, он завязывал галстук, стараясь, чтобы узел вышел красивым. И ушел, напевая…

Это обыкновенная история об обыкновенном человеке. О том, как можно жить. О том, почему нельзя мириться с тем, что происходит вокруг. И о том, как нужно уходить. Это последнее – пожалуй, главное. По крайней мере, именно то, как он собирался на свидание со смертью, запомнилось тем, кто тогда был с ним рядом, ярче всего...

Алтай: тропа Димитрии. The end. Сны кедрового леса, или Последняя пешая бесконечность…

Как заканчивается поход? Да по-разному. Но нам снова повезло: здоровый сон под сенью кедрового леса, на утро – не менее здоровая банька с высокогорными (а это да, все еще выше двух тысяч метров над уровнем моря) ваннами. И – вместо зарядки – восьмерочка, петля-бесконечность последнего пешего перехода...

Итальянские привычки, от которых закипает кровь

К чему привыкли итальянцы? Причем настолько, что уже сами этих привычек не замечают? В чем они по сравнению с нами – как люди с другой планеты? Наш автор составила хит-парад проявлений итальянского менталитета, от которых у «чужих» с непривычки буквально закипает кровь, да.

Шаолинь: как мечта детства стала делом жизни

Кем ты будешь, как правило, становится ясно уже в детстве. У Жени Эрмана мечта была обычной и экзотической одновременно. Не всякий «очаровавшись» мастерством Брюса Ли, доберется до монастыря Шаолинь и уж тем более – до изучения подлинных практик. Евгений Эрман стал мастером, и сейчас у него – своя школа.

Тухачевские: судьбы членов семьи расстрелянного маршала

47 процентов россиян в возрасте до 26 лет НИКОГДА ничего не слышали о сталинских репрессиях. Статистика. Этот и другие материалы – чтобы слышали. Чтобы знали. Только вдумайтесь: по ложному обвинению расстрелян был не только маршал СССР, но и его жена, родные братья, мужья его сестер. А женщин – в лагеря или ссылки. За недоносительство. 

Алтай: тропа Димитрии. С Купола в Актру, или Минус тысяча пятьсот

У нас не было ни одного пустого, простого, неинтересного дня. И вот предпоследний – казалось бы, просто спустись. С Купола (отметка 3556 м) в альплагерь, что на 2150. Да, почти полтора километра, но это же – вниз. Мы смогли, без вопросов, но... к концу оставшись уже не вполне в живых...

Алтай: тропа Димитрии. Утро на 3556

Все прелести утра на высоте 3 556 метров над уровнем моря. Самого высокого и... самого последнего утра в горах. Следующее мы встретим уже «на равнине», в альплагере «Актру». А пока... пока мы взбираемся на Купол Трех Озер. Верхнюю точку нашей Тропы Димитрии. 

Грузия, Кахетия. Поместье для счастья

Конечно, это утопия. Но почему не попробовать? Обустроить уголок пространства так, чтобы на нем было хорошо и уютно, собрать людей, которые сумеют жить рядом друг с другом в мире, понимании, взаимоуважении... Стоит попробовать. Это как минимум. Тем более, если местом для этого будущего рая выбрана Кахетия...

Монтенегро – страна седых гор и московской речи. Часть третья

Королевские пляжи и остров-отель св. Стефана, где отдыхали Софи Лорен и Сильвестр Сталлоне, панорамы Будванской ривьеры и колорит горных деревенек из фильмов великого Кустурицы, аскетизм монастырей и изобилие местных рынков: маленькая, но такая огромная Черногория, часть третья, заключительная...

Верона. Письмо к Джульетте

Отбирая хлеб у нашего постоянного итальянского корреспондента, Валерия Калашникова вторгается в Верону. Где, кажется, бывает чаще, чем в омских Нефтяниках – настолько хорошо ориентируется в городе. А виновата в том, оказывается... Джульетта! В чем Валерия и признается. Эпистолярно. Хотя девушке уместнее было бы переписываться с Ромео...

Дмитрий Маликов в Марокко: маленькая победа над большой пропастью

Последняя из первой серии историй о путешествиях Дмитрия Маликова. На этот раз – Марокко. Дюны и барханы пустыни, заснеженные горные перевалы, пропасти водопадов, от которых захватывает дух... Все это и еще чуть-чуть в (как всегда к сожалению) коротком рассказе.

Синий йод – эликсир, спасавший жизни…

Если ты – Человек, то в любых условиях им останешься. Жизнь и судьба доктора Владимира Мохнача – тому подтверждение. Блестящий врач, высокообразованный человек, оказавшись по навету в колымских лагерях, даже здесь оставался верен клятве Гиппократа и изобрел лекарство, спасавшее жизни...  

Дзен по-грузински, или сны о Тбилиси

В чем волшебство Грузии? Помните, как Мэри Поппинс давала детям выпить лекарство, и каждый из них чувствовал вкус того, что любит больше всего на свете? Так и с Грузией: она дает именно то, что ты ищешь в данный момент жизни. И если ты ей доверишься, она удивит щедростью своего подарка.

Семь островов: путешествие по Криту и Кикладам

Сокращенная версия этого фоторепортажа – уже классика жанра. Много-много лет собирает просмотры на «профильном» сайте greek.ru. Пришла пора вернуться домой... Только у нас! Смотрите большой фотоотчет о действительно большом плавании. Подробности следуют...

Омск: о мысленных клубках и родимых пятнах

Воспоминания начинаются... с запахов. Ты сам это знаешь давно, поэтому автору веришь – сразу. Веришь, а после удивляешься: ты ведь сам живешь в этих самых воспоминаниях, можешь все их проследить – ниточка за ниточкой. Потому что речь – об Омске. Ее и твоем родном Омске. Но в ее воспоминаниях он – волшебен...

Тур по «местам не столь отдалённым». Часть I. «Днепровский»

Две тысячи километров по колымскому бездорожью ради того, чтобы посмотреть... лагеря?! Те самые, что составляли «архипелаг» ГУЛАГ... Вот это «тур»! Этот текст – о том, зачем все это было нужно благополучным столичным бизнесменам, и что им пришлось преодолеть на пути к цели. 

Свой мёд Артема Москвина

Артем Москвин уверен, что пчеловодство – перспективный кластер малого (и не только малого) бизнеса. А омский мед вполне достоин того, чтобы стать отечественным брендом.

Трасса «Колыма»
Дорога к Охотскому морю

Подробности
silk-way.jpg

Египет'2007
Сквозь Сахару

Подробности
silk-way.jpg

тонапа – раз, два...
или как добраться до анапы на сереньком мыше

Подробности
silk-way.jpg

Сердце Белоруссии
Минск. Ночь. Ноябрь. Мокрый снег

silk-way.jpg

Хатынь
Место молчания

Подробности
silk-way.jpg